Двумя загадками меньше

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
2 октября 2012, 10:01
Фото: AP
Товарища Бо все же решили отдать под суд

Туман не рассеялся

В минувшую пятницу стали известны ответы на две загадки китайского ребуса. 18-й съезд КПК, на котором состоится передача власти новому руководству партии, пройдет этой осенью и откроется 8 ноября. Кроме этого, члены Политбюро наконец определились с судьбой Бо Силая, бывшего члена Политбюро и бывшего руководителя парторганизации Чунцина. Товарища Бо все же решили отдать под суд. Его обвиняют в злоупотреблении служебным положением, взяточничестве, в аморальном поведении и соучастии в убийстве делового партнера жены. Теоретически ему даже может угрожать смертная казнь, хотя, учитывая приговоры по двум предыдущим процессам этого громкого скандала — над его женой Гу Кайлай, отравившей британца Нила Хейвуда и приговоренной к смертной казни с двухлетней отсрочкой, и Ван Лицзюном, бывшим шефом полиции Чунцина, который пытался замять дело и получил за это и взяточничество 15 лет, — можно предположить, что и в отношении Бо судьи ограничатся 15-ю годами тюрьмы и, не исключено, запретом заниматься политикой.

Правительственное агентство Xinhua также сообщило, что Бо Силай исключен из КПК и лишен мандата депутата Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), который, кстати, защищал его от ареста.

Ответив на две загадки, Политбюро ничуть не рассеяло туман по главному вопросу — о кадровых перестановках в руководстве КПК. Полный и окончательный ответ на этот вопрос, конечно, даст съезд; а предварительный и частичный — пленум, который состоится за неделю до его открытия, то есть 1 ноября. Сейчас же пока известно только имя нового лидера КПК и страны — нынешнего заместителя председателя КНР и заместителя председателя Военного совета ЦК КПК Си Цзиньпина, который сменит в ноябре Ху Цзиньтао на посту Генсека ЦК КПК, в марте будущего года — главы государства, а затем, пока, правда, крайне сложно сказать, когда точно, и на третьем главном посту в Поднебесной — председателя Военного совета. Вэня Цзябао на посту премьера Государственного совета КНР сменит Ли Кэцян, его нынешний заместитель.

Страшный и ужасный Комитет

Несмотря на сосредоточение в своих руках всей, казалось бы, власти, Си, так же как и его предшественники Ху и Цзян Цзэминь, не будет править один. Китаем управляет Постоянный комитет Политбюро ЦК КПК, в котором сейчас девять человек и в котором товарищ Си, конечно, будет обладать и инициативой, и определенной властью, но все равно будет оставаться лишь первым среди равных. 

Формально членов Постоянного комитета выбирает ЦК КПК. В реальности же кандидатуры обговариваются и утверждаются путем длительных кулуарных переговоров, в которых кроме верхушки партии участвуют и ее «старейшины». Причем последние играют далеко не последнюю роль. Достаточно вспомнить, что Ху Цзиньтао хотел сделать преемником своего человека — Ли Кэцяна, но был вынужден согласиться на Си Цзиньпина, ставленника Цзянь Цзэмина, сохранившего, несмотря на потерю к тому времени всех постов, очень большое влияние в высших эшелонах партии и государства.

При Мао Цзэдуне и Дэн Сяопине Постоянный комитет работал под руководством лидера партии и государства. Цзян тоже пытался диктовать ему свою волю, но его власть никогда не могла сравниться с той властью, которой пользовался Дэн.

Нынешняя модель работы Постоянного комитета была выбрана для того, чтобы избежать повторения перегибов культа личности Мао и новой культурной революции с Большим скачком. К тому же ни Цзян, ни тем более Ху не могут сравниться по силе характера и другим качествам ни с Дэном, ни тем более с Мао. 

