Зеленый остров потускнел

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
5 октября 2012, 11:34

На этой неделе Польша всех удивила. Ну, может, и не всех, но подавляющее большинство экономистов точно. Все ждали от National Bank of Poland, главного банка Польши, понижения учетной ставки, однако она, ко всеобщему удивлению, не изменилась. Между тем в Европе уже стало привычным при ухудшении положения в экономике ослаблять монетарную политику.

Фото: AP
Кризис наконец пришел и в Польшу

Поляки не последовали примеру соседей из Центральной Европы: Чехии и Венгрии, которые недавно ставку понизили, чтобы помочь своим экономикам выйти из рецессии. Управляющий польским Центробанком Марек Белка заявил, что ставка остается на уровне 4,75%, что, кстати, значительно выше инфляции.

Остров процветания

Между тем положение Польши, еще недавно ставившейся в пример не только всей Восточной Европе, но и южным и западным европейским странам, сейчас значительно хуже, чем год назад.

Польша была единственной во всем Евросоюзе страной, которой удалось избежать рецессии после финансового кризиса 2008 года. Когда начался кризис, поляки называли свою страну «зеленым островом» процветания посреди моря рецессии. Однако в последние месяцы все больше признаков того, что Польша уже не может оставаться в стороне от кризиса в еврозоне, своего крупнейшего торгового партнера, двигающегося к рецессии.

То, что ситуация меняется в худшую сторону, красноречиво свидетельствует динамика роста экономики. Рост крупнейшей развивающейся экономики ЕС, которой является польская экономика, заметно замедлился. Если по итогам 2011 года польская экономика выросла на 4,3% главным образом благодаря собственной валюте – злотому и крупному внутреннему рынку, то в первом квартале этого года рост был уже 3,5% в пересчете на год, а во втором – 2,4%. По третьему кварталу данных еще нет, но нужно ждать очередного замедления. По прогнозам правительственных экономистов, в этом году следует ждать роста всего 2,5%.

Многие поляки считают, что положение в стране по-прежнему стабильное, потому что экономика хоть и медленнее, но продолжает расти в отличие от большинства европейских стран. Однако оптимисты забывают, что развивающиеся и развитые экономики развиваются по разным законам. Рост экономики Польши ниже 4% означает для нее примерно то же самое, что рецессия – для Германии.

Когда замедляется рост экономики, безработица растет. Экономисты, кстати, считают наиболее красноречивым признаком ухудшения ситуации в Польше именно рост безработицы, уровень которой в июле составлял 12,3%, а не замедление роста ВВП. Поляки боятся, что к концу года она может вырасти до 13,5% несмотря на то, что министерство финансов недавно потратило на стимуляцию рынка труда полмиллиарда злотых. В октябре 2008 года безработица в Польше, напомним, была 8,8%.

В следующем году, по словам министра финансов Яцека Ростовски, правительство надеется на рост экономики в 2,2%, а безработицу ниже 13%. Однако главный польский финансист признает, что не в силах оказывать никакого воздействия ни на один из этих показателей.

Сейчас у Варшавы осталось лишь одно орудие борьбы с кризисом – плавающий курс злотого. Возможность манипулировать курсом в 2009 году здорово помогла подстегнуть экспорт, который сейчас явно буксует, так же как экономика.

В первые пять месяцев этого года он вырос всего на 2,2% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Это намного меньше, чем было в 2011 году, когда рост экспорта после пяти месяцев составил 13,6%.

Возможности для маневра сильно ограничены

У правительства премьер-министра Дональда Туска, пришедшего к власти в 2007 году и сейчас работающего второй срок, руки связаны обещанием Еврокомиссии уменьшить дефицит госбюджета в 2013 году до 2,2% от ВВП.

В начале года правительственные экономисты прогнозировали дефицит бюджета к концу 2012 года в 2,9%. Однако после резкого замедления развития экономики во втором квартале эта цель оказалась под большим вопросом. В Варшаве сейчас, похоже, пересмотрели планы и поговаривают, что будут стремиться к 3,5% в конце этого года и к 3% в конце 2013 года. Конечной же целью правительства Туска является выход к концу 2015 года на дефицит менее 1%.

Повышение цифр по дефициту немедленно станет сигналом финансовым рынкам избавляться от польских облигаций. Это грозит полякам большими неприятностями: повышением стоимости заимствований на внешних рынках, ослаблением злотого и ростом за счет этого стоимости госдолга.

Связывает руки правительству и Конституция Польши, в которой прописаны ограничения по размеру государственного долга. Превышение лимита, равного 55% от ВВП, недопустимо и будет означать немедленное серьезное сокращение всех статей бюджета. Между тем госдолг уже приблизился вплотную к лимиту.

Кстати, главным отличием в положении Польши в 2009 году и сейчас является как раз 10-процентная разница в размерах госдолга. Три года назад долг был, естественно, меньше, и это оставляло кабинету гораздо больше возможностей для маневра, чем сейчас.

Похоже, что Дональду Туску не остается ничего иного, как прибегнуть к мерам жесткой экономии по типу греческих, португальских и испанских, а это неизбежно еще больше замедлит развитие экономики. В общем, привычный замкнутый круг, знакомый по Греции и другим южным европейским странам.

Проснись, Польша!

Полякам в отличие от остальных европейцев еще не приходилось сильно затягивать пояса, но что это такое, они знают на примере проблемных стран. И естественно, такой экономии и сокращения расходов не хотят.

В минувшие выходные по центру Варшавы прошли десятки тысяч варшавян, недовольных политикой правительства. По оценкам полиции, в демонстрации участвовали 50 тыс. человек, что для Польши, отвыкшей за 20 лет от массовых акций протеста, конечно же, много. В оппозиционной партии «Закон и справедливость», лидером которой является Ярослав Качиньский, возглавлявший правительство страны в 2006-2007 годах, уверены, что на улицы под лозунгом «Проснись, Польша!» вышло не меньше 200 тыс. столичных жителей.

Несмотря на рост антиправительственных настроений, правящая партия «Гражданская платформа», согласно опросам, продолжает оставаться популярной. Но вот насколько большим окажется запас популярности, покажет время и, конечно, экономическая ситуация в стране.

Как Польше вернуться хотя бы к 4-процентному росту? Все больше сторонников приобретает «восточная» модель, призывающая повернуться на Восток к Украине, Беларуси и России, которые представляют огромный рынок для польских товаров. Польша вступила в ЕС в 2004 году. Она находится на границе между Востоком и Западом, и отношение к ней разное. Если на Западе ее по-прежнему считают плацдармом для аутсорсинга, то для Востока она является ближайшей современной экономикой, причем культурно более близкой, чем Германия или, скажем, Голландия.