Лавров говорил не об этом

Москва, 31.01.2012
МИД РФ называет провокацией интерпретацию заявления Сергея Лаврова по Курилам. Министр иностранных дел не говорил в Японии о референдуме по статусу Южных Курил.

Иллюстрация: Эксперт Online

Объяснимо, но безосновательно

«Ни один здравомыслящий политик не будет выносить вопрос принадлежности Курильских островов на референдум. Это грубое передергивание слов министра. Подобные интерпретации мы расцениваем как провокационные» – так отреагировал на информацию, появившуюся в СМИ, как западных, так и российских, неназванный российский дипломат в составе мидовской делегации, совершающей вместе с Сергеем Лавровым рабочую поездку по Юго-Восточной Азии.

Напомним, Япония считает четыре острова Курильской гряды – Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи – своей территорией на основании двустороннего Трактата о торговле и границах от 1855 года. Россия уверена, что это ее земля на основании итогов Второй мировой войны. Москва не считает, что между РФ и Японией существует территориальный спор, Токио придерживается противоположного мнения. До сих пор РФ и Япония строят дипломатические отношения, не имея при этом мирного договора, так как Токио увязывает его подписание с решением вопроса о статусе Южных Курил. Каждое новое правительство – а в Японии вовсе не редкость политические кризисы, завершающиеся отставкой кабинета и сменой руководства страны, – считает своим долгом решать проблему Курил. Поэтому каждый журналист, встречаясь с представителем РФ, задает ему вопрос о перспективах решения этой важной для японцев проблемы.

28 января находившийся в Японии Лавров дал интервью японской телекомпании NHK. Репортер NHK поставил вопрос так: «Как вы оцениваете дискуссию по проблеме „северных территорий” на прошедших переговорах с министром иностранных дел Японии?» Сергей Лавров сказал: «Что касается договора, то лидеры наших стран зафиксировали общее понимание, что данный вопрос может быть решен именно в контексте всестороннего, всеобъемлющего, глубокого развития двусторонних отношений, когда общественность в России и Японии будет готова воспринять взаимоприемлемое решение, отвечающее обоюдным интересам. Что для этого нужно? Во-первых, как я уже сказал, укреплять практическое взаимодействие, чтобы мы лучше знали и доверяли друг другу без всяких оговорок. Во-вторых, нужно создавать благоприятную атмосферу. Ни одну проблему не решить, если в подходе к ее обсуждению будут преобладать эмоции, да еще высказываемые на публику, – это лишь нагнетает напряженность и антагонизирует переговорщиков… Еще один аспект сегодняшнего обсуждения – возможность совместной хозяйственной деятельности на островах. Мы к этому готовы – с российской стороны для этого есть политическая воля и нормальная законодательная база. Уже не первый раз мы поднимаем данный вопрос с японскими коллегами – я обсуждал его еще с предшественником Коитиро Гэмбы Сэйдзи Маэхарой. Нам показалось, что в последнее время появилось желание сдвинуть этот вопрос с мертвой точки, отказаться от полного неприятия темы и поискать какие-то развязки. Несмотря на то что у наших стран нет единой юридической позиции, мы нашли вариант, который позволяет японским гражданам ездить на острова без виз, чтобы посещать могилы родственников. Все получилось потому, что речь шла о гуманитарном вопросе, и людям это важно. Аналогичные развязки можно найти и в вопросе хозяйственной деятельности. Повторю – на основе российского законодательства, но в таких формах, которые не наносили бы ущерб юридической позиции японской стороны по вопросу мирного договора. Мне кажется, здесь есть перспективы для движения вперед. Я дал длинный ответ на поставленный вопрос, но мне кажется, это станет и неизбежно длинным процессом.

Мы не хотим искусственно откладывать данную проблему в долгий ящик, но также нереально рассчитывать, что ее можно решить в один присест. Когда каждое новое правительство Японии испытывает искушение заявить: „Вот, в период нашего правления мы эту проблему решим” – это, естественно, вызывает завышенные и нереалистичные ожидания в обществе. Ну и, конечно, приводит к обратной реакции на нашей стороне границы. Поэтому постепенно, шаг за шагом, „кирпичик за кирпичиком”, укрепляя доверие, работая над „тканью” практического сотрудничества, мы будем приближаться к созданию атмосферы, благоприятствующей спокойному, без эмоций, поиску взаимоприемлемого решения, которое, не будем забывать, должно быть одобрено и двумя обществами. В нашем случае, в любом варианте, это вопрос, который решается через референдум».

