Ставка ЦБ: между большим и малым шагом

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
20 июля 2020, 14:21
Максим Чурусов/ТАСС

Из-за кризиса в российской экономике, вызванного пандемией коронавируса, Банк России вынужден планомерно снижать ключевую процентную ставку, хотя она и так уже находится на достаточно низком уровне. В пятницу, 24 июля 2020 года, регулятор вновь будет принимать решение о действиях в отношении монетарной политики в РФ. И эксперты уверены: ставка будет вновь снижена. Но насколько сильно остается вопросом.

Ранее, на своем заседании в июне ЦБ уменьшил ключевую ставку сразу на 1 процентный пункт. Однако в середине июля глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что возможности снижения ключевой ставки у регулятора остаются, напоминает «Прайм». При этом глава Центробанка дала понять, что на ближайших заседаниях Банк России оценит целесообразность уменьшения ключевой ставки, и не исключила, что уже на следующем заседании в цикле смягчения денежно-кредитной политики наступит пауза, — все будет зависеть от ситуации.

Ситуация же сложилась непростая. Поэтому ЦБ предстоит выбрать между осторожными 0,25 и решительными 0,5 процентного пункта, что будет зависеть от близости инфляции к целевому уровню 4%. Пока она еще далека от таргета: в июне инфляция ускорилась до 3,2% с майских 3%, а к концу года, по прогнозу ЦБ, показатель будет находиться на нижней границе диапазона 3,8-4,8%. Участники рынка в числе факторов, которые говорят в пользу снижения ставки, называют медленный рост инфляции и слабую динамику ВВП РФ.

На предстоящем заседании совет директоров Банка России будет склоняться к варианту снижения ключевой ставки на 25 б. п. до 4,25% годовых, уверен руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами Михаил Коган.

Альтернативой ему, по словам эксперта, будет, скорее, вариант отсутствия изменений, нежели агрессивное смягчение сразу на 50 б. п., хотя оно и будет выглядеть таковым после июньского снижения сразу на 1 п. п.  По итогам заседания в июне сигнал на понижение стал носить менее обязывающий характер — в Банке России сообщили о том, что «будут оценивать целесообразность», вместо «допускает возможность».

Регулятор, считает аналитик, предпочтет сохранить пространство для дальнейших маневров, поскольку последние данные по кредитованию и потребительской активности позволяют не торопиться с активным расширением стимулов и оценить устойчивость начавшегося восстановления. В то же время в летние месяцы за счет низкой базы прошлого года и эффекта ослабления рубля в марте на импортные товары в условиях снятия экономических ограничений в ЦБ ждут некоторого увеличения годовой инфляции с июньского уровня в 3,2%.

На последнем заседании глава Банка России Эльвира Набиуллина допустила смещение диапазона нейтральной ставки с нынешних значений в 6-7% до уровней не ниже 5%. Это означает, объясняет Михаил Коган, что реальная процентная ставка может составлять 1%. Если регулятор будет неукоснительно следовать этому правилу, то снижение ставки на 50 б. п. с учетом ожидаемого роста инфляции нарушит согласованность между комментариями и последующими решениями. 

В то же время, говорить о завершении цикла смягчения денежно-кредитной политики в случае снижения ключевой ставки до 4,25% годовых преждевременно, уверен эксперт. Регулятор таргетирует инфляцию вблизи 4% и текущими действиями формирует инфляционные ожидания не только на этот, но и на следующий год. Согласно последним опросам профессиональных экономистов в отдельном отчете ЦБ, инфляция и в этом, и в следующем году ожидается вблизи этого уровня.

Однако в случае ослабления темпов текущего восстановления, что возможно по мере исчерпания эффекта отложенного спроса, ухудшения ситуации в мировой экономике или прихода «второй волны» COVID—19, что нельзя исключать, могут вновь усилиться дезинфляционные тенденции. Это может привести как к понижению инфляции, так и к инфляционным ожиданиям, что может создать предпосылки для дополнительных понижения(й) ключевой ставки на 25 б. п. осенью — зимой. 

С учетом временного лага в три—шесть месяцев дополнительное смягчение политики позволит банкам уменьшить давление увеличения резервов под потери по ссудам на прибыль и продолжить кредитование, считает Михаил Коган. Для заемщиков, как среди компаний, так и населения, появится возможность рефинансировать долг и иметь шансы пройти непростой период в экономике с меньшими потерями. Это поддержит совокупный спрос в экономике и темпы восстановления экономики после падения ВВП во втором квартале, которое в годовом сопоставлении регулятор оценил в 9,5-10,0%.

И все же, уверен главный аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов, на ближайшем заседании регулятор ограничится вербальными интервенциями в пользу снижения ставки в будущем, но в этот раз снижать ставку не будет. Эксперт полагает, что ЦБ, как никто другой, хорошо представляет себе слабость текущего макроэкономического равновесия, которое демонстрирует низкую, около 4% инфляцию только потому, что потребительский спрос не может восстановиться после пандемии и потери многими гражданами источников дохода.

Как только спрос начнет восстанавливаться, как только начнет расти импорт — рубль начнет испытывать привычное давление на курс, а доллар будет ползти к 80 рублям, ожидает эксперт. И это при условии, что не будет второй волны заболеваемости, что не будет новых антироссийских санкций, что не будет политических потрясений. Слишком много уточняющих предположений, реализация каждого из которых приведет к необходимости снова начинать цикл подъема ставки, причем, как показывает опыт 2014 года, ставка может взлетать сразу на 7 и более процентных пунктов. Маневрирование с микроскопической настройкой ставки может быть интересным только в относительно спокойные с точки зрения роста экономики времена.

В России такие времена, похоже, ушли вместе с высокими ценами на нефть, и в ближайшее время будет рецессия и ее усугубление, либо в формате реформ — быстрое, либо естественным ее течением — медленное.

«Рассчитывать на то, что инфляция достигнет 3% и продержится там хотя бы год, я бы не стал. Более низкая ставка не стимулирует рост экономики, но он мог бы быть простимулирован напрямую — деньгами из резервных фондов, и такое комбо сработало бы», — говорит Алексей Антонов.

В отрыве от «количественного смягчения» ставка является сигналом для экономики, но сигналом слабым, двусмысленным, добавляет аналитик. Рубль слишком волатилен порой, чтобы цены в этой валюте были стабильно низкорастущими, вспомнить хотя бы девальвацию 2014 или 2008 годов.