Договорная труба

Али Алиев
30 ноября 2011, 08:54

Председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер провел совещание с производителями трубной продукции. Участники совещания согласовали формулу цены, которая будет использоваться при заключении контрактов на поставку труб, в первую очередь — большого диаметра (ТБД).

Фото: ИТАР-ТАСС
Трубные компании согласовали с «Газпромом» формулу цены на свою продукцию

Стороны договорились о начале заключения среднесрочных (на один-два года) и долгосрочных (свыше двух лет) контрактов на поставку ТБД на основе формулы цены с 1 января 2012 года. Для других видов трубной продукции формулу планируется доработать до конца 2012 года.

Отныне цена продукции Трубной металлургической компании (ТМК), Объединенной металлургической компании (ОМК), Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ) и входящего в «Северсталь» Ижорского трубного завода будет рассчитываться исходя из котировок цен на металлургическое сырье (железорудный концентрат, коксующийся уголь и стальной лом), стальной лист и трубы большого диаметра, а также индекс изменения цен производителей промышленных товаров. Изменение значений показателей будет отслеживаться на основании данных Минэкономики и ведущих отраслевых агентств (Steel Business Briefing и Metal Bulletin Research).

Введение формулы должно покончить с ценовыми спорами «Газпрома» и трубопрокатчиков. До сих пор стороны договаривались только об объемах поставок ТБД (как правило, на год), цены же согласовывались отдельно каждый квартал. Это не раз приводило к конфликтам с привлечением в качестве арбитра ФАС и правительства. Цена листа, составляющая порядка 70% себестоимости трубы, привязана к рыночным котировкам, а «Газпром» закупает трубы исходя из своего годового бюджета.

Весной 2011 года ЧТПЗ и ТМК пожаловались в ФАС на «Северсталь» и Магнитогорский металлургический комбинат. Трубники заявили, что производители стального листа сознательно завышают цену на свою продукцию, что приводит к росту издержек. ФАС пообещала разобраться в этом споре.

Формула цены разрабатывалась последние полтора года по поручению премьер-министра Владимира Путина. Изначально обсуждалось два варианта: ценообразование на основе стоимости сляба (полузаготовка трубного листа) и металлургического сырья, а также листа и самих труб. В итоге договорились по второму варианту.

Новая система определения цен на трубы большого диаметра с 2012 года более адекватно отражает интересы производителей и «Газпрома», считает аналитик» «Инвесткафе» Виталий Михальчук. «Таким образом, производители труб будут застрахованы от повышения цен на сырье, от которых зависит себестоимость листов и трубных заготовок. „Газпром” по такой формуле сможет заключать долгосрочные контракты», – говорит он.

Директор департамента Due Diligence  «2К Аудит – Деловые консультации/Морисон интернешнл» Александр Шток согласен с тем, что переход на долгосрочные контракты будет выгоден как газовой монополии, так и производителям труб. «Свои тонкости в ценообразовании сохранятся, однако основной ориентир в виде мировых цен на сырье позволит сделать формулу ценообразования более прозрачной, – отмечает он. – Трубники получат возможность планировать закупки сырья у металлургов исходя из объемов заказа. Это значительно снизит производственные риски компаний. „Газпром”, в свою очередь, сможет планировать свое инфраструктурное развитие исходя из нынешней конъюнктуры, снижая риски ценовых колебаний в будущем».

По мнению аналитика, для российских производителей труб сотрудничество с «Газпромом» на основе долгосрочных контрактов станет дополнительным преимуществом перед зарубежными конкурентами. «Особенно актуален этот момент в преддверии вступления России в ВТО, – считает Шток. – В то же время нельзя исключать и возможных осложнений при переходе на долгосрочные контракты. В первую очередь это касается контрактов сроком от двух и более лет. В этот период возможны весьма серьезные колебания на сырьевых рынках, особенно учитывая нынешнюю ситуацию в мировой экономике. И это может привести к определенным сложностям при исполнении контрактов как со стороны трубников, так и со стороны „Газпрома”».

