Третий энергетический пакет, принятый Европейским Союзом, в России воспринимают как атаку на ее позиции на европейском рынке. Дескать, не хотят разрешить «Газпрому» покупать газотранспортные сети и активы на территории ЕС. На самом деле, от этих решений в большей степени страдают не те, кто хочет купить, а те, кто уже владеет активами. «Газпром», как известно, активов в газотранспортной системе ЕС имеет не так много — совместно с немецкой компанией E.ON владеет газотранспортными системами прибалтийских государств. Но крупные европейские энергетические гиганты страдают в большей степени.

Наибольшие опасения у европейских бизнесменов в период обсуждения третьего пакета вызывала идея о разделении компаний на несколько частей и изъятие транспортной компоненты. Но именно это сейчас и происходит.

С одной стороны, в основе третьего пакета лежит хорошая идея — идея конкуренции, идея святая, конечно, для капиталистической экономики. Но когда доходит дело до деталей, возникает масса нюансов, и нюанс первый заключается в том, что неясно, кто же будет являться приобретателем этих активов, если производителям газа запрещено выступать собственниками транспортной системы. Подход прост и доступен пониманию: транспортировка газа — отдельный от производства бизнес, т.е., грубо говоря, любой может прийти и попросить владельца трубы доставить газ до определенной точки и заплатить по тарифу. Собственник трубы якобы не будет заинтересован в дискриминации одного и в создании искусственных преимуществ для другого. Но ведь это же бизнес, причем бизнес дорогой: нужно трубы содержать, нужно их ремонтировать, все это стоит серьезных денег. Например, сейчас французская нефтяная компания Total заявила о продаже сети по транспортировке и хранению природного газа Total Infrastructure Gaz France (TIGF). Предварительная оценка — 3,5 млрд долларов. Количество труб, которое находится под управлением TIGF, примерно 5 тыс. километров на юго-западе Франции, что составляет около 15% всей газораспределительной сети государства. Возникает вопрос: а откуда возьмется покупатель, который готов заплатить 3,5 млрд долларов, причем совершенно неясно, в какой перспективе он сумеет эти деньги отбить и насколько можно будет увеличивать эти тарифы без вмешательства Европейского Союза? В списке потенциальных участников торгов, например, фигурируют инвестиционные фонды не только Китая, что, в общем-то, понятно (Китай покупает все, хотя с точки зрения энергетический безопасности ЕС, наверное, очень любопытно, если китайцы будут владеть газораспределительной системой во Франции), но гораздо более интересно, что там появляются и арабские фонды, в том числе из ОАЭ. Не исключено, что появятся и катарские фонды. Вот это уже интересно, потому что идея изначально заключалась в том, чтобы отделить добычу от транспортировки. А если там появляются производители газа, то получается, что схема третьего пакета не работает. Правда, сама идея элегантна, ведь приходит туда, скажем, не Катаргаз, приходят инвестиционные фонды, которые формально к государственным компаниям, занимающимся производством газа, не имеют никакого отношения.

Думаю, что для России это яркий пример того, как нужно изменить тактику. Вот сейчас «Газпром» пытается участвовать в конкурсе на покупку греческой компании DEPA и DESFA, т.е. пытается купить газотранспортную систему Греции. Зачем это делать, если потом придут европейские регуляторы и начнут у вас это отнимать? И тут как раз возникает простая идея: вот у нас сейчас есть стабилизационные фонды. Как известно, правительство в лице первого вице-премьера Игоря Шувалова заявило, что деньги из этих фондов могут быть пущены на приватизацию российских государственных компаний. С экономической точки зрения это очень странная идея. Т.е. государство будет организовывать приватизацию, а покупать активы будут государственные фонды. Смешно. Получается, что собственник не изменится — как было государство, так и останется, при этом оно будет перекладывать деньги из одного кармана в другой и создавать видимость приватизации. Это не приватизация, и мы это понимаем. А вот пустить эти деньги, скажем, на покупку газотранспортных сетей в Европе, это вполне разумная вещь. Стратегически это выгодная инвестиция, а правила третьего пакета она обходит. Почему, собственно, вместо того, чтобы покупать государственную собственность в России, нельзя пустить деньги этих фондов на покупку той же компании TIGF? Думаю, что как раз в этом направлении Россия и могла бы сейчас действовать. Тут главное — проявлять гибкость, и, возможно, это принесет хорошие дивиденды.

Новости партнеров







«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив

ММК переходит с бумаги на «цифру»

В рамках стратегии цифровой трансформации Группа ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» активно заменяет бумажные документы цифровыми – уже в 44 организациях Группы действует система электронного документооборота, разработанная специалистами ММК. Коммерческая версия программы доступна для приобретения сторонними компаниями

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. Аналитики Reuters сделали новый прогноз по рублю и валютам EM
    Валюты развивающихся рынков упрочат свои позиции на фоне дальнейшего ослабления доллара и восстановления своих экономик после пандемии
  2. Германия все настойчивее продавливает свою линию в Европе
    Частично эти перемены объясняются пониманием того, что Германия не имеет выбора и должна стать лидером Европы в набирающей обороты борьбе между США и КНР
  3. Что увез Александр Лукашенко из Сочи
    На встрече с белорусским президентом в Сочи президент РФ Владимир Путин напомнил об «устойчивой и глубокой» кооперации с Белоруссией по целому ряду направлений и подтвердил намерение продолжать экономическую интеграцию с ней
Реклама