У России появился шанс восстановить собственное производство

Ирина Сидорина
корреспондент Expert.ru
18 марта 2022, 19:00

Эксперты прокомментировали ключевые тезисы сегодняшнего интервью главы государственной корпорации развития ВЭБ.РФ Игоря Шувалова RT, в котором речь шла о новых условиях функционирования российской экономики.

Екатерина Штукина/ТАСС
Председатель госкорпорации ВЭБ Игорь Шувалов

Едва ли не самым важным моментом, озвученным главой ВЭБ, стало то, что Россия, во многом, была готова к нынешнему развитию событий. Активная работа по прикрытию тылов, по его словам, велась с 2014 года. Так что, например, для госкорпорации развития отключение от SWIFT не стало шоком. 

«Мы были готовы и к проведению расчетов без использования системы SWIFT. Для этого Центральный банк заблаговременно разработал каналы связи», —– заявил Игорь Шувалов, добавив, что система активно продвигалась среди партнеров, в том числе в ШОС и БРИКС.

СПФС поможет переориентировать экспорт

Речь идет о СПФС — российском аналоге SWIFT (Системе передачи финансовых сообщений). По словам доцента кафедры национальной экономики РУДН Сергея Зайнуллина, система, изначально охватывавшая только российские банки, сейчас уже работает с крупнейшими корпорациями, а также интегрируется с аналогичными системами банковских сообщений Китая, Индии, Беларуси, Ирана и стран АТР. 

«СПФС может быть использована для обмена сообщениями о транзакциях в разных валютах. В перспективе система сообщений может расширять свое участие и включать в себя страны - основных внешнеторговых партнеров России», — сообщил «Эксперту» Зайнуллин.  

«Говорить о том, что это — полная замена международной глобальной системы, пока сложно: число подключенных к СПФС банков намного меньше. Но этого вполне достаточно, чтобы максимально быстро переориентировать экспорт с Европы на Азию, и чтобы проводить транзакции, минуя санкции со стороны США и ЕС. Наверняка постепенно количество банков в системе СПФС будет расти, что увеличит возможности российского финансового сектора и экономики, обеспечив независимость от SWIFT», — рассказал «Эксперту» руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

Импортозамещение доведут до ума

Все 8 лет работа велась и на фронте замены зарубежной продукции на отечественную. По словам Игоря Шувалова, с 2014 года Россия «прошла большой путь по импортозамещению, построению новых промышленных предприятий и технологических цепочек», став более независимой с точки зрения продовольственной и технологической безопасности. 

Во многом эксперты согласны с главой ВЭБа. Так Артем Деев отмечает, что, хотя в России еще есть отрасли, критически зависящие от импорта, буквально в режиме реального времени появляются данные о том, как эти проблемы будут решаться. Один из наглядных примеров — решение вопроса с импортозависимостью по инкубационным яйцам, которая пока составляет 90%. Для того, чтобы вырастить цыпленка-бройлера, которых мы все покупаем в магазинах, наш АПК закупал яйца только у двух самых крупных компаний в мире.

«При этом, если есть российский аналог, то присутствие на рынке иностранных производителей просто не давало возможности нарастить производство. На днях Минсельхозом принято решение по увеличению производства российского инкубационного яйца в разы, чтобы полностью заместить импорт в течение двух лет. И так по многим направлениям – у нас много разработок в последней стадии или есть свои возможности, но просто засилье иностранных компаний не давало возможности развиваться», – указал Деев, отметив, что теперь данный вопрос наверняка будет постепенно решаться.

С тем, что у России появился шанс довести до ума начатый процесс импортозамещения, согласен и Сергей Зайнуллин. «Сейчас есть исторический шанс восстановить свое собственное производство. Главное, чтобы занялись им, чтобы правительство поддержало производителей льготами, дешевыми кредитами, субсидиями, госзакупками, а не кинулось искать, где бы нам еще покупать товары, лишь бы не поддерживать собственного производителя. Тем более, если Россия может производить космические корабли и другую сложнейшую технику, в частности здесь речь идет о предприятиях ВПК, разве мы не сможем производить обычную бытовую технику, потребительские товары?», — считает эксперт. Он напомнил, что Россия является одним из лидеров по экспорту военной продукции, а она в настоящий момент — самая высокотехнологичная. 

По словам доцента кафедры национальной экономики РУДН, все ресурсы для внутреннего производства в России есть: сырье, технологии, квалифицированные кадры. Впрочем, даже при наличии ресурсов и кадров, без перекосов не обходится. Как отметил беседе с корреспондентом «Эксперта» первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал, даже при всей активности работы, ведущейся с 2014 года, равномерно охватить все отрасли пока не удалось.

«Та же металлургия развивалась за эти годы куда эффективнее, чем, например, разработка собственной электроники. Что-то нам исторически дается лучше, что-то — хуже. В сфере IT, например, Россия за последние несколько лет совершила настоящий рывок. А вот, например, в производстве собственных конкурентоспособных товаров гигиены повышенного спроса это пока не совсем получается», — констатировал Сигал. 

Впрочем, у России уже есть опыт форсирования производства несложной с технической точки зрения продукции: нарастили же отечественные предприятия выпуск одноразовых масок и прочих СИЗов в период пандемии. 

Те, кто ушел, рискуют не вернуться

Импортозамещение становится спасательным кругом не только для потребителей — в нем нуждаются и предприятия, которые раньше были «завязаны» на иностранных партнеров, теперь решивших «временно приостановить работу».

«Часто, даже если компания платит заработную плату, но приостанавливает работу, другие участники цепочки поставок вынуждены закрывать свои предприятия, потому что никто не покупает их продукцию», — пояснил Игорь Шувалов. По его словам, возможное введение внешнего управления остановившего свою деятельность предприятия даст возможности и механизмы для запуска простаивающих мощностей. 

«Если, а вернее, когда иностранный бизнес вернется на российский рынок, ему придется столкнуться с окрепшими отечественными конкурентами, которые нашли своего потребителя в опустевших нишах. Нам всем будет интересно наблюдать за конкурентной борьбой. Сейчас выживут и окрепнут те отечественные предприятия, которые наиболее оперативно перестроятся в части закупок и логистики. И таких предприятий уже на сегодняшний день немало», – уверен Павел Сигал.

В свою очередь, Артем Деев, ставит под сомнение сам факт того, что «возвращенцам» найдется место в нашей стране. «Судя по всему, Россия не намерена давать шансы на возвращение иностранных компаний обратно. Сейчас очень активно идет работа с Китаем и другими странами по замене европейских компаний в самых разных направлениях. Тот же самый McDonald’s будет заменен турецкой сетью общепита. Это почти принятое решение», – рассказал корреспонденту «Эксперта» руководитель аналитического департамента AMarkets, добавив, что государства, приходящие на российский рынок вместо ЕС и США, не упустят свой шанс и наверняка закрепятся в РФ. 

Сейчас, как отметил Игорь Шувалов, Россия проходит период адаптации. И не факт, что он будет долгим. Ведь одна из особенностей русского менталитета в том, что наша пассивность и неповоротливость мирного времени в период кризиса очень быстро сменяется полной мобилизацией всех ресурсов и усилий. 

Это сочетается с другим аспектом, о котором упомянул глава ВЭБ: «Люди, которые вводят санкции, не понимают русского характера. Чем больше давления извне, тем сплоченнее мы — и будем делать так, как считаем нужным».