Тему сотрудничества Лавров развивал и на совместной пресс-конференции с главой японского МИД Коитиро Гэмбой: «Что касается совместной хозяйственной деятельности, прежде всего скажу, что российское руководство предпринимает масштабные усилия по подъему экономики и социальной сферы этого российского региона (островов южной Курильской гряды), но мы, безусловно, приветствовали бы совместные проекты с участием зарубежных партнеров, прежде всего Японии. Думаю, речь могла бы идти о планах в сферах рыболовства, рыбопереработки, сельского хозяйства, туризма. Российское законодательство создает для этого все необходимые возможности, при этом мы в полной мере готовы учитывать позицию японской стороны о том, чтобы такое возможное сотрудничество не наносило ущерба юридической позиции Японии».

Примечательно, что в ответ на инициативу Лаврова Гэмба заявил: «Если такая хозяйственная деятельность привносит вклад в решение вопроса об островах, то мы ее рассмотрим. Главное, чтобы наши действия не наносили ущерба юридической позиции Токио». Министра можно понять – тема лежит в основе российско-японских отношений, и никто в Токио не оценил бы другого подхода.

Что касается вопросов принадлежности Южных Курил, Лавров дал весьма расплывчатый комментарий, не дающий повода к далеко идущим выводам: «Как в свое время договорились лидеры России и Японии, мы выступаем за то, чтобы вести диалог на основе имеющихся между сторонами на настоящий момент документов, а также принципов законности и справедливости. Пока имеющиеся документы и упомянутые принципы интерпретируются Москвой и Токио по-разному, но мы убеждены, что двигаться вперед можно только в случае, если все откажутся от выдвижения предварительных условий и односторонних исторических увязок». И предложил создать японо-российскую  комиссию историков «для рассмотрения исторических аспектов нашего совместного прошлого».

Отметим, точно так же Турция пытается прийти к консенсусу с Арменией по геноциду армян в Османской империи, точно так же Россия и Польша смогли урегулировать свои исторические вопросы, в частности тему Катыни.

Без особых новаций

Итак, журналисты NHK спрашивали Лаврова о дискуссии с японским коллегой по проблеме «северных территорий». Он дал развернутый ответ, задействовав формулировку «тема мирного договора»: ведь из-за Южных Курил Токио не хочет подписывать этот документ. Глава МИД РФ сослался на достигнутую ранее договоренность – «общее понимание, что данный вопрос может быть решен именно в контексте всестороннего, всеобъемлющего, глубокого развития двусторонних отношений, когда общественность в России и Японии будет готова воспринять взаимоприемлемое решение, отвечающее обоюдным интересам».

Напомним, с тех пор как возникла эта проблема, Москва и Токио соглашались в лучшем случае на формулировку «активно продолжать поиск взаимоприемлемых решений». Поэтому, говоря NHK о движении «шаг за шагом» и «укреплении доверия», которое достигается на пути «практического сотрудничества», главный российский дипломат как раз и говорил о том самом поиске взаимоприемлемых решений, которые позволяют без эмоций подойти к проблеме.

Естественно, японцам захотелось обобщить и сузить контекст, они акцентировали на теме референдума. Российские СМИ подхватили сенсацию.

Отметим, в последнее время некоторые представители как зарубежных, так и отечественных СМИ, ряд аналитиков, работающих в международной тематике, критикуют российский МИД и Лаврова за позицию в отношении арабских революций. Некоторые авторы обвиняют Смоленскую площадь в негибкости и устаревшем подходе, утверждая, что Россия должна реагировать прагматично: поддерживая мятежников, имеющих шансы прийти к власти, с тем чтобы, например, сохранить контракты на разработку сырьевых месторождений, заключенные с прежними властями, а также обезопасить российские инвестиции. Россия держит другую позицию, призывая международное сообщество не вмешиваться во внутренние дела других стран. Экономические издержки такого поведения предсказуемы. С другой стороны, благодаря этой позиции укрепляется реноме РФ как надежного партнера, стоящего до конца за соблюдение основных постулатов международного права. Не исключено, что нынешний скандал вокруг интервью Лаврова японскому телевидению был поддержан некоторыми российскими СМИ, с тем чтобы нанести ущерб репутации и карьере главного российского дипломата.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Выплаты на детей споткнулись о прошлые доходы
    Из-за коронавируса ежемесячные пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет вводятся на месяц раньше. Если не возникнет проблем с выдачей в регионах, то уровень бедности среди семей с детьми в этом возрасте может сократиться на 26%. Мера своевременная, но условия получения этих выплат вызывают вопросы у нуждающихся семей.
  2. ЦБ принял трудное, но единственно верное решение
    В условиях кризиса Банк России решил отложить ужесточение выдачи ипотеки в зависимости от долговой нагрузки граждан
  3. Миннесота в огне
    В Миннеаполисе четвертый день продолжаются беспорядки, вызванные убийством полицейскими безоружного афроамериканца
Реклама