Главный риск российской экономики

Сергей Василенко
28 апреля 2008, 00:00

Марк-Эммануэль Вивес, президент и генеральный директор банка «Сосьете Женераль Восток» (BSGV) в России, оптимистично смотрит на ситуацию в нашей стране, но предупреждает: расти нашей экономике нужно как можно быстрее

Совместный проект журнала «Эксперт» и банка BSGV

— Какую стадию проходит мировой кризис ликвидности — основные проблемы уже позади или худшее только начинается?

— Если говорить о ситуации на мировых финансовых рынках в целом, то, на мой взгляд, кризис еще не преодолен, несмотря на то что ФРС США и ЦБ европейских стран приняли меры по выведению на рынок достаточного количества активов.

Сейчас уровень ставок на межбанковском рынке сопоставим с тем, который существовал до начала кризиса. Этот уровень поднялся в августе прошлого года, наблюдалась небольшая рецессия, в ноябре уровень опять поднялся, снова упал к концу года и сейчас вновь незначительно повысился. Тем не менее на межбанковском рынке и на международных финансовых рынках по-прежнему наблюдается недостаток доверия. Я думаю, что пройдет еще как минимум один квартал, прежде чем финансовые институты cмогут осознать, какова же была реальная стоимость кризиса ликвидности и вызванных им рисков. По окончании этого квартала различные компании смогут понять и окончательно оценить свои потери, и, вполне вероятно, некоторые столкнутся с проблемами при выплате кредитов. В то же время ко второму полугодию 2008 года должна сформироваться новая картина ситуации с ликвидностью на мировом рынке.

Риск остается. Внутри России

— Насколько, по-вашему, пострадала от кризиса российская экономика и банковская система?

— На мой взгляд, воздействие мирового финансового кризиса на российский рынок было достаточно ограниченным. Следует отметить, что, например, уровень роста кредитования как в секторе частных клиентов, так и в секторе корпоративных падал незначительно, и начиная с четвертого квартала 2007 года здесь даже наблюдается определенный рост. Кроме того, российская экономика в целом стабильна, темпы ее роста остаются достаточно высокими, поэтому особых оснований для беспокойства нет. Если говорить конкретно о банковской системе, то Банк России и правительство достаточно сильны в финансовом отношении и имеют возможность оказывать существенное влияние на рынок. Они предоставили большие займы ряду частных банков и располагают большими резервами, поэтому серьезные кризисы российскому банковскому рынку не угрожают.

Если смотреть в будущее, определенные риски существуют, но здесь опять-таки можно говорить не о кризисе, а скорее о возможном замедлении темпов дальнейшего роста экономики.

Второй момент, который несет в себе потенциальный риск для банковской системы, заключается в том, что российские банки очень зависимы от внешних рынков финансирования, а международные финансовые институты в данный момент закрыты. Поэтому российские банки могут столкнуться с проблемой выплат зарубежным финансовым институтам. Но размер выплат, которые должны осуществить именно российские банки, а не «дочки» иностранных финансовых структур в 2008 году, составляет 50 миллиардов долларов. Эта сумма достаточно велика, но вполне разумна; кроме того, Банк России за счет своих инструментов может помочь российским банкам справиться с этими платежами.

Что касается внутреннего кредитования, в последние годы оно развивалось быстро и успешно, рост составлял примерно 40–50 процентов ежегодно. В прошлом году большая часть этого кредитного портфеля была набрана за счет зарубежных финансовых организаций. Если внешнее финансирование не будет продолжено в том же объеме, то возникает вопрос, что же станет в дальнейшем мотором для развития этого рынка. Существует реальный риск, что в случае, если банки вновь не начнут получать финансирование из-за рубежа или российское правительство не найдет какую-то альтернативу этому финансированию, например использование для этих целей Стабфонда, развитие кредитования пойдет более медленными темпами, чем в предыдущие два года.

В Россию — на рынок за деньгами

— Отразится ли, по вашему мнению, кризис на «дочках» западных банков в России? Чем Россия сегодня является для западных банков — тихой гаванью, регионом повышенных рисков или объектом для экспансии?

