Возможности для финансово-экономического сотрудничества Ирана с зарубежными странами

AP/TASS

Cовместный всеобъемлющий план действий (СВПД) — важнейший исторический документ, который, возможно, впервые со времен Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) «обуздал» ядерные амбиции конкретной страны и поставил ее ядерную программу в жесткие рамки международных законов и требований МАГАТЭ. Это яркий пример эффективной работы мировой дипломатии, создавшей прецедент подлинного доверия сторон во имя сохранения режима нераспространения ядерного оружия. СВПД мог бы стать моделью для дипломатического урегулирования региональных и мировых кризисов. Однако этого не произошло.

После выхода США из сделки возможности сохранения СВПД чрезвычайно малы. Дело в том, что для Ирана данная сделка является гарантом выполнения им требований международного сообщества по сокращению и ограничению ядерного потенциала. Одновременно с этим для международного сообщества сохранение и реализация СВДП предусматривает снятие с Ирана всех наложенных на него санкций из-за иранской ядерной программы. Согласно докладам МАГАТЭ, ИРИ скрупулезно выполняет все требования СВПД в отличии от международного сообщества, которое, как бы не хотелось политикам Евросоюза и другим странам отрицать этот факт, не в состоянии воплотить в жизнь все принятые обязательства. Неподконтрольный им бизнес, ищет там, где ему выгоднее, и на данный момент ему выгоднее не ссориться с США.

У США есть финансовые и экономические возможности наказать не только Иран, но и те иностранные компании, которые имеют с ним торговые отношения. Когда перед любой крупной компанией встает выбор между бизнесом в США, по всему миру и бизнесом исключительно только в Иране, становится очевидно, что она не выберет последний вариант. Это не значит, что компании действуют под диктовку Вашингтона: в данном случае в дело вступает давно известный всем принцип «Бизнес есть бизнес». И знающий бизнес Трамп бьет именно по этой цели. В 2018 году, когда ещё не вступили в силу американские санкции, объявленные президентом Трампом в мае, иранский рынок покинули около 100 иностранных компаний, в том числе, такие крупные, как Shell, Volkswagen, Daimler, Peugeot, Airbus, Total, PSA, Siemens, а также российские ЛУКОЙЛ и Зарубежнефть[i].

 Можно обозначить несколько ключевых шагов, которые необходимо сделать, чтобы противостоять американским санкциям и тем самым спасти СВПД. Со стороны сторонников СВПД такими шагами будут:

  1. Обеспечение юридической поддержки компаниям, ведущим бизнес с ИРИ. Реализация объявленного Европейским Союзом 7 августа блокирующего регламента[ii], который объявляет недействительными на своей территории американские санкции в отношении Ирана, запрещает европейским компаниям их соблюдение, а также исполнение любых решений иностранных судов, принятых на основании этих санкций. Что немаловажно, данный регламент также позволяет всем европейским организациям в судебном порядке взыскивать компенсацию ущерба от выполнения санкций с тех лиц, по вине которых это произошло (здесь речь идет, прежде всего, об американских властях).
  2. Создание независимой от США платежной системы с целью обезопасить европейский бизнес от американских санкций против ИРИ (Проект «Специальный финансовый механизм» (SPV). К проекту могут быть привлечен, в том числе и центральный банк Франции. В ЕС создается специальное юридическое лицо для осуществления транзакций с Ираном, оно будет открыто и для других участников. Данный проект, в основе своей напоминающий банковскую систему SWIFT только в европейском масштабе и на основе евро, позволит европейскому бизнесу вести работу с Ираном в соответствии с нормами европейского законодательства. В этой связи посол Ирана в Москве Мехди Санаи заявил, что механизм торгового сотрудничества ЕС и Ирана будет запущен уже в ноябре. Об эффективности этой системы можно будет судить через несколько месяцев.
  3. Ускорение процесса перевода торговых операций с Ираном в национальную валюту (прежде всего, это касается России, Китая, Индии, Турции).
  4. Поощрение использования в мусульманских странах исламских банков для транзакций денежных средств в Иран и из него, а также использование малых и средних компаний для работы с Ираном.
  5. Обеспечение со стороны ЕС юридической и финансовой поддержки малого и среднего бизнеса в Европе, готового иметь торговые отношения с Ираном. Также необходим перенос основной бизнес–нагрузки с крупных компаний на средние и малые фирмы, которые будут вести финансовые расчеты с Ираном в евро. Конечно, полностью заменить компании-гиганты они не смогут, но будут в состоянии компенсировать хотя бы часть потерь. По подсчетам иранцев, в Европе около 23 миллиона малых и средних предприятий, со значительным количеством из которых Иран надеется установить деловые отношения, чтобы обойти санкции США.

