Ядерная необратимость

Москва, 14.02.2013
Иран и США готовятся к прямым переговорам по ядерной программе. Подготовка идет противоречиво на фоне намерений США ввести новые санкции и ответных шагов Ирана. Дипломатические успехи МАГАТЭ и «шестерки» в попытках разобраться с иранским атомом следует расценивать в контексте подготовки встречи в формате Вашингтон–Тегеран. ИРИ не откажется от ядерной программы, так как не доверяет Западу. Санкции себя исчерпали, так как Иран не сломлен. Требуются новые подходы. Вашингтон столкнулся с трудной задачей.

Иллюстрация: Эксперт Online

МАГАТЭ

В Тегеране завершился очередной раунд переговоров МАГАТЭ и властей Ирана. МАГАТЭ представляла статусная делегация во главе с заместителем гендиректора Херманом Наккартсом, ИРИ – Али Асгар Солтание, постпред страны в МАГАТЭ с группой экспертов.

Агентство хочет получить доступ на волнующий его объект «Парчин». ИРИ называет его военным, а не ядерным – и не видит повода для допуска туда инспекторов ядерного профиля. Тегеран утверждает, что после каждой инспекции его ядерных объектов секретная информация, которую должны держать в тайне сотрудники МАГАТЭ, становится достоянием широкой общественности. И это очень не устраивает Иран. Переговоры на сей раз снова касались темы допуска. Иранцы согласились обсудить условия посещения полигона инспекцией.

По завершении встречи Али Асгар Солтание казался очень довольным: «Устранив некоторые разногласия и согласовав некоторые пункты в тексте, стороны решили встретиться еще раз, чтобы обменяться мнениями относительно новых предложений, которые были высказаны на этой встрече».

МАГАТЭ, в свою очередь, сообщило, что никаких соглашений на переговорах с Ираном не достигнуто, доступа к «Парчину» как не было, так и нет.

Отметим, особых противоречий в обоих заявлениях нет: доступа на объект Тегеран не предоставил, но ряд разногласий был устранен. И Иран получил искомое согласие на продолжение встреч, что порадовало Солтание.

Дело в том, что на 25 февраля в Казахстане назначены переговоры «шестерки» по Ирану. Тегеран не может идти на них без позитивного результата по теме МАГАТЭ. Так как сотрудничество с агентством – одно из требований мирового сообщества к ИРИ. Та минимальная договоренность, которой удалось достичь, как раз будет представлена Ираном «шестерке».

«Шестерка»

Работы по обогащению урана до 20% – это центральный вопрос переговоров «шестерки». Программа обогащения 3-процентного урана до 20% была начата сравнительно недавно. По данным МАГАТЭ на май 2012 года, для этой цели в Иране работает 10 тыс. центрифуг. По словам президента ИРИ Махмуда Ахмадинежада, в июле-2012 этих центрифуг стало 11 тыс. В конце января 2013 года ИРИ сообщила МАГАТЭ о намерении увеличить число центрифуг в Натанзе. 13 февраля 2013 года начался процесс модернизации центрифуг на этом ядерном заводе. Новое оборудование позволит обогащать уран более высокими темпами.

Тегеран говорит, что ядерная программа имеет мирный контекст. Все усилия в этой сфере направлены на выполнение закона, нацеленного на обеспечение страны электроэнергией: к 2030 году следует достичь производства 20 тыс. мегаватт и построить 20 энергоблоков АЭС. На минувшей неделе в Москву приезжал глава МИД ИРИ Али Акбар Салехи. Он вел переговоры, в частности, о сооружении второго блока АЭС «Бушер». Тем самым Тегеран еще раз продемонстрировал мирный характер своей ядерной программы.

Высокий чиновник также сделал ряд имиджевых заявлений относительно перспектив предстоящих переговоров в формате шести: «Если в этот раз со стороны наших собеседников будет настоящая воля к урегулированию этого вопроса, то и с нашей стороны эта воля будет... Если вы сравните недавнее заседание с тем, которые мы проводили раньше, то мы очень продвигались вперед. Мы движемся в правильном направлении». Речь идет о трех раундах 2012 года и длительной паузе 2011-го.

