Лучше Женевы нет

Евгения Новикова
15 октября 2012, 19:00

Лахдар Брахими, спецпредставитель ООН и ЛАГ по Сирии, убеждает спонсоров Дамаска и оппозиции прекратить поставки оружия. Косвенные участники конфликта обещают полную поддержку дипломату. Сообщения о разработке нового плана для Сирии оказались преждевременными. Завтра Брахими намерен уговорить Асада прекратить огонь в одностороннем порядке. Согласие президента САР сомнительно.

Иллюстрация: Эксперт Online
Лахдар Брахими, спецпредставитель ООН и ЛАГ по Сирии убеждает спонсоров Дамаска и оппозиции прекратить поставки оружия

План Брахими?

Спецпредставитель ООН и ЛАГ по Сирии Лахдар Брахими заявил о новом плане по урегулированию сирийского кризиса. Как передает британская The Telegraph, изюминка плана — режим прекращения огня и введение в Сирию миротворческого контингента ООН числом 3 тыс. военнослужащих. По замыслу алжирского дипломата Брахими, миротворцы должны будут действовать аналогично Unifil (United Nations Interim Force In Lebanon), силам, размещенным в Южном Ливане для поддержания мира между Ливаном и Израилем. Как известно, представители Великобритании и США не задействованы в Unifil. Точно так же, по мнению Брахими, военнослужащих из этих стран не должно быть и в Сирии. По данным The Telegraph, спецпредставитель предполагает задействовать в контингенте для Сирии представителей европейских стран: Германии, Франции, Испании, Италии и Ирландии. Хотя, отметим, Францию нейтральной в сирийском кризисе назвать сложно.

Лахдар Брахими совершает второе турне по Ближнему Востоку. В последние четыре дня он встретился с высокими представителями стран-соседей Сирии — Турции, Саудовской Аравии, Ирана и Ирака.

Подходы нового спецпредставителя и его собеседников представляют интерес.

Так, в пятницу в Джидде Брахими встретился с королем Саудовской Аравии Абдаллой ибн Абдель Азизом аль Саудом. Дипломат заявил монарху, что проблему сирийского кризиса нельзя решить в военном ключе. Как сообщается, оба пришли к согласию в том, что существует «острая необходимость в прекращении кровопролития и оказании гуманитарной помощи» сирийскому населению. Эр-Рияд, напомним, поставляет оружие повстанцам, тем самым продлевая процесс военного решения сирийской проблемы.

В субботу спецпредставитель ООН и ЛАГ встретился в Стамбуле с главой МИД Турции Ахметом Давутоглу. Кроме того, в Турцию для переговоров прибыл и глава МИД ФРГ Гвидо Вестервелле. Давутоглу рассказал обоим дипломатам о принудительно приземленном ВВС Турции сирийском самолете, летевшем из Москвы, и о грузе, который там находился. Вестервелле заявил, что действия Анкары проводились в рамках международного права, однако просил «не подливать масла в огонь». Что сказал турецкому коллеге алжирский дипломат, не сообщается. После беседы Брахими заверил, что хотел только выслушать позицию Анкары. Тем временем премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган сделал ряд жестких заявлений. Он обвинил Совбез ООН в неспособности справиться с кризисом и призвал к его реформированию: «Если мы продолжим ожидать согласия одного или двух постоянных членов СБ ООН, будущее Сирии будет в опасности».

Понятно, одна-две страны в СБ ООН — это РФ и Китай, которые уже трижды пользовались правом вето, чтобы заблокировать санкционные резолюции по Сирии. Похоже, еще вчера турецкий премьер не решился бы выступать открыто против двух великих держав. После инцидента с посадкой сирийского самолета Турция явно идет ва-банк.

После встречи с явными союзниками сирийских мятежников Брахими отправился к союзникам режима Башара Асада. Для начала он провел переговоры с высокими чиновниками Ирана — президентом и министром иностранных дел. Тегеран передал спецпредставителю ООН и ЛАГ свой план по урегулированию. Ливанский телеканал Al Mayadin передает, что в основе плана свертывание военной поддержки мятежников, налаживание диалога между властями и оппозицией, придерживающейся ненасильственных форм борьбы, проведение новых парламентских выборов. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад отметил необходимость установления безопасности и мира в стране мирным путем, прихода к национальному согласию и проведения в САР демократических выборов. Брахими пообещал включить идеи Тегерана в общий план урегулирования, однако указал, что нужно прекратить поставки оружия в Сирию: мирный план можно обсуждать только после прекращения кровопролития. Отметим, по некоторым данным, Тегеран поставляет оружие и инструкторов правительственным войскам САР.

