Ночное интервью с актером Артемом Находкиным: "Самое главное, чтобы нам не стало всё равно. Когда станет – тогда конец"

12 ноября 2011, 04:23

Три года назад в Новосибирске стало одним театром больше. «Первый театр» появился благодаря инициативе выпускников местного театрального вуза, среди которых Артем Находкин. Он не только играет в спектаклях, но сам режиссирует, участвует в монопостановках и презентует комедийный проект собственного сочинения «Постебушки» на сцене кабаре-кафе «Бродячая собака».

- Артем, расскажите, как появился «Первый театр»?

- После окончания института оказалось немало единомышленников, которые решили не просто пойти в те театры, которые есть в Новосибирске, а создать свой. Мы назвали его «Первый» не потому что претендуем на звание лучшего, а потому что для нас, выпускников, он стал первым.

Сначала были перфомансы. Потом появилась своя сцена в ДК имени Октябрьской революции. Там дали на цокольном этаже комнатку, аудиторию 2 на 3 метра и зал почти на 90 мест. Об этой сцене остались самые теплые воспоминания, там сыграли первый спектакль «Калека с острова Инишмаан». Зал камерный, позволял тесно общаться со зрителем.

- Вы единственный актер «Первого театра», который играет моноспектакли. В театральной среде такие «одиночные» выступления считаются высшим пилотажем, ведь приходится рассчитывать только на себя…

- Да, все говорят, что такие спектакли сложнее играть. Но мне уже привычно, потому что я не первый год этим занимаюсь. Моноспектакль для меня это разрушение стереотипов. Есть же такое мнение, что моноспектакль - это что-то скучное, выходит один человек, начинает что-то там рассказывать. Неправда, моноспектакль – это интересно, действие в нем может проходить не только на сцене, но за сценой. Ты здесь один, как призма. Полноценный спектакль, полноценные декорации, звуки, музыка. На подобных представлениях и я общаюсь со зрителем как сейчас с тобой. Однокурсники мои из других театров Егор Овечкин, Никита Сарычев тоже играют моноспектакли. Недавно поставили «Шинель» по Гоголю, моноспектакль на двоих.

- Артем Находкин это, прежде всего, кто, актер или режиссер?

- Я могу назвать себя художником в кавычках. Считаю, что нужно многое уметь. Мне нравится всем подряд заниматься, декорации придумывать, раскрашивать их, нравится ставить капустники, играть в спектаклях... В лаборатории я выбрал пьесу «Убийца» драматурга Александра Молчанова. Показ будет 22-го ноября, сейчас уже прошло две читки, будем делать эскиз спектакля. Чтобы его поставить нам дали площадку всего на четыре дня.

- Я слышала, с собственной сценой для выступлений у вас проблемы. Это действительно так?

- В ДК им. Дзержинского мы находимся на птичьих правах, здание принадлежит полицейским. Они сдают зал в аренду и здесь часто проходят корпоративы и концерты разные. Нас загнали в крошечную гримерочку, негде переодеться. А недавно руководство еще и запретило пользоваться туалетом, говорят, идите в общий. Не знаем как грим смывать. Мы не успеваем к началу спектаклей ставить декорации, потому что, бывает, зал становится местом для встречи увлеченных продукцией «Amway». А однажды мы показывали детский спектакль «Бременские музыканты», зал был заполнен на двести мест. Нас всех выгнали и артистов, и зрителей – устроили какой-то концерт. Плохо всё это. Смотрю, какие-то девочки поют, плохо поют. Так раздражает это! Пытаешься что-то светлое донести, искания какие-то свои . Всем все по фигу! Самое главное, чтобы нам не стало всё равно. Когда станет – тогда конец.

- Сейчас много спорят – нужна «реконструкция» оперы, театра… Многие выступают против «принижения», вседоступности искусства. Как вы считаете?

- Вы понимаете, что театр это еще и средство. Мы не только в мозг попадаем. В театр люди приходят себя показать и на других посмотреть. Тем более он находится, как правило, в центре. Я вырос на окраине Новосибирска, и для меня всегда был праздник приехать в центр, хоть в одну руку воздушные шары бери, а в другую флаг. До сих пор у людей такое сознание. Есть театр академический, да туда приходят люди в красивой одежде, есть театр камерный, где зритель ищет что-то вместе с тобой. И все равно в какой он одежде, главное, чтоб не в сапогах в навозе.

- Молодые провинциальные актеры страдают «столичной мечтой», перебираются в Москву или Петербург. Вы не планируете переезд из родного города?

- Да я думал об этом, и не знаю, что день грядущий нам готовит. Но если сейчас приоритеты расставлять, то я люблю свой театр. И в Новосибирске дел непаханое поле. К тому же только крысы бегут с корабля. Когда надоест все это, когда этого станет мало, ведь нас душат, душат… У труппы уже были мысли уехать в Архангельск или Екатеринбург, нас звали туда, а здесь не дают ничего делать, не помогают… И к тому же быть счастливым можно и в Москве, и в Питере, и в том же Екатеринбурге, и в деревне. Есть люди победители, а есть - побежденные. Многие покупают квартиру, машину, телевизор смотрят его каждый вечер и довольны. Вот они победители, а мы побежденные, потому что нам всегда чего-то не хватает! Мы же творческие люди, нам нужно что-то в себя запустить, питаться чем-то новым. Нечем питаться, нечего и сказать! Когда я иду в театр, я думаю, как я счастлив, что у меня нет работы, я иду и занимаюсь любимым делом. Зачем какие-то там Москва или Питер?