Салехи добавил, что «искусственная проблема иранской ядерной программы, которая существует уже более 10 лет, является несправедливым вызовом в отношении Ирана и западных стран». По его словам, на ядерную проблему Ирана «можно смотреть с трех точек зрения – с технической, юридической и политической. Если смотреть с технической точки зрения, то эксперты хорошо понимают, что проблемы здесь не существует. С тех пор как к этим вопросам прибавился политический аспект, это добавило сложностей к решению проблемы».

Нынешние переговоры Иран предваряет рядом предупреждений. «Исламская Республика Иран серьезно подходит к ядерным переговорам с "шестеркой" и ожидает, что и противоположная сторона проявит серьезность и объективность, – сообщил постпред ИРИ в ООН Мохаммад Хазаи председателю СБ. – ИРИ постоянно заявляет о своей полной приверженности ДНЯО и полна решимости продолжить свое сотрудничество с МАГАТЭ. Власти ИРИ при каждом возможном случае говорят о том, что политика двоякого подхода, политика давления на фоне заявлений о готовности сесть за стол переговоров, которая проводится рядом государств, является бесполезной и бессмысленной, потому что оказание давления на Иран выбьет из колеи дипломатические усилия». Дипломат добавил: «Для успеха любых переговоров требуется конструктивная и позитивная атмосфера наряду с духом сотрудничества».

Верховный представитель Евросоюза по внешней политике и безопасности Кэтрин Эштон призвала Иран проявить гибкость на переговорах. Именно баронессе предстоит беседовать с иранскими посланниками в Алма-Ате 26 февраля. «Мы надеемся, что Иран подойдет с гибкостью к этим переговорам и нам удастся добиться серьезного прогресса. Мы используем все дипломатические возможности для достижения соглашения по иранской ядерной программе, которое устроит международное сообщество», – сказала Эштон.

Напомним, в отношении Ирана действуют не только международные санкции, предписанные четырьмя резолюциями СБ ООН, но и двусторонние. В частности, нефтяное эмбарго ЕС, установленное в 2012 году. Как сообщили в Международном энергетическом агентстве, убытки экономики Ирана из-за эмбарго составили 40 млрд долларов. Если в середине 2000-х годов добыча нефти в ИРИ составляла 4,2 млн баррелей, то в январе 2013-го – лишь 2,65 млн баррелей в сутки. За время эмбарго иранский риал упал в цене в три раза.

Но власти неуклонно движутся к цели в рамках разработанной программы, ставшей их национальной идеей. Совершенно очевидно, что усугубление жестких мер консолидирует нацию вокруг власти и убеждает в правильности выбранного курса. Ядерная программа при этом ничуть не страдает. Санкционная политика «доказала свою неэффективность, и мы неоднократно заявляли, что она не только создает огромные экономические трудности, которые прежде всего ложатся на гражданское население», уверен официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич. По его словам, санкции «усложняют процесс политического урегулирования проблемы, процесс переговоров».

«Мы не скрываем, что считаем некоторые действия со стороны наших партнеров по "шестерке" контрпродуктивными, – заявил постпред РФ в ООН Виталий Чуркин. – В дополнение к санкциям СБ ООН они ввели против Ирана ряд односторонних санкций, которые, с нашей точки зрения, совершенно лишние: раз уж мы договорились о сотрудничестве и работе на основе резолюций СБ ООН, добавлять что-либо сверх этого – просто неправильно. Зачем дополнительно создавать стране гуманитарные проблемы и негативный фон на переговорах?» Дипломат напомнил, что ни один из членов "шестерки", в том числе США, не считает, что иранцы уже приняли политическое решение о разработке ядерного оружия: «Вашингтон признает, что, согласно имеющимся у него данным, такого решения пока принято не было. Но раз решение не принималось, что подтверждают даже американцы, то по-прежнему сохраняется возможность для переговоров и использования других дипломатических методов».