В понедельник 15 октября Брахими отправился в Багдад на переговоры с премьером Ирака Нури аль-Малики. Как известно, официальная позиция Багдада — нейтральная. В то же время, по данным ряда региональных СМИ, через Ирак власти Сирии получают иранское оружие для борьбы с повстанцами. Вместе с тем аль-Малики неоднократно заявлял, что воздушное пространство его страны для этого не используется. В ходе встречи аль-Малики призвал к немедленным действиям для спасения «сирийских братьев». Он заверил Брахими в поддержке его позитивных действий.

Как сообщается, по завершении этих встреч спецпредставитель отправился в Дамаск, чтобы убедить Башара Асада пойти на прекращение огня в стране. Напомним, на днях генсек ООН Пан Ги Мун призвал Асада к одностороннему прекращению огня. Тот отказался, сославшись на опыт, полученный около полугода назад: Дамаск прекратил огонь в ответ на призыв спецпредставителя ООН и ЛАГ Кофи Аннана, после чего повстанцы существенно укрепили позиции. Прекращать огонь они и не собирались. Сегодня из уст Брахими прозвучал призыв к Асаду «пойти на одностороннее прекращение огня, на которое следом согласится вооруженная оппозиция».

Маловероятно, что Дамаск готов прекратить сопротивление в одностороннем порядке. К тому же очень сомнительно, что Асад порадуется введению миротворческого контингента из стран Европы: известно, что ЕС ввел уже не один пакет санкций против Сирии и выступает за уход Башара Асада с поста президента страны. В этом случае, скорее всего, план Брахими не будет принят Сирией. Тогда пытаться его реализовывать бессмысленно.

Сегодня к вечеру Ахмед Фаузи, официальный представитель Лахдара Брахими, дезавуировал сообщение о разработанном плане по выходу из сирийского кризиса, включающего ввод 3 тыс. миротворцев. Фаузи заявил, что британские СМИ, распространившие такую информацию, пользовались «плохими источниками».

Аналитики не исключают, что такой план все же мог существовать как вариант урегулирования политического кризиса в САР, однако он мог претерпеть существенные изменения по мере плотного ознакомления Брахими с текущей ситуацией и мнением основных действующих лиц сирийского конфликта. Также не исключено, что спецпредставитель ООН и ЛАГ до сих пор не имеет четкого представления о «дорожной карте», которой необходимо следовать: ситуация сложна, и чтобы предложить серьезный план, ему необходимо выработать схему, удовлетворяющую всех региональных и мировых игроков, учтя их интересы и позиции и соотнеся их с интересами сирийцев.

Отметим, РФ и Китай по-прежнему уверены в том, что коммюнике, принятое в Женеве 30 июня, — наилучший формат урегулирования в САР, так как документ выстроен на основе консенсуса всех участников и фигурантов сирийского кризиса. Для того чтобы требования коммюнике реализовать, сообщил глава МИД РФ Сергей Лавров, «нужно, чтобы все выполнили два условия этого документа: синхронное прекращение насилия при возвращении в Сирию наблюдателей ООН и встреча сторон за столом переговоров».

Сирия—Турция

Конфликт между Турцией и Сирией тем временем вошел в новую фазу. Анкара с 13 октября закрыла воздушное пространство для пролета сирийских пассажирских самолетов. Об этом сообщил глава МИД Ахмет Давутоглу. По его словам, причиной такого шага стало злоупотребление Сирией: под видом пассажирских перевозок Дамаск якобы перевозит военные грузы.

Напомним, 10 октября вечером турецкие истребители посадили сирийский пассажирский самолет, летевший из Москвы, заявив, что в грузовом отсеке перевозится, по данным разведки, «нежелательный груз».

Позже выяснилось, что на борту находилось радиолокационное оборудование для РЛС — продукция двойного назначения, что все было легально, и даже США согласились, что РФ ничего не нарушила, отправляя этот груз сирийскому заказчику. Однако косвенная поддержка режима — «морально несостоятельна».