Со стороны Ирана, который имеет богатый опыт обхода санкций 2012–2016 гг., могут последовать следующие шаги:

  1. Использование исламских банков в мусульманских странах для транзакций денежных средств в страны, с которыми Иран имеет деловые отношения, а также использование малых и средних компаний для работы с внешним миром. В первую очередь, это касается ОАЭ, Катара, Омана, Турции.
  2. Запуск процесса передачи прав на продажу сырой нефти частным компаниям, что уже было разрешено Верховным советом по экономической координации Ирана, что стало первым случаем в истории страны, когда частный сектор ИРИ допустили к торговле нефтью.
  3. Налаживание тесного торгово-экономического партнерства с европейским (и не только) малым и средним бизнесом. Этот план может стать вполне реалистичным, ведь проследить за огромным количеством предприятий, к тому же, совершающих свои расчеты в евро, американцам будет достаточно трудно, особенно, если Евросоюз со своей стороны будет содействовать этому направлению сотрудничества с ИРИ.
  4. Использование возможностей Корпуса стражей исламской революции (КСИР)[iii], контролирующего от 25 до 35% всей экономики Ирана и 25% всех капиталов.[iv]  В период международных санкций 2012–2016 гг. КСИР уже создал систему их обхода: в частности, КСИР контролировал мощные нелегальные «серые» и «черные» финансовые потоки в Иран, через Иран и из Ирана. Разведка КСИР занималась сбором информации за рубежом о «слабых» местах в антииранских санкционных мерах, о наиболее эффективных путях и методах их обхода, а также добывала данные о новых технологиях, недоступных Ирану из-за санкций.
  5. Использование танкеров-призраков, которые отключают передатчики автоматической идентификационной системы (АИС), чтобы скрыть маршрут и конечную точку доставки нефти.
  6. Продажа «неучтенной» нефти по заниженным ценам.
  7. Активизация работы с Россией в рамках практического осуществления бизнес–проекта «Нефть в обмен на товары», который был подготовлен еще в 2014 г., до осуществления ядерной сделки. В соответствии с данным проектом Иран поставляет России нефть (не менее 100 тыс. баррелей в сутки — около 5 млн тонн в год), а РФ расплачивается с ним техникой и оборудованием. Реального воплощения в жизнь этот план тогда не получил, поскольку Иран в соответствии с СВПД уже выходил из санкционного режима, и данный проект был ему невыгоден. Единственная поставка была осуществлена в ноябре 2017 г. в объеме 1 млн тонн. Вполне вероятно, что сегодня этот проект получит развитие: с российской стороны его реализацией будет заниматься компания «Промсырьеимпорт», входящая в структуру российского Минэнерго и созданная, что примечательно, именно для этого проекта.
  8. Активное содействие осуществлению программы по разработке двух нефтяных месторождений Абан и Пейдар, которую проводят российская компания «Промсырьеимпорт», заменившая «Зарубежнефть», и ее иранский партнер Dana Energy.

Таким образом, о том, как смягчить воздействие американских санкций на Иран, думают и в Иране, и в странах, выступающих против санкционных мер в целом. Хотя полностью нейтрализовать негативный эффект санкций против ИРИ невозможно, все же в какой-то мере смягчить его вполне вероятно. Конечно, со стороны Ирана в некоторых случаях противодействие санкциям будет носить не совсем легитимный характер, но и сам выход США из СВПД незаконен.  

Если вспомнить аналогичные нынешним международные санкции 2012–2016 гг., можно отметить, что они нанесли сильнейший удар по экономике ИРИ, особенно по ее главному сектору — нефтяному. Так, в период с января 2012 г. по март 2013 г. объем нефтедобычи в Иране сократился с 3,8 до 2,7 млн баррелей в сутки (б/с) при снижении объемов ее экспорта с 2,4 до 1,3 млн б/с (в худший период — апрель 2013 г. — эта величина составляла около 700 тыс. б/с). В январе 2015 г. секретарь Совета по целесообразности принимаемых решений ИРИ Мохсен Резаи заявил, что ущерб нефтяной отрасли Ирана от экономических санкций за три прошедших года составил 100 млрд долл. США. Санкции стали причиной того, что радикальный верховный лидер аятолла Хаменеи был вынужден дать «зеленый свет» президентству Хасана Роухани, который по масштабам Ирана считается относительно либеральным политиком, реформатором, чьей главной задачей являлся вывод ИРИ из санкционного режима, что, собственно, и было достигнуто с принятием СВПД. После вступления ядерной сделки в силу в январе 2016 г. добыча нефти в Иране увеличилась до 4 млн б/с, а экспорт — до 2,5 млн б/с. Однако в 2018 г. только из-за ожиданий санкций США добыча нефти к ноябрю сократилась до 3,2 млн б/с.

