Игра престолов по-пакистански

В первый день августа Пакистан должен получить нового главу правительства. Правда, «новым» его можно будет называть чисто формально, потому что он, скорее всего, будет носить ту же фамилию, что и отстраненный от власти Наваз Шариф. Вашинтонский след очень явно прослеживается в этих событиях, случившихся менее чем через два месяца после вступления страны в ШОС. Именно сейчас там очень сильны настроения наступить на хвост китайскому дракону и на лапу русскому медведю, тем более, если подворачивается случай сделать это одновременно

AP/TASS Автор: Anjum Naveed
Позиции военных традиционно сильны в пакистанской политике, а среди них самих сильны проамериканские и отчасти просаудовские настроения. На фото: парад в честь Дня Пакистана в Исламабаде, март 2017 года

Касты и династистии не мешают борьбе с коррупцией, но...

Обстановка в Пакистане в конце прошлой недели обострилась до предела. С поста главы правительства ушел, вернее, был вынужден уйти Наваз Шариф. Верховный суд признал обвинения в коррупции в адрес Шарифа обоснованными и сместил его. Во вторник Национальная ассамблея (парламент) должна выбрать нового премьер-министра, который будет возглавлять кабинет до следующих парламентских выборов, намеченных на 2018 год. Масла в огонь недовольства добавляет и то, что временно исполнять обязанности премьера, скорее всего, будет брат смещенного Шарифа.

В Пакистане и в XXI веке сохраняется жесткое расслоение общества по кастам. Связи и родство играют в политике основополагающую роль. Страной правят политические династии. Наиболее яркие представители — те же Шарифы, а также Бхутто, доминировавшие в политической жизни страны более четырех десятилетий. Власть до сих пор зачастую передается от отца сыну (дочери), от брата брату и т. д.

Эту систему отчасти уравновешивает то, что смещение самых высокопоставленных политиков по обвинениям в коррупции не редкость, а норма. Достаточно сказать, что за 70 лет независимости ни одному пакистанскому премьер-министру не удалось до конца отработать положенный по конституции срок. Наваз Шариф — один из самых авторитетных и опытных политиков в стране. Он четыре раза руководил национальным кабинетом министров и дважды возглавлял правительство провинции Пенджаб, считающейся главной опорой власти семейства Шарифов. Однако пережить нынешний скандал несмотря на весь свой опыт и политическую изворотливость не сумел и он.

Имя как самого Навала, так и его ближайших родственников часто встречалось в так называемых Панамских бумагах, списке оффшорных счетов и активов политиков разных стран, обнародованных журналистами в прошлом году. Созданная Верховным судом комиссия почти год расследовала обвинения в адрес Наваза Шарифа и в конце концов пришла к выводу, что он виновен в коррупции. В частности, ему вменяется в вину то, что он не раскрыл источник дохода, благодаря которому его семья купила в Лондоне роскошные квартиры, выходящие на Гайд-парк.

Верховный суд в минувшую пятницу не только отстранил Наваза от должности премьера и поставил жирный крест на его долгой политической карьере, навсегда запретив занимать выборные должности, но и постановил начать уголовное расследование обвинений в коррупции. Причем, не только самого бывшего премьера, но и членов его семьи: сыновей Хуссейна и Хасана, дочери Мариам Наваз, которую многие в Пакистане считают политической наследницей Шарифа, и ее мужа Мухаммада Сафдара Авана. Следователей также интересует его брат Шабаз, нынешний главный министр Пенджаба и наиболее вероятный кандидат на пост временного премьера. Вместе с Навазом Верховный суд отстранил от должности, кстати, и министра финансов Исхака Дара, тоже родственника Шарифа.

...борьба с коррупцией не мешает ей процветать

В свое оправдание Наваз Шариф может, пожалуй, сказать, что воруют и берут взятки в Пакистане все. К слову, бывший крикетист, а ныне лидер оппозиции Имран Хан и лидер Пакистанской народной партии (РРР), вдовец Беназир Бхутто, Азиф Али Зардари тоже обвиняются в коррупции и отмывании денег. Не удивительно, что в последнем Рейтинге восприятия коррупции организации Transparency International Пакистан занимает 117-е из 168 мест.

Наваз Шариф покинул пост премьер-министра, но остался лидером правящей «Пакистанской мусульманской лиги-Наваз» (PML-N), которой принадлежит в 342-местной Национальной ассамблее 188 мест. Это позволит ему, по мнению наблюдателей, и после выборов временного премьера сохранить контроль над деятельностью правительства. Учитывая, что у партии Шарифа большинство не только в центральном, но и в провинциальных парламентах, проблем с избранием на вакантное место главы правительства его выдвиженца, младшего брата Шабаза, скорее всего не возникнет.

