Инфляция как шанс для экономического роста

17 мая 2021, 00:01
из открытых источников

На прошлой неделе стала известна текущая инфляция в США — 4,2%. Для Америки это очень высокая цифра. За исключением стран с жестко регулируемыми ценами инфляция во всем мире сейчас на пике как минимум с начала века. Для России сырьевое ралли, естественно, имеет двоякое влияние. С одной стороны, мы неплохо заработаем на росте цен на сырье. С другой — заработают одни, а тратить больше на продукты питания будут совсем другие. Так что уж если совсем ничего не предпринимать, то период мировой инфляции может еще больше сузить наш внутренний рынок за счет дальнейшего снижения реальных доходов людей, которые худо-бедно, но процентов 60% производимого в стране ВВП потребляют. То есть если сейчас не начать инвестиции, то мы включим положительную обратную связь, которая еще больше сузит внутреннюю экономику, а с ней и потенциал нашего несырьевого развития в перспективе. Такой сценарий нам не нужен. В прошлый раз, в начале 2000-х, мы как страна отыграли мировой сырьевой рост отлично. У нас был активный и именно инвестиционный подъем, возникли целые новые отрасли (розничная торговля, сотовая телефония, сектор городских услуг, современный рынок жилья), а старые, в основном сырьевые отрасли были либо модернизированы, либо в них стартовали новые проекты.

Российские власти наперебой стараются погасить недовольство населения ростом цен на продукты, а заодно и опасения, что этот рост продолжится. Так, вице-премьер Виктория Абрамченко на минувшей неделе обратила внимание журналистов, что темпы роста ценна продукты в России ниже среднемировых: «Рост цен на продовольствие в России не такой, как на мировом рынке: по данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации (FAO)ООН, в мире цены на продовольствие в апреле этого года на 30,8 процента выше показателя за соответствующий период прошлого года», — подчеркнула вице-премьер. А парой дней раньше премьер-министр РФ Михаил Мишустин назвал причиной роста цен жадность «отдельных производителей и торговых сетей» и добавил, что у правительства достаточно инструментов, чтобы обуздать аппетиты тех, кто наживается на ажиотажном спросе во всех сферах. Однако дело не в ажиотаже и не в отдельных всплесках. Проблема с ценами на продовольствие, к сожалению, более глубокая и системная, чем просто «жадность» неких игроков. Продукты и сырье в целом стали последним активом, который разгоняет шквал денежной эмиссии ФРС, ЕЦБ и отчасти Банка Японии.

«Птицеводы не корректируют цены на свою продукцию в зависимости от мировых цен, — говорит генеральный директор Национального союза птицеводов Сергей Лахтюхов. — Но себестоимость зависит от мировых цен на сырье и от курсов валют: примерно 25–30 процентов в нашей структуре затрат занимают ингредиенты, которые напрямую зависят от курсов валют, и еще около 30 процентов — те, что зависят от них опосредованно. В первую очередь на себестоимости сказываются цены на корма, в которых зерно — важная, но не единственная составляющая. Зерно мы покупаем российское, но внутренние цены производителей зависят от экспортных цен. Именно поэтому правительство ввело экспортную пошлину на пшеницу. Корма — это не только зерно, но и шрот. Что касается шрота, то здесь большая доля импорта, основная часть сои к нам завозится, а мировые цены на нее быстро растут. Дорожает также подсолнечник. Наконец, ветеринарные препараты, аминокислоты и оборудование по большей части импортные. Так, рост цен на аминокислоты достигает сотни процентов. Все это влияет на себестоимость. Рост отпускных цен на птицу в январе—феврале не компенсировал полностью рост себестоимости у птицеводов, при том что уже в марте отпускные цены расти перестали».

Подробнее читайте в материалах «Сырьевое ралли для России: не разорить население и не упустить шанс развития» 

Почему растут цены, мнение экспертов
Почему цены на еду продолжают бурно расти и России с этим никак не справиться