Естественно, сокращается и экспорт нефти. Так, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), в сентябре объем экспорта иранской нефти составлял около 1,6 млн б/с. Последний пик экспорта нефти Ирана был отмечен в апреле 2018 года, когда он продал 2,4 млн б/с — падение за пять месяцев — 800 млн б/с. Аналитики прогнозируют дальнейшее падение добычи нефти в Иране в течение четвертого квартала 2018 г. и первого квартала 2019 г. на 1 млн б/с, а экспорта до 800 тыс. б/с.

В октябре президент Роухани подчеркнул, правительство сделает все возможное, чтобы преодолеть трудности. Также стоит отметить, что ранее официальный Тегеран заявлял, что не покинет СВПД и будет выполнять его требования, пока все участники договора (конечно, кроме США) будут оставаться в СВПД и также выполнять свои обязательства. Но смогут ли они это сделать?

Ситуация сложная и непредсказуемая. Многое для Ирана будет зависеть от того, будет ли сохранен СВПД без США, а также получится ли у Тегерана воспользоваться возможностями осуществлять финансово-экономическое сотрудничество с зарубежными странами. Кроме того, нельзя забывать и внутриполитическую обстановку в Иране. Следует отметить, что основная задача России и Франции (также, как Китая, Великобритании и Германии) по защите СВПД и, соответственно, по смягчению антииранских санкций — содействовать выполнению шести вышеприведенных пунктов (возможно, их количество значительно больше) и оказывать помощь Ирану в одностороннем, двустороннем и многостороннем формате в его борьбе против санкций.


[i] Зарубежнефть продала свои активы в Иране компании ФГУП «Промсырьеимпорт», входящего в структуру российского Минэнерго. В ноябре Минфин США ввел санкции против ФГУП «Промсырьеимпорт».

[ii] Такой регламент вводился только единожды: в ноябре 1996 года в качестве ответа на экстерриториальные экономические санкции США против Кубы.

[iii] КСИР — это не только мощная военно-политическая, идеологическая, карательно-полицейская и разведывательная организация, но и значительная, всеобъемлющая финансово-экономическая структура.

У партнеров



    Как заманить инвестора

    Российские регионы активно борются за инвестиции. В этом году лучшим местом для бизнеса стала Москва

    Россия активизирует геологоразведку в Арктике

    Государство разрабатывает методы экономического стимулирования разведки труднодоступных месторождений

    ОМС, Газпром нефть, Почта России, Сбербанк Лизинг и еще 50+ компаний на сцене ACCELERATE*

    16-17 октября в московском Экспоцентре состоится масштабное бесплатное мероприятие для представителей бизнеса и ИТ-сообщества. Лидеры крупнейших организаций России в рамках 15 тематических секций поделятся опытом ускорения бизнеса в цифровую эпоху с 5000 аудиторией.
    Участие бесплатное, присоединяйтесь!
    *ускорение

    Идеальный ингредиент

    Сегодня практически все население Земли регулярно потребляет продукты, содержащие пальмовое масло. Попытки некоторых производителей и ритейлеров «слезть с пальмы» показывают: заменить пальмовое масло фактически нечем. Более того, медики, экологи, представители пищевой отрасли настоятельно просят этого не делать и развенчивают мифы вокруг этого продукта

    Финал спартакиады промышленников «Моспром»

    21 сентября в «Лужниках» пройдет финал спартакиады промышленников «Моспром» — уникальное событие, где в разных видах спорта за звание самого спортивного завода сразятся те, кого мы привыкли видеть у станков или конвейеров: инженеры, проектировщики, авиа- и приборостроители, энергетики, нефтяники и научные работники. Спартакиада «Моспром» проходит в столице впервые.
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Отбирают налог
      Отмена налога на вмененный доход приведет к сокращению числа рабочих мест, повышению налоговой нагрузки на компании и возможному росту цен на 10–30 процентов
    2. Новый скандал в США: что пообещал Трамп Зеленскому
      Дональда Трампа подозревают в том, что он пообещал что-то украинскому президенту в обмен на расследование деятельности Джо Байдена на Украине
    3. Европа насытилась газом
      Объемы поставок российского газа в страны дальнего зарубежья упали к середине сентября 2019 года на 4% в годовом сопоставлении
    Реклама