Постоянный комитет обычно собирается раз в неделю в правительственном комплексе Чжуннаньхае. На этих заседаниях решаются важнейшие вопросы жизни страны и партии, причем принимаются они при полном консенсусе. Комитет является вполне дееспособным и эффективным органом управления, особенно если учесть, что речь идет о стране с населением свыше 1,3 млрд человек.

За каждым членом Постоянного комитета стоит патрон. Серым кардиналом нынешнего Постоянного комитета, конечно же, является Цзян Цзэминь. Именно он стоит за пятью из девяти членов комитета. Очевидно, что они едва ли примут решение против его воли.

В высших эшелонах партии существуют две главные группы. Первая состоит из сыновей бывших руководителей, которых часто называют «принцами». Практически все они имеют хорошее образование, руководили крупными городами или провинциями, хорошие хозяйственники, немало времени провели за границей и в своем большинстве сторонники реформ в экономике. К ним относится и Си Цзиньпин, сын Си Чжунсюня, представителя первого поколения революционеров.

Большинство «принцев» являются союзниками Цзяна, который, хотя сам и не был сыном руководителя, наладил хорошие отношения с ними. Он, кстати, состоял в хороших отношениях и с отцом Си.

У Ху в новом составе Постоянного комитета, который на этом съезде сократится до семи человек, похоже, будет лишь два человека: Ли Кэцян и Ван Ян, глава парторганизации провинции Гуандун.

И Ли, и Ван связаны с Ху Цзиньтао через 78-миллионный китайский комсомол, который в свое время возглавлял Ху. Ли, кстати, тоже был руководителем комсомола.

По сравнению с «принцами» «комсомольская» группа имела гораздо меньше контактов с иностранцами и больше заинтересована не в проведении реформ, а в сохранении социальной стабильности в обществе любой ценой.

Легкой жизни не будет

Реформаторов в новом Постоянном комитете, скорее всего, будет значительно больше. Наиболее вероятными кандидатами на пять свободных (Си и Ли сохранят свои места) мест Постоянном комитете считаются Ху ДэпинВан Цишань, Чжан Дэцзян, Чжан Гаоли, Ли Юаньчао и уже упоминавшийся Ван Ян.

Член Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая и старший сын бывшего генсека КПК и председателя КНР Ху Яобана Ху Дэпин считается одним из главных реформаторов в КПК. С ним, кстати, недавно встречался Си.

Ван Цишань сейчас работает вице-премьером Госсовета и отвечает за финансы и торговлю. Свое прозвище Пожарный он заработал за то, что его часто бросают на ликвидацию экстремальных ситуаций. Ван несколько лет проработал мэром Пекина и произвел сильное впечатление на пекинцев и иностранцев своей открытостью. Он отвечал за подготовку столицы к Олимпиаде, в успехе которой очень большая его заслуга. Ван поддерживает дружеские отношения с Генри Паульсоном и Тимоти Гайтнером, бывшим и нынешним министрами финансов США. Неудивительно, что в новом Постоянном комитете он будет одним из главных реформаторов.

Таких же в целом взглядов придерживаются и Ли Юаньчао, член Политбюро и секретариата ЦК КПК, заведующий орготделом ЦК КПК; и Чжан Гаоли, член Политбюро ЦК КПК, секретарь комитета КПК города Тяньцзинь; и тот же Ван Ян.

Единственный консерватор в новом составе Комитета — Чжан Дэцзян, вице-премьер Госсовета, отвечающий за энергетику, информатику и транспорт. Чжан учился в Пхеньяне и считается ярым сторонником сильного государственного сектора в экономике. Одно время он руководил провинцией Гуандун, где отличился гонениями на провинциальную прессу и жесткими подавлениями выступлений крестьян.

Несмотря на то что реформаторов в новом составе Постоянного комитета будет значительно больше, чем консерваторов, надеяться на легкое проведение реформ, если они действительно намерены их проводить, им не стоит. И в Политбюро, и в ЦК, и в других органах власти у противников реформ достаточно сил для борьбы с их сторонниками.