БРИКС как протоальянс

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
15 июля 2014, 16:56

15 и 16 июля в бразильском городе Форталеза пройдет очередной саммит группы БРИКС. Участие в саммите российского президента Владимира Путина должно стать завершающим аккордом его латиноамериканском турне.

Нынешняя встреча стран-членов БРИКС позиционируется отнюдь не как рядовое протокольное мероприятие - на ней планируется запустить ряд внутриорганизационных экономических институтов. Нужда в них назрела, поскольку, по словам Владимира Путина, ключевые элементы Бреттон-Вудской системы не учитывают интересы ряда государств. «В её нынешнем виде она несправедлива в отношении стран БРИКС и в целом “новых экономик”. Мы должны более активно участвовать в системе принятия решений МВФ и Всемирного банка. Сама международная валютная система чрезмерно зависит от положения доллара, точнее от валютно-финансовой политики американского руководства. Страны БРИКС хотят изменить это положение», - заявил Путин. Так, на саммите будет объявлено о создании Нового банка развития (НБР) с начальным капиталом 50 млрд. долл. и со штаб-квартирой в Шанхае. Как ожидается, Банк будет дублировать функции Всемирного банка для членов БРИКС. Теоретически к нему могут подключиться и иные государства, однако по уставу доля капитала стран-членов БРИКС не должна опускаться ниже 55% от общего фонда. Кроме того, стороны создают резервный валютный пул объемом 100 млрд. долл.,  который должен спасти страны от резких валютных колебаний. «И Банк развития, и пул валютных резервов — практические шаги наших стран, направленные на укрепление международной финансовой архитектуры для придания ей более сбалансированного и справедливого характера», - говорит российский лидер.

Однако президент России уверяет, что экономическим сотрудничеством дело не ограничится. Слова Путина можно расценить как призыв создать на основе БРИКС некую политическую Фронду Западу. «Предлагаем создать механизм регулярных консультаций высокого уровня между нашими внешнеполитическими ведомствами по различным региональным конфликтам с выходом, где возможно, на общие позиции и совместные усилия по содействию их политико-дипломатическому урегулированию.... Будем расширять практику взаимных консультаций, совместных действий в международных организациях, прежде всего в ООН. В перспективе создадим виртуальный секретариат БРИКС», - отметил президент. Владимир Путин хочет превратить БРИКС в некую альтернативную Западу площадку мировой политики.  «Нужно... сообща продумать систему мер, которая бы позволила не допустить "травлю" стран, не согласных с теми или иными внешнеполитическими решениями США и их союзников, а вести цивилизованный, взаимоуважительный диалог по всем спорным вопросам», - поясняет он политические задачи, стоящие перед БРИКС.

Теоретически превращение БРИКС в антизападный фронт возможно. Президент прав, говоря о наличии ряда общих вызовов и проблем для стран-участниц БРИКС, совпадении их стратегических интересов. Все они недовольны той политикой, которую проводят США в мире, и действительно имеют достаточный потенциал для того, чтобы совместно продвигать важные для них моменты в глобальном масштабе. «Если попытаться найти нечто, что объединяло бы пять очень разных стран, то это одно — все они обладают полным суверенитетом (настолько, насколько это вообще возможно в современном глобальном мире), - говорит российский политолог Федор Лукьянов. - Полный суверенитет требует сочетания двух обстоятельств. Во-первых, способность проводить независимую политику, то есть отсутствие обязывающего членства в каких-либо альянсах или группировках, которое заставляет страну ограничивать свободу действий. Во-вторых, наличие достаточного экономического потенциала и веса, чтобы такую политику обеспечивать». Кроме того, учитывая их численность населения, они могут быть вполне репрезентативными - чисто с математической точки зрения понятие «мировая общественность» более применима к почти трем миллиардам населения БРИКС, чем «золотому миллиарду» Запада с его специфическим отношением к демократии и либерализму.

Однако в целом на основе БРИКС нельзя не то что создать какой-то военно-политический альянс, но и даже антизападную фронду. Основной причиной этому является ряд серьезнейших конфликтов между самими членами группировки. Прежде всего речь идет, конечно, о Китае и Индии. Две крупнейшие страны БРИКС вели войну, и часть индийской территории оккупирована китайцами. Кроме того, Индия готовится оспаривать у Китая господство над юго-восточной Азией. При новом премьер-министре Нарендре Моди уровень конфликтности в отношениях Дели и Пекина скорее всего спадет (несмотря на то, что Моди - националист, он еще и прагматик, нуждающийся в китайских инвестициях для подъема индийской экономики), однако сам конфликт сохранится. В перспективе также возможен бразильско-китайское и китайско-южноафриканское противостояние - Бразилия и ЮАР считают себя лидерами в своих регионах, и недовольны активным проникновением соответственно в Южную Америку и Африку Китая.

Проблема еще в том, что ряд стран БРИКС в принципе не разделяют желание российского президента уделять большое внимание политическим вопросам. Ни Индия, ни ЮАР, ни Бразилия не намерены бросать вызов международным институтам - этим странам не тесно в установленных для них международной системой рамках. Для них БРИКС - лишний способ усилить свой престиж, получить дополнительные экономические возможности для развития, привлечь инвестиции.

В этой ситуации Владимиру Путину остается разве что использовать БРИКС как площадку для двусторонних политических соглашений с отдельными ее участниками. В частности, с китайским лидером Си Цзиньпинем, который разделяет некоторые взгляды и стремления России. Например, по модернизации системы международного права и его применения.