Малый бизнес поиграет в монополию

Москва, 16.04.2014
Минэкономразвития обсуждает с федеральными министерствами и ведомствами свой вариант поправок в закон «О защите конкуренции», полагая, что малому бизнесу можно позволить монопольное повышение цен для накопления капитала и перехода в категорию среднего бизнеса. С этим категорически не согласна Федеральная антимонопольная служба, увесистый проект поправок которой в тот же закон «потерялся» в правительстве

Фото: РИА Новости

Как стало известно «Эксперт Online» Минэкономразвития разослало в заинтересованные органы власти предложения по изменению в закон «О защите конкуренции». В отличие от увесистого так называемого четвертого антимонопольного пакета, за который уже больше года бьется сама ФАС, предложения МЭР умещаются на одном листе.      

«Изменения направлены на снижение антимонопольных рисков и количества возбуждаемых дел, повышение привлекательности ведения малого бизнеса и снятие ограничений по использованию деловых практик, в итоге - на повышение прибыльности деятельности малого бизнеса и стимулирование его развития. Кроме того, изменения позволят малым предприятиям законно действовать совместно (заключать соглашения), вырабатывая и проводя политику в отношении крупных участников рынка», - говорится в справке Минэкономразвития. 

Ведомство предлагает оградить предприятия малого бизнеса от распространения на него части положений основных антимонопольных статей –10-й (злоупотребление доминирующим положением) и 11-й (картели и сговоры), а также 11` (согласованные действия). В частности,  по мнению МЭР, малые предприятия не следует привлекать к ответственности за установление, поддержание монопольно высокой (низкой) цены товара, за изъятие товара из обращения, приведшее к повышению цены, необоснованное сокращение или прекращение производства товара, установление разных цен на один товар.

В пояснительной записке приводится пример того, как ИП Стеклянников был признан занимающим доминирующее положение на рынке услуг по ветеринарно-санитарной обработке транспортных средств и контейнеров по 1-ой категории в городе Магадане. Его оштрафовали за монопольно высокие цены в то время как его чистая прибыль за месяц составила всего 14 тысяч рублей. Приводится и ряд других примеров того, что ФАС явно разменивается по мелочам.

Также ведомство предлагает разрешить малым предприятиям делить между собой товарные рынки по территориальному принципу, объему продаж, ассортименту и так далее (что считается сейчас картельным сговором). Они вправе, по мнению МЭР, отказывать в заключении договоров поставки кому угодно. И главное предложение в том, что картельным сговором действия малых предприятий можно считать только в том случае, если они причинили вред. Эта новелла подкрепляется примером наложения штрафа на двух индивидуальных предпринимателей из  Новочебоксарска за согласованные действия в форме «единовременного поднятия цен» на рынке сахара. Их цены различались минимум на 80 копеек в то время как товар биржевой, а значит единовременное  повышение цен не была виной предпринимателей.

«От малого бизнеса давно пора убрать руки, особенно ФАС. Если мы будем продолжать регулировать малый бизнес, указывать ему, где продавать и по какой цене, а еще душить штрафами, он никогда не вырастет в средний и тем более крупный, - пояснил «Эксперт Online» член генсовета «Деловой России» Сергей Габестро. - Его надо вообще избавить от регулирования, за исключением, конечно, случаев уголовной ответственности, как например, картельные сговоры».

При этом в пояснении МЭР к своей инициативе указывается, что есть риски того, что на первоначальном этапе возможен негативный эффект на территориально небольших (например, муниципальных) или удаленных рынках с небольшим объемом. Например, рост цены товара. «С учетом низких порогов входа, повышение привлекательности (прибыльности) отдельного рынка, привлечет новых участников рынка, что увеличит конкуренцию и будет способствовать нивелированию возможных краткосрочных негативных эффектов (например, снижать цену)», - говорится в пояснении МЭР.

«ФАС часто возражает, что, мол, есть случаи, когда в одном поселке стоит одна котельная и диктует свои цены, - поясняет Сергей Габестро. - Но малый бизнес по определению не может быть монополистом, поскольку пороги для входа здесь низкие. Никто не мешает другому предприятию взять кредит, построить такую же котельную или водокачку в поселке и конкурировать за счет более низкого тарифа. Другое дело, что государство должно ему в этом помочь».

С этим категорически не согласен начальник управления по борьбе с картелями ФАС Андрей Тенишев:

«Это опасная идея, поскольку сразу приведет к повышению цен на локальных рынках. Мы уже сплошь и рядом с этим сталкиваемся. Например, в Магадане три оператора связи сговорились и установили высокие цены на свои услуги. И почему-то другие операторы туда не пришли снижать цены, - пояснил «Эксперт Online» Андрей Тенишев. – Или возьмите рынок соли. Вроде мелкий товар, а несколько участников рынка поделили между собой регионы. И другому малому предприятию запретили продавать в других регионах под страхом расторжения договора. Таких примеров много». 