Прямые переговоры

США готовы к прямым переговорам с Ираном, заявил на Мюнхенской конференции, проходившей 1-3 февраля 2013 года, вице-президент Джо Байден. «Приглашение остается в силе, но должны быть серьезные повестка дня и намерения, в том числе со стороны Ирана», – указал он. Однако 6 февраля Белый дом сообщил, что готов расширить экономические санкции в отношении ИРИ, включив новую группу иранских граждан в «черный список». На следующий день, 7 февраля, духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил о невозможности прямых переговоров с США в условиях «сохраняющегося давления». «Тот, кто вводит санкции против народа Ирана, демонстрирует добрую или злую волю? Руководители США знают, что давление и переговоры не могут идти рука об руку и иранский народ не запугать подобным подходом», – заявил он. И пригрозил перекрыть Ормузский пролив, если США введут новые ограничительные меры: «Наше государство построено на принципах ислама. Оно точно знает, что делает, и будет двигаться в нужном направлении столько, сколько потребуется». 9 февраля иранский президент Махмуд Ахмадинежад предложил США вести прямые переговоры по иранской ядерной программе, фактически высказавшись вразрез линии рахбара. А уже 10-го он добавил, что за переговоры, но они не могут проводиться под давлением, и что Вашингтон должен «убрать дуло пистолета от лица иранского народа». В этот же день шеф Пентагона Леон Панетта заявил, что перекрытие Ормузского пролива, обещанное аятоллой как ответ на санкции, вынудит США принять меры для его разблокировки. 13 февраля Обама пообещал нации «сделать все необходимое», чтобы не допустить развития военного атома в Иране. И примирительно сказал: «Иранские руководители должны осознавать, что сейчас есть время для дипломатического решения, поскольку коалиция выступает единым фронтом с требованием к ним соблюдать обязательства».

Конечно, Иран очень хочет вести переговоры с США, признавая, что проблема ядерного оружия – не что иное, как результат конфликта между Вашингтоном и Тегераном. Причем он хочет вести переговоры на равных – так, чтобы страна с 200-летней историей проявила уважение к стране, чья история насчитывает 3 тыс. лет. Насколько готова к этому Америка – неясно. Ей самой нужны эти переговоры – как минимум потому, что как великая держава она несет ответственность за появление новых ядерных государств, кроме того, региональные союзники требуют защиты от иранской угрозы, вовсю раскручивая тему. Скорее всего, Вашингтон сможет вести разговор в прагматичном русле и не более того. Насколько готовы к этому иранцы – неясно. Особенно когда их успехи в деле дообогащения 3-процентного урана до 20% так очевидны, когда им нужна консолидация нации накануне президентских выборов, обещающих быть непростыми, когда, наконец, США переживают не самые лучшие времена в отношении экономики и ближневосточной политики.

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году

    Довести до единицы: растительные масла получат новый норматив

    В России грядет ужесточение законодательства в отношении показателей безопасности на масло-сырье. Законодатели спешат и хотят одномоментно пройти путь, на который Европе потребовалось 14 лет. Спешка грозит остановкой российской масложировой отрасли

    Курс на цифру

    Один из самых актуальных и обсуждаемых вопросов на сегодняшний день — заменят ли в будущем роботы живых людей на производстве. О том, как обстоят дела с роботизацией промышленности в столице, мы поговорили с руководителем Департамента инвестиционной и промышленной политики Москвы Александром Прохоровым

    Спартакиада как тимбилдинг и повод для знакомства

    Моросящий дождь и толпы — на стадионе Лужники, по дороге от метро и к метро. В холодную сентябрьскую субботу первая столичная Спартакиада «Моспром» собрала поклонников здорового образа жизни и любителей спорта
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Минфин убирает доллар из своего резерва вслед за ЦБ
      Министерство финансов намерено снизить долю доллара в ФНБ с 45% до чуть более 20%
    2. Новая арабская весна
      События в Ливане и Ираке могут стать новой «арабской весной» уже осенью, причем — весьма жаркой, если в события вмешается Тегеран, чьим интересам угрожают протесты в этих двух молодых демократиях
    3. Борьба за и против «Северного потока — 2» развернулась с новой силой
      Украина обжалует в суде решение ФРГ о смягчении газовой директивы для трубопровода «Северный поток — 2», которого пока не существует
    Реклама