Под микроскопом

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
10 октября 2012, 10:09

На Нобелевской неделе все внимание уделено ученым. Такая неделя выдается раз в году. Все же остальные 50 недель об ученых мужах вспоминают лишь тогда, когда они совершают большие открытия. Но открытия делают единицы, а славы и денег хочется всем. Наверное, поэтому в последнее время все чаще выявляются случаи фальсификации результатов экспериментов и исследований.

Фото: picvario.com/Russian Look
В последние годы все чаще ловят за руку не очень порядочных ученых

Голландские психологи подкачали

Дирк Смистерс, профессор психологии из университета Эразма в Роттердаме, несколько лет посвятил изучению поведения потребителей в разных ситуациях. Оказывает ли цвет влияние на покупаемые ими товары? Как негативные материалы в прессе влияют на выбор покупателей? Кого лучше использовать в рекламе парфюмерии: моделей или простых женщин? Вопросы, конечно, интересные, но, к сожалению, некоторые из ответов Смистерса оказались сфальсифицированными. После того как университет провел расследование, он был вынужден признать, что слегка «менял некоторые результаты» своих исследований. В июне этого года горе-психолог ушел из университета.

Голландского профессора «заложил» коллега из университета Пенсильвании, что в Филадельфии. У Ури Симонсона возникли подозрения в отношении некоторых результатов Смистерса – уж слишком безупречными они были, хотя статистика подсказывала, что в результатах должна присутствовать вариативность. Симонсон проверил данные Смистерса и обнаружил фальсификацию.

Этот скандал последовал за куда более крупным прошлогодним скандалом, главным фигурантом которого оказался еще один голландский психолог. Выяснилось, что Дидерик Стейпел годами фабриковал данные своих исследований. Сфальсифицированные данные появились как минимум в 30 работах, опубликованных в научных журналах, включая и очень авторитетные в мире науки. Такие как Science.

Научная экономика

Разоблачения ученых мошенников вызывают фурор, потому что ученые по своему определению и, так сказать, предназначению должны быть высокоморальными людьми, чуждыми всякого обмана и непорядочности хотя бы на том основании, что им приходится искать истину о природе. 

К участившимся фальсификациям ведет обостряющаяся конкуренция за постоянно сокращающиеся по разным причинам гранты, выделяемые правительствами.

По мнению Артуро Касадевалла из Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке, главного редактора журнала mBio, большая часть вины лежит на экономике науки. К примеру, в последние годы награды за публикации в наиболее престижных и авторитетных научных журналах стали непропорционально высоки. Ситуация точно такая же, как в спорте: соревнуешься – получаешь призы и деньги. Дело дошло до того, что научные труды сейчас ценятся не столько по содержанию, сколько по тому, где они были опубликованы.

Сфальсифицированные результаты могут отправить других ученых в их исследованиях по неправильному пути и как минимум заставить их напрасно потратить время и деньги. Больше всего вреда фальсификаторы наносят в медицине, где они могут задержать разработку жизненно необходимых для больных лекарств или продлить применение неэффективных или даже опасных методик лечения.

Ловят фальсификаторов в мире науки редко, потому что подделывать результаты легко, а вот обнаружить их ох как трудно! На одном конце спектра научных мошенничеств плагиат и фальсификация результатов исследований. На другом не менее сомнительные практики типа добавления имени ученого, не участвовавшего в работе, к имени настоящего исследователя; неряшливость и неаккуратность в работе, сокрытие конфликтов интересов и т.д.

«Масштабы откровенного подлога оценить невозможно, – считает Ури Симонсон, – потому что хороших фальсификаторов на чистую воду не вывести. Это то же самое, как с фальшивыми деньгами. Выявляются только подделки низкого качества. Хорошие же фальшивки никогда не находят».

Каждый пятидесятый

Есть основания полагать, что фальсификации и подлоги, особенно не очень серьезные и вредные, в мире науки процветают. В 2009 году Дэниель Фанелли из университета Эдинбурга проанализировал результаты 21 опроса, в которых ученых просили ответить на вопрос: доводилось ли им фальсифицировать результаты своих исследований? Как следует из статьи в журнале PLoS One, в среднем 1,97% опрошенных как минимум однажды что-то придумывали или фальсифицировали. 33,7% респондентов признались, что занимались и другими сомнительными делами.

В 2006 году оказалось, что около 1% фотографий, опубликованных в Journal of Cell Biology, авторы сфальсифицировали. Журнал Nature утверждает, что количество отозванных статей за последнее десятилетие выросло примерно на 1200%, несмотря на то что количество опубликованных работ выросло только на 44%. Считается, что примерно в половине отозванных статей содержатся непроверенные или недостоверные данные.

