Парламент Ирака проголосовал за вывод американских войск с территории страны. «За» проголосовало 170 депутатов, против – ни одного. Но итоговое решение о выводе должен принять сам Дональд Трамп.

AP/TASS Автор: Petr David Josek

Состоявшееся в воскресенье, 5 января решение иракского парламента о выводе из страны войск США, пришедших туда четверть века назад, было ожидаемым. Оно стало кульминацией идущих больше месяца антиамериканских протестов в стране, а также следствием многолетней политики Ирана по выдавливанию Соединенных Штатов с территории Ирака. Парадоксально, но Соединенные Штаты сами помогли иракским властям принять такое решение – помогли в тот момент, когда они убили ракетным ударом с дронов прибывшего в Багдад генерала Кассема Сулеймани, встречающего его командира шиитских ополчений Ирака Абу Махди аль-Мухандиса и еще десяток сопровождающих.

Майк Помпео может сколько угодно выкладывать у себя в твиттере видео с иракцами, радующимися убийству генерала Сулеймани — большинство жителей страны расценило американский удар как преступление и унижение. Даже те, кто не был фанатом Кассема Сулеймани, посчитали удар демонстративным нарушением иракского суверенитета. Саудовцы прикладывали значительные усилия для наращивания антииранских настроений в рядах шиитской элиты Ирака – а теперь, после убийства генерала, шииты сплотились и протащили резолюцию о выводе американских войск. В такой ситуации «вообще непонятно, как какая-либо политическая сила могла защищать присутствие США в Ираке», — пишет глава отдела Сирии, Ирака и Ливана Международной Кризисной Группы Хайко Виммен. Именно поэтому «против» вывода американских войск не было отдано ни одного голоса – те, кто не поддерживали вывод (в основном суннитские или курдские депутаты) просто не присутствовали на голосовании. В итоге оно состоялось при 170 голосах «за» в отсутствие 155 депутатов.

Теперь решение парламента уйдет на подпись и. о. премьер-министра страны Адель-Абдулу Махди. Свой автограф он, скорее всего, поставит: ведь глава кабмина сам призывал народных избранников проголосовать за эту резолюцию. И тогда получается, что США надо уходить. Напомним, что они официально находятся в Ираке по приглашению иракского правительства, для защиты страны от исламистов. По мнению депутатов, после победы над ИГ нужды в американцах нет, приглашение отзывается – а значит у США нет больше оснований оставаться. На вывод войск им дается год.

Если, конечно, Соединенные Штаты выполнят волю Багдада. А это вопрос.

Да, с одной стороны, Трамп уже дал понять, что примет решение иракского народа. «На протяжении многих лет мы предоставляли Ираку миллиарды долларов. И это далеко не все, что мы для них делали. Иракский народ не хочет быть под контролем Ирана – но, в конце концов, ему решать», — написал у себя в твиттере американский президент.

Если Трамп решится выполнить вердикт иракцев, то не из-за уважения к ним, а ради своих собственных интересов. Уход из Ирака (где сейчас находится около 5 тысяч американских солдат) избавит Трампа от ненужных проблем и эксцессов, связанных с убийством генерала Сулеймани. Да, это решение принесло американскому президенту ряд краткосрочных бонусов внутриполитического характера («убил главного злодея, на чьих руках кровь множества американцев»), однако оно чревато колоссальным количеством рисков. Высокопоставленные военные (глава Комитета начальников штабов, отчасти — министр обороны) не случайно были против убийства: они прекрасно понимают, что у Ирана достаточно сил и средств для того, чтобы ответить кровью за кровь. Например, развернуть в том же подконтрольном Тегерану Ираке настоящую герилью против американских солдат. Для этого не нужны ни ракетные, ни авиаудары, достаточно бойцов на земле. Тех же шиитских ополченцев, чей командир Абу Махди аль-Мухандис был убит вместе с генералом Сулеймани.

И отвечать на такую «москитную войну» обещанным полноценным ударом по «52 объектам Ирана» Дональду Трампу будет очень непросто – особенно в ситуации, когда у него нет безусловной поддержки в самих Соединенных Штатах. Ведь неизбежный в этом случае полномасштабный прилет американских ракет в гости на американские базы в Кувейте, Саудовской Аравии и в других странах будет позиционироваться демократами как «последствие глупого решения Трампа, играющего в войнушку».

Однако, с другой стороны, вывод американских войск в нынешней ситуации (после убийства Сулеймани) политически неприемлем. Его можно будет представить как капитуляцию Соединенных Штатов и лично Трампа перед Тегераном. Фактически — передачу страны, куда Штаты «влили миллиарды долларов» и ради контроля над которой отдали жизни почти 5 тысяч американских солдат (не считая бойцов ЧВК), в руки злейшего врага. Причем передачу в тот момент, когда США вроде как ликвидировали главного бойца этого злейшего врага.

Именно поэтому американцы колеблются и посылают смешанные сигналы. Не исключено, что они сейчас будут искать повод остаться. Можно, например, надавить на иракское правительство, которое в финансовом плане зависит от Соединенных Штатов. Если правительство откажется, то можно сказать, что оно вообще-то не иракское. Так, Майк Помпео уверяет, что иракские власти на самом деле управляются из Ирана. Многочисленные публикации в американских и ближневосточных СМИ повторяют эту же мысль, подталкивающую к выводу, что эти власти не выражают волю иракского народа, поэтому нелегитимны – со всеми вытекающими последствиями.

Наконец, можно сыграть тоньше: использовать против Ирана текст самой резолюции, принятой иракским парламентом. В этом документе говорится не только об американцах. «Иракское правительство должно сделать все для того, чтобы на территории страны не осталось никаких иностранных солдат, а также ни при каких обстоятельствах не допустить дальнейшего использования ими иракской земли, водного или воздушного пространства», — написано в документе. А значит, США могут заявить, что готовы выполнять резолюцию только в том случае, если ее выполнит Иран – то есть, если Тегеран выведет из Ирака все подконтрольные ему отряды, в том числе и шиитские ополчения. Чего, естественно, не случится.

Новости партнеров







«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив

ММК переходит с бумаги на «цифру»

В рамках стратегии цифровой трансформации Группа ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» активно заменяет бумажные документы цифровыми – уже в 44 организациях Группы действует система электронного документооборота, разработанная специалистами ММК. Коммерческая версия программы доступна для приобретения сторонними компаниями

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. Аналитики Reuters сделали новый прогноз по рублю и валютам EM
    Валюты развивающихся рынков упрочат свои позиции на фоне дальнейшего ослабления доллара и восстановления своих экономик после пандемии
  2. Германия все настойчивее продавливает свою линию в Европе
    Частично эти перемены объясняются пониманием того, что Германия не имеет выбора и должна стать лидером Европы в набирающей обороты борьбе между США и КНР
  3. Что увез Александр Лукашенко из Сочи
    На встрече с белорусским президентом в Сочи президент РФ Владимир Путин напомнил об «устойчивой и глубокой» кооперации с Белоруссией по целому ряду направлений и подтвердил намерение продолжать экономическую интеграцию с ней
Реклама