Любовь по переписке

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
10 августа 2020, 21:59

Фильм Ванессы Йопп «Любовь между строк» —свидетельство того, что немецкая киноиндустрия в состоянии производить лирическое кино не хуже французов и англичан.

Фото: Capella

Это трудно объяснить, но до совсем недавних пор немецкий кинематограф чаще всего вел себя так, как будто ему нет никакого дела до эмоциональной стороны жизни человечества, предпочитая углубляться в социальные и гендерные проблемы. Немецкие режиссеры на протяжении многих десятилетий доказывали миру, что они не боятся обнажать социальные язвы и предлагать самые радикальные способы их излечения.

Когда же мировое сообщество признало, что в жанре социально-тревожного кино немцам нет равных, выяснилось, что у немецкого кинематографа нет ни одного хоть сколько-нибудь запоминающегося фильма, ориентированного на массовую аудиторию. Словно бы после Освенцима стала невозможна не только поэзия, но и мелодрама. Одновременно, немецкий кинематограф, казалось бы, перестал быть центром притяжения актеров и актрис, убедительных в ролях персонажей, испытывающих друг к другу те самые сильные чувства, которые так ценятся кинозрителями всех времен и народов. Фильму Ванессы Йопп доказывает: нет, не перестал.

В «Любви между строк», кроме языка, на котором переписываются главные герои, нет ничего немецкого, включая имена главных героев: Лео и Эми. По поводу исполнителей главных ролей Норы Чирнер и Александра Фелинга, чтобы уточнить уроженцами какой страны они являются, приходится наводить справки — оба родились в Восточном Берлине.

Брюнетку Нору Чирнер можно легко представить героиней фильма, снятого в любой из европейской стран. И только в аристократическом облике голубоглазого блондина Александра Фелинга с правильными тонко проверченными чертами лица  можно легко угадать архетипического немца. Он настолько красив и обаятелен, что его герой — неуверенный в себе лингвист, способен спровоцировать у женской аудитории фильма насущный вопрос: Лео, давно ли ты смотрел на себя в зеркало?

Даниэль Глаттауэр перенес в современность героев романа Гюстава Флобера «Мадам Бовари» Эмму и Леона, о чем недвусмысленно говорят совпадение имен, и пересказал историю адюльтера с точки зрения второстепенного героя. К аналогичному приему совсем недавно прибег отечественный режиссер Карен Шахназаров, сделав главным героем «Анны Карениной» Вронского.

«Мадам Бовари» до такой степени пересекается с «Карениной», что оптика мировой культуры позволяет нам разглядеть в Лео не только Леона, но и одного из персонажей романа Льва Толстого. Вот только какого из них? Судьба уготовила лингвисту крутой поворот: внезапно оставленный одной женщиной, он получает письмо от другой, отправленное по ошибке, и неведомый адресат заинтересованно реагирует на его реплику, Лео заинтригован и продолжает переписку, и вскоре оказывается захвачен ею настолько, что начинает ждать ответных писем от Эммы, которая замужем, но не то, чтобы счастлива.

Она — музыкант, но ее творческое начало погребено домашними заботами. Оно спит и ждет пробуждающего поцелуя таинственного незнакомца. Ее душа слышит в письмах Лео позывные сигналы захватывающего будущего, и Эмма, подобно литературной предшественнице, отправляется навстречу этому зову.

Любовные приключения как Анны Карениной, так и Эммы Бовари, читатели склонны оправдывать вопиющей невзрачностью их законных мужей. Муж экранной Эммы может посоперничать в рациональности с Алексеем Карениным: прочитав тайную переписку жены, он предлагает ей встретиться со своим невидимым собеседником и даже провести с ним ночь, чтобы тот обрел в ее глазах плоть и кровь. Но уже слишком поздно.

Лео слишком глубоко вошел в сознание Эммы, и остановить ее может только экстраординарные обстоятельства: если, например, Лео слишком стар или необыкновенно юн. Но ее ждет приятный сюрприз: Лео обладает ангельской внешностью. Они встречаются взглядами, и некоторое время смотрят друга на друга. Зрители облегченно вздыхают. Эмме повезло: каким-то чудом она встретилась с инкарнацией не Вронского, а Левина, а, значит, точно останется жива. Продолжение сюжета мы можем почерпнуть из истории личных отношений Александра Фелинга и Норы Чирнер. Они встречались. Это длилось несколько лет. Сейчас они не вместе.