США и Европа толкают Россию в юань

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
6 апреля 2021, 15:50

В течение ближайшего месяца Россия вложит в китайскую валюту 27,85 млрд рублей дополнительных нефтегазовых доходов.

Коллаж: Тамара Ларина

С апреля 2021 года Министерство финансов начнёт осуществлять операции по покупке иностранной валюты на дополнительные нефтегазовые доходы бюджета по обновленной валютной структуре. Как говорится в сообщении министерства, еще в феврале было принято решение включить в нормативную валютную структуру ФНБ иену с долей 5% и юань с долей 15%. Доли доллара и евро при этом сокращены с 45 до 35%, а доля фунта стерлингов сохранена неизменной — 10%.

В Минфине объясняют изменения необходимостью повышения доходности и диверсификации инвестиционных рисков, возникающих при размещении средств Фонда национального благосостояния. Большие суммы — 2 851,7 млн долларов, 2 361,5 млн евро, а также 68,2 млн рублей — уже были конвертированы в 600 304,0 млн японских иен, а средства в размерах 8 555,1 млн долларов, 7 084,4 млн евро и 204,5 млн рублей — в 110 538,5 млн китайских юаней.

При этом февральские юаневые инвестиции, как подсчитал портал Finanz, обернулись убытками: по итогам марта китайская валюта подешевела на 1,7% (с 6,46 до 6,57 юаня за доллар), что стало крупнейшим падением с августа 2019 года. Вложив в юани 17 млрд долларов, Минфин потерял около 300 млн на курсовых разницах. Общий объем вложений в юань (включая резервы ЦБ) достигает 87 млрд долларов, а курсовые потери за март — 1,3 млрд.

Дедолларизация на марше

Фактически, юань заместил собой американские и европейские деньги, указывает главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. Доллар к юаню в феврале-марте подорожал с 6,4 до 6,5 юаня, то есть на 1,6%. Это явный негатив и потеря для ФНБ — в сравнении с ситуацией, если бы замены не было. Но за тот же период евро к юаню подешевел с 7,8 до 7,7 юаня, или на 1,3% — это почти компенсировало потерю от конвертации долларовых средств ФНБ в юани, и ситуация, благодаря диверсификации, разрешилась практически «вничью».

Вряд ли стоит рассматривать краткосрочные колебания курсов валют как некий принципиальный результат и критерий правильности управленческих решений, рассчитанных на длительную перспективу, полагает Гойхман. Например, вполне вероятно, что в ближайшие месяцы доллар, в отличие от начала года, вернётся к ослаблению против евро. И тогда от вложений в юань Минфин будет выигрывать. Юань же и сам может в дальнейшем как дешеветь, так и дорожать. Важно не это, а то, что уход от доллара (и в меньшей степени от евро) продиктован не столько экономическими, сколько политическими причинами — в основном, уже действующими и потенциальными санкциями Запада. Существуют определённый риск замораживания долларовых активов на корсчетах в США, снижения их ликвидности. И с учётом этого, конечно, лучше «переложиться» в юани — тем более, что есть намерение увеличить долю расчётов между Россией и Китаем в национальных валютах.

Товарооборот с Китаем весьма значителен, напоминает Гойхман, поэтому для России его валюта имеет преимущество по сравнению с другими, альтернативными доллару и евро. Особенно актуальной покупка юаней в апреле становится в свете резкого усиления напряжённости вокруг Донбасса и рисков обострения отношений России с США и ЕС. В любом случае, заключает Гойхман, если геополитическая ситуация не начнёт приходить в норму, курс на дедолларизацию резервов и расчётов будет оставаться в силе.

Не спекуляция, но политика

Старший аналитик компании Forex Optimum Александр Розман, в свою очередь, отмечает, что не вполне корректно говорить о потерях или прибылях Минфина. Все же казначейство — это не финансовый спекулянт, хотя даже у спекулянтов отчетные периоды измеряются не одним-двумя месяцами, а кварталами или даже годами. Если уж и пытаться оценивать действия Минфина, говорит Розман, то нужно сначала определить валюту, в которой будет осуществлена оценка.

Если считать в долларах, говорит эксперт, то будут правы те, кто заявляет о временных курсовых потерях Минфина из-за перекладки 20% средств ФНБ в феврале — марте в китайские юани и японские йены. Но если оценивать в российской валюте, то мы увидим, что за период февраля — марта курс юаня к рублю практически не изменился, оставшись на уровне 11,6—11,7. А именно в китайскую валюту была направлена большая часть перераспределенных средств из ФНБ, отмечает аналитик. Японская йена к рублю в этот период незначительно (в пределах 1%) снизилась, но и это находится в рамках недельной волатильности на валютном рынке. Так что в рублевой оценке Минфин России сильно не прогадал. Что касается причин, изменения валютной структуры ФНБ в пользу китайского юаня, то здесь все очевидно, говорит Александр Розман. В первую очередь, это реакция на усиливающееся внешнеполитическое давление со стороны США и стран Европы, которое может быть чревато как заморозкой долларовых счетов, так и отключением России от долларовой системы расчетов. Альтернатив китайскому юаню в этом случае практически не будет — просто потому, что нет других стран с экономикой, сопоставимой по размеру с китайской. А именно этим в исторической перспективе и определяется статус и надежность той или иной резервной валюты. Хотя в перспективе еще более надежным инструментом может выступить золото — Россия, кстати, увеличивает вложения и в него, напоминает эксперт. В общем, не стоит делать скоропалительные выводы, основанные на неблагоприятном движении валют в течение нескольких месяцев, убеждён Розман. Да, укрепление американского доллара в ближайшие полтора месяца весьма вероятно продолжится, создавая впечатление ошибочного выбора Минфина. Однако, с не менее высокой вероятностью вырастет и рыночная волатильность, которая служит обычно драйвером для укрепления японской иены — а её доля в ФНБ тоже была увеличена. Кроме того, заключает Александр Розман, финансовая основа доллара становится все менее устойчивой. Есть основания предполагать, что во второй половине 2021 года ФРС окажется вынуждена вновь нарастить денежную массу. Если это произойдет, курс доллара к другим валютам опять начнет снижаться, и обновленная валютная структура ФНБ окажется более выгодной.