Успеть до Женевы

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
11 июня 2013, 17:57

В преддверии женевской мирной конференции Дамаск пытается максимально упрочить свои позиции. Вслед за взятием Эль-Кусейра он намерен отвоевать у боевиков север страны.

Фото: AP
Вслед за взятием эль-Кусейра Дамаск намерен отвоевать у боевиков север страны

Сирийская армия начала операцию «Северная буря» по освобождению от боевиков провинции Алеппо. Напомним, что уже долгое время часть города Алеппо — столицы одноименной провинции — находится в руках боевиков. Как это обычно и бывает во время гражданской войны, город балансирует на грани гуманитарной катастрофы. Ситуация усугубляется беззаконием, которые творят в городе «освободившие» его боевики. Так, широкий резонанс получило недавнее убийство исламистами 15-летнего разносчика кофе. Мальчика убили на глазах его родителей за то, что он «оскорблял пророка Мухаммеда». По одной из версий, он действительно признался друзьям в атеизме. По другой — он просто отказался бесплатно давать кофе одному из боевиков, пояснив, что «даже если Мухаммед спустится сюда, я не запишу тебе это в долг».

Пока что наступление проходит успешно. Сирийские власти снимают осаду с шиитских городов, окружают и захватывают оплоты боевиков в провинции, отрезают все шоссе, ведущие в Турцию, и уже даже ведут бои в самом городе Алеппо. Армии помогают силы ополчения, Хезболла (хотя, по всей видимости, не так активно как при штурме Кусейра — бойцам «Партии Бога», обученным ведению партизанской войны, трудно штурмовать хорошо укрепленные позиции боевиков, а людьми Хасан Насралла разбрасываться сейчас не может), а также курдские ополчения. Напомним, что в между Башаром Асадом и курдами действует соглашение, по которому курды поддерживают правительство (в частности, берут под контроль свои города и высвобождают находящиеся там армейские части для боевых операций), в обмен на что после окончания войны получают автономию. И сейчас курды не дают боевикам сбежать из Алеппо через сирийский Курдистан в Турцию.

А таких дезертиров, по сообщению правительственных структур, достаточно много — причем речь не только о рядовых боевиках, но и о командном составе. Положение боевиков выглядит обреченным, причем речь идет не о локальном поражении, а о стратегическом. После взятия Кусейра и (по крайней мере частичного) закрытия границы с Ливаном северный маршрут ключевым для выживания боевиков. Потеря контроля над Алеппо и провинцией Идлиб лишит их значительной доли снабжения. Боевики признаются, что спасти их сейчас может лишь внешняя помощь. И если об интервенции речи не идет (как уже не раз писалось, часть спонсоров боевиков не имеет для этого достаточно ресурсов, а другая часть — достаточной политической воли), то они просят хотя бы поставить им современное оружие.

Окончательное решение о поставках в Европе как и в США еще не приняли. С одной стороны, успешное сопротивление боевиков в Алеппо входит в интересы Брюсселя и Вашингтона. Если Алеппо падет до начала мирной конференции по Сирии, то разговаривать на этой конференции будет не о чем (особенно если Башар Асад к тому времени получит российские С-300). С другой стороны, передавать оружие террористам как-то не хочется — неизвестно, где и против кого потом будет применяться это оружие. Именно поэтому в в Европе продолжаются дискуссии относительно целесообразности поставок боевикам оружия. Берлин настаивает на том, чтобы оружие не давать. «Германия ни при каких обстоятельствах не будет поставлять оружие в Сирию — страну, охваченную гражданской войной. Это не будет зависеть от того, как другие страны относятся к эмбарго», — заявила Ангела Меркель. Британское правительство, до недавнего времени являвшееся одним из самых активных адвокатов поставок, сейчас колеблется. А точнее пытается перестраховаться — кабинет министров фактически переложил итоговое решение на британский парламент. Логика весьма проста. Если, как предсказывают в Москве и Берлине, оружие действительно попадет не в те руки и будет использовано против западных, а тем паче британских граждан, то обвинять премьер-министра Дэвида Кэмерона будет не в чем — ответственность всецело ляжет на парламент.