Экономику губят без спроса

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
4 октября 2019, 13:23

Глава МЭР назвал данные о падении индекса деловой активности в РФ «вызывающими тревогу» и обратил внимание на слабость внутреннего и внешнего спроса. Индекс находится на 10-летнем минимуме

Артем Геодакян/ТАСС

 

Спроса нет — ни с кого

 

Глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин обратил внимание на опубликованные во вторник данные о рекордном падении индекса деловой активности обрабатывающих отраслей РФ.  В четверг 3 октября в кулуарах 16-го заседания Валдайского клуба, на котором выступал президент Путин, министр заявил, что падение индекса деловой активности (PMI) обрабатывающих отраслей РФ «вызывает тревогу». Однако, добавил  он, нужно обратить внимание на более длительную динамику показателя из-за его волатильности.

Индекс деловой активности (PMI) обрабатывающих отраслей РФ в сентябре 2019 года упал до минимума с мая 2009 года: до уровня 46,3 пункта, c уровня 49,1 пункта в августе. Об этом сообщила во вторник исследовательская организация Markit. Нынешнее падение произошло в том числе потому, что одновременно стали быстрей сокращаться и производство, и новые заказы. Эксперты Markit отмечают снижение спроса как со стороны внутрироссийских, так и зарубежных клиентов.

«Во-первых, этот показатель вызывает тревогу и на него нужно обращать внимание. Это первый тезис. Второй тезис — этот показатель бывает волатильным, поэтому здесь надо смотреть более длинную перспективу», — сказал Орешкин. Он также указал, что нужно в первую очередь обращать внимание на динамику компонентов этого индекса. «Что мы видим в компонентах? Слабость спроса, не только внешнего, но и внутреннего, причем слабость спроса на многолетних минимумах. Мы видим крайне низкий показатель по динамике отпускных цен, что указывает на то, что инфляция остановилась», — добавил министр.

 

Без денег не разойдешься

 

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин призывает в первую очередь обращать внимание на динамику компонентов индекса PMI. Но, указывают аналитик ИК QBF Ксения Лапшина, сами производители отмечают при ответе на вопросы о своем бизнесе, в том числе, самое сильное падение производительности с апреля 2009 года, максимальное снижение объема новых заказов также с апреля 2009 года, максимальное сокращение экспортных заказов за последние 3 года, деловые ожидания стали самыми низкими с декабря 2017 года. Также стоит обратить внимание на падение занятости второй месяц подряд максимальными темпами с мая этого года, на снижение производственных потребностей —  необходимо оптимизировать и сокращать расходы, на снижение объема закупок и так далее.

Пожалуй, отмечает эксперт, единственный положительный фактор, о котором сообщили производители, это благоприятный курс рубля, что позволило не допустить роста затрат. Так что детальное рассмотрение, конечно, позволяет лучше понять масштаб проблемы, но факт остается фактом: замедление обрабатывающей промышленности налицо, и это тревожный знак, как говорит Орешкин. Конечно, падение индекса PMI c 49,1 пункта в августе до 46,3 пункта в сентябре до минимумов с мая 2009 года еще не признак 100%-ной рецессии, а лишь сигнал о ее возможном наступлении при сохранении нисходящих тенденций в компонентах индекса.

Проще говоря, объясняет Ксения Лапшина, решать нужно базовые проблемы, которые являются причиной падения производительности, уровня производства и занятости. Как верно отмечает ЦБ, основная проблема — низкий спрос, в первую очередь внутренний, что проявляется для производителей в потере существующих клиентов и трудностях в привлечении новых. Почему себя так ведут клиенты крупного бизнеса? Им необходимо экономить и снижать затраты, а также, у них отсутствуют свободные денежные средства.

Аналогичная тенденция характерна и для домашних хозяйств, продолжает аналитик. Уже второй год мы наблюдаем снижение реальных доходов населения. Переход на ежеквартальный расчет показателя вместо ежемесячного не помог улучшить статистику. Люди начинают подсчитывать каждый рубль в своем кармане, уменьшать траты. То же самое делает бизнес, сокращая закупки и уменьшая объем производства. Вот и не растет инфляция, потому что некому ее разгонять, когда в экономике нет денег.

Первое решение данной проблемы, которое сразу напрашивается — это смягчение монетарной политики, говорит Ксения Лапшина. Как раз то, что и делает Центральный банк, в надежде, что люди и бизнес охотнее будут брать дешевые кредиты, и это разгонит инфляцию, которая к концу года может оказаться ниже прогнозов ЦБ и Минэкономразвития. Для поддержания реальной ставки в диапазоне 2-3% регулятор, вероятно, прибегнет к одному или двум снижениям до конца этого года, и продолжит цикл в первом полугодии 2020 года, пока ключевая ставка не достигнет нейтрального уровня.

 

Побольше валерьянки и немного железного оптимизма

 

Ответ министра максимально нейтрален, он направлен на то, чтобы нивелировать негативный эффект от публикации цифр по PMI в обрабатывающей промышленности, потому что они буквальны, обезоруживающи и говорят о спаде, констатирует аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. Непонятно только, продолжает эксперт, о каком «более длительном» периоде можно говорить, если показатель находится на минимуме за последние 10 лет, и примерно столько же времени проводится консервативная экономическая политика, создаются и накапливаются резервы, повышаются налоги и обязательные отчисления, нарастает силовое и административное давление на частный бизнес.

Но рассматривать отдельно один PMI действительно неправильно, стоит посмотреть, например, на отрасль грузоперевозок, которая растет: погрузка на сети РЖД в сентябре 2019 года составила 106 млн тонн, это рост на 1% за год. Количество грузов, перемещаемых железной дорогой — растет, хотя производство стагнирует, возможно, это говорит о неком перераспределении уже имеющейся произведенной или импортированной продукции, о росте в торговле.

Есть предположение, говорит Алексей Антонов, что и рост в торговле, и вообще тот небольшой рост ВВП около 0.5-1%, который сейчас регистрируется, базируются на потребительском спросе, который, в свою очередь, питается в основном кредитами. Это может привести к надуванию и схлопыванию кредитного пузыря, особенно на фоне мягкого банкротного законодательства и зачистки банковского сектора, который стал неустойчив к большим банкротствам своих участников. 

Если смотреть статистику по видам обрабатывающих производств в августе, то видно, что более чем на 20% год-к-году растет производство лекарственных средств и материалов, применяемых в медицинских целях, на 14.4% растет производство мебели, более чем на 12% растут производство металлических изделий и ремонт/монтаж машин и оборудования. То есть, заключает Алексей Антонов, некая активность в обрабатывающих секторах промышленности сохраняется, и даже обгоняет добычу полезных ископаемых по относительным показателям.