Аналитики полагают, что Москва допустила промашку, послав груз двойного назначения на борту пассажирского самолета. Следовало предвидеть, что рано или поздно это выявится и используется против РФ. Анкара, в свою очередь, совершила двойную ошибку. Во-первых, поверив американской и/или израильской разведке и посадив самолет. При этом власти Турции недооценили, что ряд их союзников недовольны позитивными отношениями натовской Турции и Российской Федерации. Турция изучала груз. Но показать теле- и фоторепортерам было нечего. Осознав промашку, Анкара продолжила эскалацию. Премьер Эрдоган, чтобы сохранить лицо, заявил: на борту «средства и материалы, отправленные российской организацией, подобной нашей МКЕ (турецкая компания, занимающаяся экспортом вооружений. — "Эксперт Online"), сирийскому министерству обороны, являются боеприпасами». Это была вторая промашка Анкары. Закрыть небо для сирийских самолетов — очень правильный в такой ситуации шаг: нет самолета — нет проблемы.

Сирия в ответ тоже закрыла воздух для турецких лайнеров с 0 часов 14 октября. Как пишут СМИ, воздушное сообщение через Сирию активно использовалось турецкими паломниками, стремящимися в Саудовскую Аравию на хадж. Летать другим путем — значительно дороже. А это значит, что политика правительства Эрдогана вызовет недовольство у его электората — сторонников «мягкого ислама». Напомним, жители юго-восточных провинций недовольны политикой властей из-за размещения лагерей сирийских беженцев, часть которых на самом деле не беженцы, а боевики со всеми вытекающими для безопасности местного населения последствиями. Мощный туристический сектор Турции недоволен политикой властей из-за возможных для отрасли последствий участия страны в конфликте. Словом, Анкара создала себе массу сложных, громоздких и трудноразрешимых проблем. Оппозиция активно пользуется ситуацией, упрекая партию власти в проведении политики, интересной Вашингтону, а не собственному народу. Поспорить с этим очень сложно.

Москва, демонстрируя выдержку, также снижает ставки нынешних турецких властей. Как заявил глава МИД РФ Сергей Лавров, принудительная посадка сирийского самолета с российским грузом не испортит российско-турецкого сотрудничества: «Я вас уверяю, никто не должен беспокоиться о состоянии российско-турецких отношений. Они развиваются на устойчивой и солидной основе».

Новые претензии к РФ

Вчера появилась новая претензия к Москве. Правозащитники Human Rights Watch сообщили, что сирийская армия якобы использует кассетные бомбы против повстанцев. Пикантность ситуации в том, что кассетные бомбы — якобы российского производства.

Такое оружие армия Асада сбрасывает в ходе воздушных атак в городе Маарет аль-Нуман в провинции Идлиб у турецкой границы. В Human Rights Watch уверены в том, что это именно российские боеприпасы, но они не знают, когда Сирия их закупила у РФ.

Кассетная бомба — это тонкостенная авиабомба, снаряженная авиационными минами или мелкими бомбами различного назначения. Опасность состоит в том, что боеприпасы не всегда взрываются. Тогда на территорию, над которой произошел взрыв, попадает большое количество неразорвавшихся суббоеприпасов — и они опасны, как противопехотные мины. Применение кассетных бомб запрещено конвенцией, но документ не подписан крупнейшими производителями этого вида оружия — РФ, США, КНР, а также странами, которые считают это оружие необходимым и эффективным, — Индией, Пакистаном, Израилем, Сирией.

Глава российской дипломатии Сергей Лавров с присущим ему спокойствием опроверг информацию, выданную Human Rights Watch. «Подтверждения нет... в этом регионе оружия полно, оно сейчас заполняется и в Сирию, и в другие страны региона в огромных количествах и нелегально, — разъяснил дипломат. — Регион перенасыщен оружием: кто, откуда и каким образом боеприпасы или другие типы вооружений туда поставляет — очень трудно установить». Спорить с Лавровым сложно, особенно когда он говорит об очевидных вещах. В ситуации широкой интернационализации конфликта разобраться, кто что и куда поставил и откуда на Ближнем Востоке взялось оружие, практически невозможно.