Правда, для этого Навазу Шарифу необходимо убедить в правильности такого выбора однопартийцев в Нацассамблее. Говорить, что в партии существует оппозиция лидеру, будет преувеличением. Однако несколько настораживающих моментов есть. Во-первых, по популярности и авторитету 65-летний Шабаз значительно уступает старшему брату; а во-вторых, немало членов PML-N недовольны тем, что Наваз Шариф при назначениях на посты в правительстве отдал предпочтение не членам партии, а родственникам.

Спокойствие не наступит, останется ли рост?

Можно прогнозировать, что даже в случае избрания новым премьер-министром Шабаза Шарифа спокойствие в стране наступит едва ли. Как обычно во времена политических потрясений, много будет зависеть от пакистанской армии, которая большую часть новейшей истории Пакистана доминировала в политической жизни. Не стоит забывать и оппозицию, которая обвиняет Шарифа в создании политической династии. Лидер оппозиции Имран Хан назвал возможное избрание Шабаза Шарифа формой монархии. Его партия «Техрик-е-Инсаф» (Движение за справедливость) (PTI) организовывала и возглавляла уличные протесты. В воскресенье в Исламабаде прошел многотысячный митинг с танцами и песнями, на котором оппозиция праздновала смещение премьера.

Наваз Шариф обвинил в своей отставке политических врагов. Выступая перед сторонниками в воскресенье вечером, он заявил, что его партия несмотря на козни недоброжелателей продолжит курс на развитие экономики Пакистана. В качестве доказательства своей эффективности он, кстати, привел быстрые темпы ее роста. При Шарифе рост пакистанской экономики достиг почти 5% в год и правительство обещало довести его до 7% в 2018 году. В Исламабаде надеются, что такой высокий рост даст толчок частному сектору, который сейчас играет крайне маленькую роль в развитии страны; уменьшит безработицу и создаст серьезную альтернативу экстремизму, что особенно важно для молодежи.

Опорная процинция Шарифов, Пенджаб играет ведущую роль в экономике страны. По некоторым данным, ее доля в ВВП Пакистана составляла в 2000 году 54,7 % и 59 % в 2010-м. Здесь выращивается более половины сахарного тростника в стране, являющегося одной из основных сельскохозяйственных культур Пакистана, чья экономика в очень значительной мере является аграрной. Тут же производится львиная доля удобрений и 90 процентов бумаги.

Чья интрига?

Есть веские основания усматривать в пакистанских событиях не только внутреннюю, но и внешнюю интригу. Russian.rt.com отмечает, что дело в отношении Наваза Шарифа более года рассматривалось в Верховном суде после публикации тех самых «Панамских досье». RT цитирует политолога из Бангладеш Ахмед Раджив, который говорит, что после того, как долгие годы Пакистан был одним из главных союзников США в регионе, именно при Навазе Шарифе он начал сближаться с Китаем и Россией.

В июне 2017 года Пакистан вместе с Индией присоединился к ШОС на саммите этой организации в Астане в июне 2017 года. По мнению аналитика из Бангладеш, раскручивание коррупционного скандала вокруг премьер-министра Пакистана имеет в первую очередь политическую подоплёку. Вообще говоря, это выглядит как прямое и непосредственное наказание за присоединение к ШОС. Нужно добавить, что Китай отводит Пакистану очень важное место в свом евразийском проекте «Один пояс — один путь».

По словам Ахмеда Раджива: «Те, кто отвечают в США за процесс принятия решений, очень вероятно, стремятся сменить режим в Пакистане для того, чтобы дестабилизировать страну, чтобы, в свою очередь, подорвать проект Китайско-пакистанского экономического коридора и сближение России с Пакистаном».

Кроме того, у семьи Шарифа прочные связи с правящей верхушкой Катара, в то время как последний рассорился недавно с союзником американцев в регионе - Саудовской Аравией и другими арабскими государствами. Именно Катар дал объяснения тому, каким легальным образом у семьи Наваза Шарифа появилась лондонская недвижимость, которая фигурирует в коррупционном деле.

Есть и ряд других фактов, говорящих о том, что не коррупция как таковая стала причиной оставки Наваза Шарифа. Но, судя по тому, что премьеом становится его брат, новая фаза игры престолов по пакистански только началась.