Как в лучших домах

Ирина Осипова
27 ноября 2012, 12:13

Времена, когда в каждом приличном доме под библиотеку отводилась отдельная комната немалых размеров, остались в дореволюционно-усадебном прошлом, а с нынешним ростом технологий само понятие становится все более виртуальным и умещается в одной «читалке». Библиотека в том, старинном понимании — удел коллекционеров антиквариата. 8 декабря Дом антикварной книги в Никитском выставит на торги первую часть одного крупного частного собрания.

Для Дома антикварной книги, открывшегося лишь в марте этого года (он работает и как галерея, и как аукционный дом), это большая удача. По словам директора Сергея Бурмистрова, подобных коллекций в Москве — по пальцам пересчитать, и прецедентов открытой продажи библиотеки такого уровня целиком в постсоветское время не существует. Более того, если полистать каталоги Sotheby's и Christie's, то окажется, что по уровню и редкости изданий этот аукцион превосходит западных гигантов.

«Коллекционирование старых изданий у нас не то чтобы не развито, но по сравнению с западным миром есть куда расти, — рассказывает Сергей Бурмистров. — У нас все собирают примерно одно и то же — прижизненные издания классиков, иллюстрированные издания, автографы. В Европе же больше разноплановых коллекций, все гораздо многослойнее и многограннее. И в связи с этим больше развит рынок, и на нем больше игроков».

Значительная часть библиотеки, выставленной на торги, собрана в последние 30 лет, и это была настоящая коллекционерская охота — все издания достаточно редки, их приходилось выискивать и в магазинах, и на российских и западных аукционах, и у старых коллекционеров. Из-за огромного объема и для удобства восприятия продажу библиотеки разбили на три части. Первая включает 329 лотов с общей оценкой 4 млн долларов, и ее можно условно озаглавить как «уники и раритеты». В каталоге в основном редкие книги по истории и искусству XVIII–XIX века, иллюстрированные и первопечатные издания.

Первым же лотом идет выдающаяся редкость — самая старая инкунабула (в переводе с латыни «колыбель» — так называют книги, появившиеся на начальном этапе книгопечатания, во второй половине XVI века) «Нюрнбергские хроники». Изданная в 1493 году, она считается одной из первых европейских книг по всемирной истории и помимо описаний содержит около 2 тыс. ксилографий с видами городов. Эстимейт составляет 800–900 тыс. рублей, но, по словам Бурмистрова, на западных аукционах она оценивается в зависимости от сохранности от 200 тыс. до 400 тыс. долларов. Есть в коллекции и несколько русских первопечатных книг времен Ивана Федорова, как, например, «Псалтырь» 1567 года (700–800 тыс. рублей).

Еще один топ-лот — «Византийские эмали» конца XIX века (500–600 тыс. рублей). По содержанию это серьезное искусствоведческое исследование, а по оформлению — шедевр русского типографского искусства. Иллюстрации рисовали лучшие петербургские графики, бумагу заказывали из Страсбурга, шелк для суперобложки доверили известному московскому фабриканту Сапожникову, переплет белой шагрени с тиснением червонным золотом делали в Лейпциге. Выпуск издания обошелся меценату А. Звенигородскому в 120 тыс. рублей — по тем временам целое состояние. Все экземпляры были не только пронумерованы, но и подписаны, с именем того, кому предназначались. Среди них были австрийский император, турецкий султан, бухарский эмир и многие европейские монархи.

Многие издания так или иначе связаны с именами российских императоров. Это и практически полная (что редкость для одной библиотеки) линейка коронационных сборников от Анны Иоанновны до Николая II. И единственный известный экземпляр книги с посвящением Анне Леопольдовне — из-за исторических перипетий, изобиловавших интригами и дворцовыми переворотами, страницы с посвящениями и целые издания впоследствии уничтожались. По той же причине большой редкостью считается гравюра «План иллюминации и фейерверка» в честь дня рождения Иоанна Антоновича (3–3,5 млн рублей). Подобные гравюры, роскошно исполненные, раздавались гостям, приглашенным на празднование, — это было что-то вроде современных театральных программок. Есть здесь и издания из личных императорских и великокняжеских библиотек.