«При слишком резком росте прибыльности, субъект выйдет из категории малого бизнеса по обороту и в полной мере попадет под действие Закона «О защите конкуренции»» - говорится в пояснении МЭР. Это на самом деле смелая для России идея, но она давно бытует среди экономистов: нет ничего страшного, если малому предприятию дать разбогатеть пусть даже за счет высоких цен.

«Инициатива МЭР пока не является законопроектом, но мы сейчас обсудим и направим свой отзыв, - пояснил «Эксперт Online» начальник юридического департамента  ФАС Сергей Пузыревский. – Но уже можно сказать, что он не проработан. Ситуация на рынке не зависит от статуса его субъекта. Иной малый бизнес может быть опаснее крупного для других участников рынка. В этом с нами согласно объединение малого бизнеса ОПОРА России».

Эта организация в самом деле соглашалась с последними редакциями «четвертого антимонопольного пакета» поправок. В отличие от «Деловой России», которая полагает, что малый бизнес вовсе нельзя признавать монополистом.

«Мы принимаем инициативу МЭР, но  с оговорками: надо дать иммунитет малому бизнесу по всем пунктам статьи о злоупотреблении доминирующим положением, а не только по четырем подпунктам, - пояснил «Эксперт Online» Алексей Ульянов, директор по развитию Национального института закупок и соразработчик «Дорожной карты» по развитию конкуренции. - Получается, что теперь малый бизнес сможет устанавливать цену и объемы производства без оглядки на ФАС, но не сможет без оглядки заключать договоры?»

«Деловая Россия» тоже регулярно приводит немало примеров несправедливых наказаний предпринимателей. ОАО «Удмургеофизика»  наказана ФАС за отключение теплоснабжения своему арендатору, который не платил за теплоснабжение. ООО «Юридический центр «Советник права» из Москвы наказан за отказ предоставлять электроэнергию своему соседу АНО «Экспертный центр дорожного развития и автомобилизации» в связи с возникшим спором из-за неуплаты коммунальных услуг.

Собственно, излишнее давление на малый бизнес и есть основной мотив появления законодательной инициативы МЭР.

«Мы считаем, что главное - это поддержка конкуренции, с нашей точки зрения ФАС перегружена большим количеством дел, процессов, которые ведет в самых разных отраслях экономики, - говорил еще в начале года министр экономического развития Алексей Улюкаев. - И мы считали бы правильным освободить ее от такого рода активного участия в рамках малого и среднего бизнеса».

В январе этого года «Ведомости» со ссылкой на свои источники сообщали, Минэкономразвития решило реформировать ФАС и даже решило как будут перераспределены ее полномочия. Нормотворчество и контроль за иностранными инвестициями ведомство МЭР намерено оставить за собой,  контроль за госзаказом передать Росфинмониторингу, за рекламой — Роскомнадзору, а жалобы физлиц переключить на Роспотребнадзор».

Кирилл Писенко, профессор кафедры финансового права Российской академии правосудия считает, что ФАС следует лишить нормотворческих полномочий в сфере антимонопольного регулирования, а также ограничить, в том числе передать иным органам некоторые отдельные полномочия:

«Я занимаюсь антимонопольным регулированием как ученый, сравнивая практику у нас и за рубежом. Повсюду мы видим деконцентрацию функций, у нас гиперконцентрация их в одном ведомстве. ФАС сама пишет себе законы и подзаконные акты, сама их исполняет и сама же представляет итоговую аналитическую информацию обществу и государству, оценивая состояние конкуренции и качество собственной деятельности. При такой модели управления конкурентной политикой деятельность антимонопольного органа становится непрозрачной, почти невозможно сделать работу службы подконтрольной и оценить ее эффективность. Не знаю, что там происходит между Минэкономразвития и ФАС, но последнюю, полагаю, надо лишить функции нормотворчества, главенствующей роли в оценке состояния конкуренции и оценки собственной деятельности, а также приоритетного слова в определении стратегии и задач развития конкуренции на будущие периоды. В составе Минэкономики есть конкурентный департамент, Минэкономики – это орган по разработке экономической политики, которая включает и конкурентную, как часть общеэкономической, логично, чтобы он и отвечал за эти вопросы, - считает Кирилл Писенко.

По его мнению, ФАС должен быть именно и только контролирующим органом и просто давать свою оценку сделкам экономической концентрации: опасны они для рынков и для экономики или нет. Если не опасна, то ее можно разрешить. Если считает, что опасна – то решение уже должен выносить другой орган власти. В разных странах этот вопрос решают различные органы, в основном – это или Министерство экономики, как, например, в Германии, или правительство (Совет министров), как, например, в Испании. В России таковым могли бы стать Минэкономики или правительственная комиссия, состоящая из представителей заинтересованных министерств и ведомств экономического профиля, а по сделкам, затрагивающим вопросы безопасности, также и представителей силовых органов, - считает ученый. 

