Предчувствие зимы

Денис Мосюков
20 ноября 2012, 15:18
Фото: kremlin.ru
В Москве прошли очередные российско-немецкие консультации

Последний раунд российско-германских межгосударственных консультаций, состоявшийся в минувшие выходные, выдался настолько скупым на события, что на фоне тревожных вестей с Ближнего Востока и вовсе затерялся в новостных сводках. Но, как говорится, отсутствие новостей – тоже новость: тихо и без лишнего ажиотажа встреча обозначила если не кризис, то, по крайней мере, самое серьезное охлаждение двусторонних политических связей за последние двадцать лет.

Первый за два года визит госпожи канцлера в Россию – и трудно было подобрать время более неподходящее. Неутихающие споры вокруг «еврокризиса», начало предвыборной кампании в Германии, крайне негативный политико-информационный фон последних месяцев и даже предполагаемые проблемы со здоровьем российского лидера – с таким грузом негативных импульсов переговоры не задались бы и в лучшие времена. Бессильна на этот раз была и личная дипломатия. Владимир Путин – хотя и способен изъясняться без переводчика – намного более проблемный переговорщик, чем Дмитрий Медведев, да и отношения с немецкой vis-à-vis у него традиционно непростые, если не сказать натянутые.

Между тем разногласий между Москвой и Берлином накопилось немало. Пристальное внимание немецких коллег к российской внутренней политике не ослабевает после исчезновений известных российских журналистов и правозащитников, а за последние полгода список претензий пополнился «неудовлетворительным качеством электоральных процедур», «отсутствием конструктивного диалога с оппозицией» и оспариваемым на Западе приговором по известному церковно-фольклорному делу. Далеко не блестяще обстоят дела на экономико-энергетическом треке, а ведь именно он выступает двигателем двустороннего сотрудничества. Действительно, торговый оборот достиг рекордной отметки в 75 млрд евро, однако впечатляющие темпы роста и масштабный выход немецкого бизнеса на российский рынок не материализовались в новые прорывные проекты вроде «Северного потока» – количество упорно не переходит в качество. Наконец, Дамокловым мечом висит над энергетической повесткой дня Третий энергопакет Евросоюза, призванный отделить производственные и добывающие мощности от транспортных и распределительных сетей.

Завышенных ожиданий в преддверии встречи не было ни у кого. Визит Ангелы Меркель, несмотря на формально высокий статус, стал для госпожи канцлера лишь одним из этапов «евротура» по золотому кольцу ЕС. Брюссель, Лондон, Лиссабон, Париж, Афины – за прошедшую неделю глава немецкой делегации успела посетить все ключевые кризисные и антикризисные столицы еврозоны. Последняя остановка – Москва, но о традиционной эксклюзивности и особом статусе переговоров в такой ситуации речь уже не идет. Внимание канцлера приковано к домашним проблемам: европейские лидеры активно готовятся к запланированному на 22-23 ноября саммиту ЕС, на котором участники попытаются – вероятно, в последний раз – договориться по проекту общего бюджета.

Подготовка к московской встрече сопровождалась в Германии драматичной дискуссией и серьезными межведомственными разногласиями. Несколькими неделями ранее Бундестаг с подачи правящей коалиции ХДС/ХСС и «свободных демократов» подготовил проект резолюции по России, содержавший острую критику внутриполитических тенденций. Текст пестрил выражениями вроде «кризис демократии» и «систематическое несоблюдение прав человека». Если немцы вообще способны проявлять удивление, то именно оно воцарилось в стенах немецкого МИДа, которому документ был адресован в качестве рекомендации к предстоящим переговорам. Внешнеполитическое ведомство в срочном порядке отретушировало резолюцию: из нее были вычеркнуты наиболее острые пассажи, некоторые формулировки были заметно смягчены и добавлены тезисы о том, что «Россия является ключевым партнером для Германии и Европы», а двусторонние экономические отношения переживают настоящий бум. Однако даже в таком виде документ вызвал острое недовольство России: «Авторы резолюции не слишком хорошо информированы о последних тенденциях в российском законодательстве. Многие из предлагаемых немецкой стороной мер уже реализованы на практике или активно готовятся в данный момент, – заявил посол в Берлине Владимир Гринин в интервью немецкому каналу ZDF. – Мы приветствуем конструктивную критику, однако ничего конструктивного в данном документе мне обнаружить не удалось».

Если резолюцию можно было исправить и вернуть на доработку, то противоречия внутри самой немецкой делегации никуда не исчезли. Компанию Ангеле Меркель в Москве составили министр иностранных дел Гидо Вестервелле и уполномоченный представитель МИДа по России Андреас Шокенхофф – убежденные сторонники критической линии в отношениях с Кремлем. В итоге госпоже канцлеру пришлось сражаться на двух фронтах: нужно было утолить жажду критики коллег по партии, при этом не испортив отношения с российским лидером. В гонке за двумя зайцами Ангела Меркель преуспела, однако пространства для маневра у нее почти не осталось, и вся встреча прошла под гиппократовским лозунгом «не навреди». Хотя диалог и дружба лидеров дорогого стоят, разве этого ожидают от переговоров на высшем уровне?

В сухом остатке московский раунд российско-германских переговоров – состоялся. Помимо экономики, ситуации в сфере прав человека и демократии, лидеры также обсудили вопросы энергетики и кризис на Ближнем Востоке. Единственной реальной договоренностью стал контракт между Siemens и РЖД на поставку 675 локомотивов с 2016 по 2020 год. Следующая возможность урегулировать накопившиеся противоречия представится нескоро: в Европе бушует кризис, а сама Германия вступает в горячий период предвыборной гонки. Здесь, что называется, не до России.

Несмотря на старания лидеров, подчеркнуть «особый характер стратегического диалога» на этот раз не получилось – не было в нем ни особости, ни характера.