— В данном вопросе я могу говорить о позиции группы «Сосьете Женераль», но думаю, что позиция большинства международных банков, работающих в России, схожа. Россия, как и некоторые другие крупные страны, является привлекательной зоной роста и развития для различных международных, особенно европейских, финансовых групп. Несомненно, в силу различных экономических и финансовых причин Россия является одной из тех стран, которые достаточно устойчивы в период международных финансовых кризисов или эффект этих кризисов здесь может быть легко преодолен. Существенную роль в этом играют структурные причины, которые связаны с уровнем развития российской банковской системы — она еще очень невелика в масштабах национальной экономики. Вследствие этого банковский сектор имеет мощный потенциал для дальнейшего развития. Вторая структурная причина — активное развитие российской экономики. Конечно, это развитие в значительной степени зависит от роста нефтегазового сектора, но этот фактор далеко не единственный. В России активно развиваются многие другие сектора промышленности, причем они не были затронуты серьезным укреплением рубля.

Кроме того, в России с каждым годом растет покупательная способность населения, появляется и развивается так называемый средний класс, и хотя не все социальные слои затронуты ростом экономики, в целом наблюдается положительная динамика. Естественно, эти факторы способствуют дальнейшему росту спроса на банковские и финансовые услуги и как, следствие, развитию потребительского и банковского сектора.

— Как вы оцениваете потенциал розничного сегмента в России? Какую нишу в этом сегменте могут занять «дочки» западных банков и, конечно, BSGV, учитывая, что сегодня, к сожалению, кредитные ресурсы, привлекаемые с Запада, стоят дороже, чем два года назад?

— Мы как дочерний банк международной финансовой группы видим потенциал роста во всех секторах банковской деятельности, в том числе в рознице. Банковскими услугами в России пока пользуется достаточно небольшая часть населения. Если сравнивать некоторые показатели России и стран Центральной Европы, например России и Чехии (одной из самых развитых стран Восточной Европы), по уровню потребительского кредитования, то здесь соотношение между Россией и Чехией будет порядка одного к двум, и этот разрыв сокращается с каждым годом. Если говорить об ипотечном кредитовании, то здесь соотношение один к пяти. Мы видим, что у России есть огромный потенциал роста в этом сегменте, так как огромная часть населения нуждается в улучшении жилищных условий. Что касается перспектив автокредитования, то российский потенциал роста я бы оценил как средний.

Относительно ставок по кредитам и привлеченных инвестиций надо отметить, что сегодня иностранные финансовые ресурсы в России не намного дороже инвестиций на внутреннем рынке. Здесь надо в каждом конкретном случае смотреть, о каком именно типе финансирования идет речь. Если говорить о краткосрочном финансировании (потребительских кредитах или автокредитовании), то российское внутреннее кредитование обойдется дешевле. Сегмент ипотечного кредитования требует долгосрочных инвестиций, и на внутреннем рынке сегодня нет возможностей найти финансирование на достаточно длительный срок или в большом размере. В этом случае придется прибегнуть к международным заемным средствам или к ресурсам российских «дочек» крупных западных финансовых компаний. Для нашего банка это, конечно, является одним из конкурентных преимуществ.

— Но ведь ситуация изменилась: раньше российские банки покупали дешевые кредиты на Западе и перепродавали их здесь. Разве из-за кризиса западные кредиты не подорожали?

— Речь идет даже не о том, что заемные средства из-за рубежа стали значительно дороже для российских банкиров, — на сегодняшний день они просто недоступны.

Неразорительный депозит

— В последнее время наблюдается рост депозитов физических лиц в российских банках, в этом сегменте рынка обострилась конкуренция. Предлагает ли ваш банк своим клиентам особые условия по депозитам, позволяющие ему успешно конкурировать с другими банками?

— В данном сегменте мы не злоупотребляем специальными бонусными предложениями, которые выгодны сегодня и становятся невыгодными завтра. Необходимо помнить, что высокий уровень процентных ставок связан с повышенным риском. Мы придерживаемся политики стабильности, наши условия не меняются раз в неделю. В прошлом году мы провели пересмотр наших депозитных ставок, так как банк очень быстро развивается в кредитном секторе, и появилась необходимость уравновесить общий портфель привлечением средств по вкладам. И я хотел бы подчеркнуть, что мы предложили нашим клиентам достаточно конкурентные условия по сравнению с предложениями других иностранных банков, работающих в России.