О часто встречающейся практике рассказал Феррик Фан, профессор медицинского факультета университета Вашингтона и главный редактор журнала Infection and Immunity. Ему сообщили о том, что этим, похоже, грешит один из его постоянных авторов, Наоки Мори из японского университета Рюкю. Кто-то из рецензентов обратил внимание на то, что Мори нередко дублирует фотографии из своих работ, давая им другие названия. Проведенное Фаном расследование обнаружило, что Мори часто фальсифицировал и результаты исследований. В результате Фан удалил из своего журнала шесть статей недобросовестного японца. Его примеру последовали другие журналы. Всего была отозвана 31 работа Наоки Мори.

Небезобидная фальсификация

В отдельных случаях фальсификации могут иметь серьезные последствия. В 2006 году Анил Потти с коллегами из университета Дьюка опубликовал в журнале New England Journal of Medicine статью, в которой утверждалось, что им удалось изобрести устройство, которое следит за активностью тысяч разных генов у больных раком легких. В статье в журнале Nature Medicine Потти написал, что при помощи их устройства можно определять самые подходящие лекарства для конкретных людей, больных разными видами рака.

Через несколько месяцев биостатистики Кейт Баггерли и Кевин Кумс из Онкологического центра Андерсона в Хьюстоне, с самого начала сомневавшиеся в результатах исследования коллег, начали находить в их результатах вопиющие ошибки.

Первоначальные результаты исследования выглядели такими обещающими, что Потти начал проводить эксперименты на онкологических больных и выбирать вид химиотерапии в зависимости от результатов своего теста. Тест оказался полностью неудачным, и больные зачастую получали неправильную терапию.

Несмотря на то что Баггерли и Кумс несколько раз били тревогу, Анил Потти уволился из университета Дьюка, а его статьи были отозваны лишь в 2010 году.

Десница Божья

Самым громким случаем фальсификации научных данных является случай с южнокорейским биологом Хван У Суком, бывшим профессором Сеульского национального университета, который первым клонировал собаку. В марте 2004 года журнал Science напечатал статью, в которой он утверждал, что клонировал 30 зародышей человека и научился получать стволовые клетки. В другой статье (май 2005-го) Хван писал, что сумел превратить клетки кожи 11 пациентов в стволовые клетки, то есть нашел способ исключить угрозу отторжения организмом больного чужих стволовых клеток.

На родине Хван У Сук стал национальным героем. Его называли «десницей Божьей». Правительство присвоило ему звание «Лучшего ученого». Столичные власти выпустили в честь Хвана почтовую марку и щедро финансировали исследования, а ведущая южнокорейская авиакомпания Korean Air разрешила ему и его жене 10 лет бесплатно летать в салонах первого класса. Его даже считали главным претендентом на Нобелевскую премию.

Скандал разразился в ноябре 2005 года, когда один из телеканалов показал фильм, в котором утверждалось, что Хван брал яйцеклетки у коллег ученых. Ученый, как это принято в Южной Корее, извинился перед народом и заявил, что ничего не знал.

Страна дружно встала на защиту своего героя. Программа, показавшая сенсационный фильм, была временно лишена эфира; а сотни южных кореек предложили Хвану для исследований свои яйцеклетки.

Однако уже в декабре один из помощников Хвана обвинил его в фальсификации данных. Дальнейшее расследование, проведенное комиссией Сеульского национального университета, показало, что он подделывал большую часть результатов своих исследований. К примеру, Хван сфальсифицировал последовательность как минимум 9 из 11 цепочек стволовых клеток. Причем фальсифицировал он не только результаты экспериментов, но и фотографии.

Со временем Хван У Сук признался, что действительно подделывал результаты исследований, но обвинил во всем коллег, которые плели против него заговоры. Какое-то время он медитировал в буддистском монастыре, потом лечился в больнице от переутомления. Ему пришлось отказаться от профессорского звания и уйти из университета. Неудавшийся нобелевский лауреат очутился на скамье подсудимых. Его обвиняли в растрате государственных и частных средств.

На судебном процессе выяснились интересные подробности. Оказывается, Хван сотрудничал с… русской мафией. В свое время он трижды неудачно пытался клонировать мамонтов. Останки животных, рассказывал биолог журналистам, он искал в вечной мерзлоте. Многим тогда казалось, что известный ученый, одевшись потеплее, бродил среди снегов Сибири и собственноручно вырубал топором из мерзлой земли и льда останки мамонтов. Однако на суде выяснилось, что ткани мамонтов, из которых брались клетки для клонирования, Хван покупал у русской мафии.

Судьи отнеслись к Хвану У Суку снисходительно. Его признали виновным в получении нечестным путем «всего» лишь 830 млн вон (около 700 тыс. долларов), а не 3 млрд, как утверждало обвинение. Судьи согласились с доводами защиты, что деньги пошли на научные исследования, а не были использованы для личного обогащения. В результате Хван получил не 10 лет тюрьмы, а всего два года, да и те условно.