«Несколько ограничить следует и контрольные полномочия антимонопольного органа и по предметному критерию в части контроля малого бизнеса, - говорит Кирилл Писенко. -  Угроза монополизма со стороны этой категории бизнесменов, по-моему, раздута и преувеличена. Между тем, прессинг на малый бизнес огромен, ускоряет процесс ухода малых предприятий с рынка и закрытия бизнеса, и, по сути нивелирует усилия другой части государства, которая пытается создавать условия для роста малых предприятий. Получается, что одной рукой мы создаем новые рынки, развиваем бизнес-инкубаторы, практику микрофинансирования и кредитования для малых предприятий, сокращаем контрольное воздействие, а  другой рукой тут же душим только появившиеся малые предприятия, видя в них основную монопольную угрозу российской экономике».

Между тем ФАС регулярно выявляет и нарушения в профильных органах власти, ограничивающих конкуренцию. В прошлом году, например, против Росрыболовства был подан иск по делу о так называемых крабовых аукционах, которые провели так. Что камчатский краб по документам продавался за границу по цене 17 копеек за 1 килограмм при средней цене более 1600 руб за кг. Более важным пример – ограничение конкуренции администрацией Кемеровской области, которая рекомендовала угольным компаниям работать с избранными железнодорожными перевозчиками, оставив «за бортом» десятки малых и средних предприятий. С одной стороны, повысились цены на перевозку, с другой – составы стали ходить без перебоев.

«Но у меня возникает вопрос, если это так, почему бы антимонопольщикам не сконцентрироваться на делах против таких представителей власти, возбуждая дела по 15 и 16 статьям Закона о конкуренции в гораздо большем объеме, нежели сейчас.  Хотя статистика показывает, что ФАС много дел против власти, но следует учитывать, что большинство таких дел связаны с нарушениями в сфере госзакупок, а не иными случаями ограничения конкуренции, о которых говорит ФАС, отстаивая свою позицию по контролю малого бизнеса. Есть удачные примеры борьбы ФАС против антиконкурентной практики органов власти. Надо развивать этот положительный опыт», - говорит Кирилл Писенко.   

Появление новой законодательной инициативы МЭР (пока на стадии изучения мнений других министерств и ведомств) может говорить об обострении конкуренции с ФАС за полномочия регулировать рынки. Это особенно знаменательно сейчас, когда правительство РФ по непонятным причинам отложило очередное рассмотрение законопроекта, за который ФАС борется уже более года. Изначально ведомство планировало существенно расширить свои функции как в отношении малого, так и крупного бизнеса. Предполагалось ввести правила торговой практики для единожды нарушивших закон «О защите конкуренции», то есть запретить компаниям корректировать свою маркетинговую политику, что в условиях меняющихся условий рынка сделало бы их неконкурентоспособными. Проект поправок составлял несколько десятков страниц. В том числе были либеральные инициативы, как то ограничение участия государства на конкурентных рынках. Но против большинства инициатив восстали РСПП, «Деловая Россия», ТПП. В итоге документ четырежды направлялся в правительство и был возвращен, получил множество негативных отзывов со стороны как органов власти, так и экспертных советов. Глава ФАС Игорь Артемьев не переставал «громко удивляться» многим возражениям, тем более, что большинство из них были учтены.

В конце года первый вице-премьер Игорь Шувалов в очередной раз «завернул» проект с резолюцией обязательно согласовать поправки с деловым сообществом.

Но даже последняя рихтовка законопроекта не привела к «примирению сторон». ФАС по-прежнему настаивает, что готовит едва ли не самый лучший в мире закон, направленный на развитие конкуренции.  Предприниматели же считают, что некоторые его положения «добьют» малый бизнес. В частности, ФАС не желает отказываться от регулирования торговли товарами, созданными на основе оригинальных инновационных разработок. (Речь идет об изобретениях, которые по определению уже считаются монопольными, но без накрутки большой цены не окупят себя никогда).

«Думаю, именно потому, что ФАС упорствует в своем желании расширить полномочия во вред бизнесу, Игорь Шувалов и не спешит назначать совещание, - говорит Алексей Ульянов. По моим впечатлением и мнению других наблюдателей, все идет к тому, что поправки ФАС вовсе завернут, лишат его законодательной деятельности, а руководство сменят. Не исключено, что именно с этим связано начало обсуждения поправок от Минэкономразвития. Они хотя и не в полной мере удовлетворяют ожиданиям бизнеса, но во всяком случае не направлены ему во вред, в отличие от версии ФАС». 

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Выплаты на детей споткнулись о прошлые доходы
    Из-за коронавируса ежемесячные пособия на детей в возрасте от 3 до 7 лет вводятся на месяц раньше. Если не возникнет проблем с выдачей в регионах, то уровень бедности среди семей с детьми в этом возрасте может сократиться на 26%. Мера своевременная, но условия получения этих выплат вызывают вопросы у нуждающихся семей.
  2. В правительстве явно обозначились две партии
    Вице-премьер Юрий Борисов заявил, что России пора перестать гордиться профицитным бюджетом и начинать увеличивать заимствования. Заимствовать обязательно надо, считают эксперты, а также и резервы расходовать, ведь за это не придётся платить никому 6.5% годовых и более. Но решится ли правительство включить денежный насос?
  3. Миннесота в огне
    В Миннеаполисе четвертый день продолжаются беспорядки, вызванные убийством полицейскими безоружного афроамериканца
Реклама