Сейчас мы работаем над созданием нового продукта — депозита с гибкой ставкой. Сегодня, если клиент хочет снять часть средств с депозита или сделать дополнительный взнос, процентная ставка по вкладу будет небольшой. Мы хотим ввести гибкую ставку, так что, если клиент захочет модифицировать свой вклад, уменьшить или увеличить сумму, он тем не менее будет получать достаточно хороший процент.

На сегодня ситуация такова, что человек, решивший снять все деньги или их часть, теряет проценты по вкладу. Мы думаем предложить такой вариант, при котором человек сможет менять сумму своего депозита, но не будет расставаться с большей частью процентов по вкладу.

Незастрахованных денег у нас нет

— Существует ли в BSGV застрахованная часть вклада? Вы, вероятно, знаете, что в российских банках она сейчас составляет 100 тысяч рублей?

— BSGV, естественно, является участником системы страхования вкладов. С нашей точки зрения, страхование депозитов — это обязательный момент. Мы даже не рассматриваем возможность того, что не сможем возместить вкладчику его вложения в случае форс-мажорных обстоятельств. Для BSGV подобное отношение к клиентам абсолютно неприемлемо.

— Я задаю вам этот вопрос, чтобы понять, как вы будете действовать в ситуации, подобной дефолту 1998 года. Высокий уровень доверия к Сбербанку обеспечен тем, что после дефолта он рассчитался со всеми вкладчиками.

— Я считаю, что в нашем случае нет совершенно никаких рисков невыплаты депозитов. Если человек открывает депозит в нашем банке, он получает стопроцентную гарантию того, что в случае финансового кризиса вернет все свои деньги. Ваш пример со Сбербанком, который компенсировал потери своим вкладчикам, неудивителен — в то время в России не было достаточного количества сильных банков. С одной стороны был Сбербанк, с другой — небольшие, недостаточно стабильные новые банки. Сейчас ситуация совершенно иная — в России появился ряд стабильных и сильных финансовых институтов.

Потребителю еще нужны кредиты

— Не считаете ли вы, что сегмент потребительского кредитования в России близок к насыщению: сильно подорожало жилье, не многие семьи решаются взять ипотечный кредит? Привычка жить в кредит у большинства россиян так и не выработалась. Согласно статистическим данным за январь 2008 года, объем выдаваемых банками кредитов начал снижаться. Рассчитывают ли «дочки» западных банков на то, что им удастся каким-то образом расшевелить этот рынок?

— Как я уже говорил, потенциал рынка кредитования в России по сравнению с Восточной Европой остается очень значительным, особенно в сфере ипотечного и автокредитования. Если говорить об «обычном» потребительском кредитовании, то кредиты не сильно подорожали. Ограничения для роста этого сегмента связаны скорее с тем, что люди в России еще недостаточно привыкли использовать банковские кредиты по сравнению с европейцами. Например, если вы будете оценивать пропорцию жилья, покупаемого в кредит и на собственные деньги, то в России жилье, купленное с помощью банковских займов, составляет около 20 процентов. В западных же странах количество подобных сделок превышает 80 процентов. Поэтому потенциал для развития кредитного рынка в России есть, и здесь очень важно повышать информированность населения.

Ипотека, на мой взгляд, также будет развиваться. Сегодня банки предлагают достаточно конкурентные условия ипотечного кредитования. Ставки ипотечных кредитов сейчас вполне сопоставимы с ростом уровня инфляции (12–13 процентов). Если вы берете жилье в кредит на длительный срок — двадцать—двадцать пять лет, то риск того, что ставки сильно вырастут, практически исключен. Важным фактором является также рост покупательной способности населения. Сегодня люди могут спрогнозировать рост своих доходов на ближайшие десять—пятнадцать лет. На мой взгляд, ситуация в России сегодня сопоставима с той, которая наблюдалась в западных странах в шестидесятых и семидесятых годах. Да, было два года — 2006-й и 2007-й, когда цены на недвижимость росли очень быстро, и этот рост серьезно опережал рост заработной платы, поэтому людям было значительно труднее планировать приобретение жилья. Но я думаю, что эта тенденция имеет временный характер. С течением времени рост цен на рынке жилья стабилизируется, будет появляться все больше и больше предложений. При том что рост заработной платы и покупательной способности населения будет продолжаться, все больше людей смогут приобретать новое жилье, в том числе с помощью ипотеки.