«Проблема не в ценообразовании ТБД, а в том, что ситуация может меняться достаточно быстро, и в результате какая-либо из сторон все равно будет ущемлена, хоть незначительно, но будет, – говорит ведущий эксперт УК „Финам менеджмент” Дмитрий Баранов. – Правда, это потом может быть „отыграно”, когда ситуация поменяется на противоположную. К тому же вряд ли „Газпром” будет постоянно отслеживать цены на все составляющие труб, чтобы потом предъявлять претензии производителям, скорее, это просто некий инструмент контроля, о котором знают и производители, и потребитель, потому что в указанный перечень не вошли все параметры, например, нет в перечне стоимости топливно-энергетических ресурсов, транспортных расходов. Тем не менее, сам факт подписания документов можно считать несомненной удачей для каждой из сторон».

Аналитик напоминает, что это все же не соглашение о сотрудничестве, а лишь определение порядка формирования цены на ТБД, и в данном случае речь идет не о выгоде, а о том, что стороны достигли взаимопонимания в том, как формировать цену на трубы, что сделало процесс ценообразования более простым. «Непосредственно соглашение о поставках труб будет приниматься с учетом данного документа, но в его основе будут лежать все же другие факторы, как-то: качество труб, условия поставки, и конечная цена», – отмечает он.

По словам аналитика ФГ БКС Олега Петропавловского, если рассмотреть как пример всю металлургическую цепочку, то, несмотря на уже трехлетний юбилей появления в ней формул цен, конфликты продолжают возникать – тут можно вспомнить и АвтоВАЗ, и Уралвагонзавод, и тех же трубников, которые уже неоднократно обращались к правительству по поводу ценообразования на их сырье. «Из этого следует, что появление формулы цены не сможет предотвратить возникновение конфликтных ситуаций между трубниками и их потребителями, особенно при резком изменении цен, – считает он. – Даже сейчас трубники подвержены негативному или позитивному влиянию резкого изменения цен на сырье, так как в этот момент могут иметь более дорогие или более дешевые запасы. В связи с этим как потери, так и выгоды в определенный момент никуда не исчезнут».

Аналитик сомневается, что появление формулы цены окажет хоть какое то влияние на конкуренцию на трубном рынке. «Однако возможно, что для российских трубников появится более прозрачная перспектива будущих поставок, если „Газпром” сделает приоритетным потребление российской трубной продукции», – говорит он.

Начальник отдела производственного аудита АКГ «МЭФ-Аудит» Александр Победаш напоминает, что стоимость сырья (металла) должна составлять порядка 80% от стоимости ТБД. «Однако, если не учитывать другие факторы, управленческие, коммерческие и прочие, вряд ли можно говорить об увеличении прозрачности ценообразования, – считает он. – Возможность ценовых споров остается. Один из поводов – постоянно ужесточающиеся требования к качеству производимой продукции, в том числе по внешней и внутренней изоляции. Выгода будет для вертикально интегрированных компаний, таких как ОМК. Минимизация потерь возможна при параллельном заключении с металлургами долгосрочных контрактов на поставку слябов и толстого листового проката.

«Процесс ценообразования на трубную продукцию станет более прозрачным для „Газпрома”, но не для рынка в целом, – полагает аналитик ИФК „Солид” Елена Юшкова. – Дело в том, что „Газпром” закупает трубы у производителей через свою дочернюю компанию „Газпром комплектация”, a потом перепродает. Сами трубные компании в этих тендерах напрямую не участвуют. Несмотря на такое положение вещей, формально „Газпром” не нарушает закон, а вот производители труб, как конкуренты, договариваться друг с другом не имеют права. Такая ситуация представляется достаточно спорной, поэтому вполне вероятны дальнейшие дискуссии на эту тему».

По мнению аналитика, условия соглашения для российских производителей труб невыгодны. «Но благодаря сложившейся ситуации компании будут вынуждены оптимизировать свои расходы, искать возможности выхода на новые рынки, для того чтобы увеличить прибыль. Поэтому сложившаяся ситуация может быть негативной на текущий момент, но в целом несет в себе новые возможности и задачи для компаний на долгосрочную перспективу, – считает она. – При этом данное соглашение, с одной стороны, позитивно для зарубежных производителей на будущую перспективу, так как упрощает их задачи по формированию стратегии по ценообразованию на российском рынке, а также открывает новые возможности по участию в открытых тендерах. Но, с другой стороны, усиление конкуренции и последующее за ним падение цен на трубы на рынке РФ может снизить прибыли всех производителей, в том числе и зарубежных».