"Яхтинг - не статус, а стиль жизни"

Александр Потапов
16 апреля 2007, 00:00

Интервью с руководителем яхтенного агентства Big Boat Management Оскаром Конюховым

Еще несколько лет назад слово «яхтинг» ассоциировалось с роскошью, а хождение под парусом считалось уделом миллионеров. Представители среднего класса «отдыхом на яхте» часто называли групповые или индивидуальные прогулки на небольших катерах в Средиземном или Черном море. Но как-то незаметно и в России сформировалось сообщество любителей яхтенного спорта. Отпуск или выходные они проводят либо на собственных судах, либо в составе таких же, как они, одержимых водной стихией в морских или океанских переходах на арендованных судах. Что движет людьми, которые, вместо того чтобы, как большинство из нас, лежать на пляже, испытывают удовольст­вие от штормового ветра или волн, накрывающих тебя с головой? Какие яхты сегодня продают в России и стоит ли их покупать, учитывая многочисленные проблемы, с которыми сталкиваются их владельцы при эксплуатации? На эти и другие вопросы отвечает Оскар Конюхов, руководитель яхтенного агентства Big Boat Management.

— Оскар, с чего же началась ваша любовь к морским походам, которые и прогулками-то не назовешь, скорее испытанием на выносливость и мужество? И как вы пришли к тому, что организация путешествий на яхте превратилась в вашу профессию?

— Свой первый трансатлантический переход я осуществил еще в 1999 году, когда после завершения кругосветного плавания моего отца Федора Конюхова нужно было перегнать 60-футовую (18 метров) яхту из Америки в Европу. Мы осуществили переход вдвоем, и меня океан захватил. До этого у меня были переходы на Балтике и в Средиземном море, но не столь сложные. В принципе и бизнес начался именно с организации экспедиций отца. Это всегда очень трудоемкие проекты. Со временем мои друзья и знакомые начали просить: «А не мог бы ты для нас организовать переход в океане, но не такой длительный и экстремальный?» В результате мы начали заниматься организацией чартеров и походов.

— Какова география маршрутов?

 pic_text1 Фотографии из семейного архива Оскара Конюхова
Фотографии из семейного архива Оскара Конюхова

— Основное наше направление — Атлантический океан; в Северном полушарии мы проводим переходы на парусных яхтах по маршруту Канарские острова—Антигуа (3000 миль) и обратно: Антигуа—Азорские острова—Гибралтар (5000 миль). В Южной Атлантике это походы вокруг мыса Горн, Магелланов пролив и переход через Южный океан от мыса Горн (Чили) до мыса Доброй Надежды (ЮАР). Это сложный маршрут, и наши клиенты отправляются в поход (35 дней), чтобы получить диплом яхтенного капитана Offshore Yacht Master RYA (Royal Yachting Association).

Также делаем чартеры в Арктике: Шпицберген, Южная Гренландия, Канада, чартеры в районе Аляски и Канады в Тихом океане. Сейчас работаем над организацией перехода на 30-метровой парусной яхте через Тихий океан по маршруту: Сан-Франциско (США) на Гавайи и далее к Японии (Йокохама). Если профессиональные кругосветные походы по времени занимают пять-шесть месяцев, то мы предлагаем этапы на две-три недели на гоночных яхтах и в аналогичных экстремальных условиях. За это время человек получает представление, что значит пересекать океан под парусом.

— Сколько клиенты заплатят за такое участие?

— Аренда яхты класса макси (25–30 метров) стоит около 50–70 тыс. евро в неделю. Моторная лодка такого же класса — примерно столько же плюс расходы на топливо. Но, организовывая такие переходы, мы набираем группы по восемь-десять человек. В результате каждый платит около 10–12 тыс. евро. Моторными яхтами мы занимаемся редко, если только друзья попросят, все же наша специализация — парусные яхты и сложные маршруты. Сложность начинается уже с поиска яхты — есть всего пять-семь парусных макси-яхт, которые могут взять на борт группы не очень опытных яхтсменов. Если же вы хотите прокатиться по Средиземному морю, то это не к нам, таких предложений в интернете можно найти сотни.

— Кто же они, любители сложных яхтенных переходов?

— Наши участники — средний класс, топ-менеджеры крупных компаний, бизнесмены, как мужчины, так и женщины. У них плотный график работы, и они выбирают маршруты, где можно получить кучу адреналина и заряд бодрости на полгода. Многие воплощают в жизнь мечты юности о морской романтике, кто-то просто любит активный отдых, связанный с водой. Походы на парусных яхтах все это дают.

 pic_text2 Фотографии из семейного архива Оскара Конюхова
Фотографии из семейного архива Оскара Конюхова

— Это люди, которые уже не раз бывали в море, или новички?

— Многие приходят с теоретической базой, пройдя обучение в московских парусных школах. Но часто приходят абсолютные новички. В апреле 2007-го мы идем на мыс Горн, половина группы без опыта походов под парусом. Фактически в таких походах клиенты — это не туристы, а участники команды, которые с первого дня выполняют функции рулевого или матроса. Они несут вахту и дежурства, стоят за штурвалом, работают с парусами. После похода многие начинают задумываться о покупке собственной яхты. Причем эти люди покупают лодку не для имиджа. Для большинства из них яхта — не статус, а стиль жизни.

— Насколько опасны такие путешествия для неподготовленного человека?

— Стихия, а в первую очередь открытый океан, всегда опасна. Наша задача — максимально обезопасить участников. У нас всегда профессиональная опытная команда, качественное оборудование, экипировка. Все участники чартера страхуются на 250 тыс. евро, кроме того, они должны представить медицинскую справку, что нет никаких ограничений по здоровью. В то же время ни одно судно не застраховано от форс-мажора: плавающее на поверхности воды бревно, бочка или спящий кит могут серьезно его повредить.

— А можно ли в России реализовать желание насладиться яхтой?

— У нас яхтсмены сталкиваются с большим количеством проблем. К примеру, предельные размеры яхты для акватории Подмосковья составляют 75–80 футов (22–25 метров), на больших судах у нас ходить просто негде. Да и на 80-футовых лодках особо не походишь. А на Черном море до сих пор действует пограничная зона: хочешь выйти в море — нужно у пограничников получать разрешение, сообщать, когда и куда выходишь. Процесс сильно бюрократизирован. В Европе ты в любой порт приходишь — ты никому не нужен. Наши участники были в восторге, когда после перехода из Англии на Канарские острова сошли с яхты и сразу пошли в местный ресторан. Никаких тебе виз, пограничников и прочей бюрократии. Если порт крупный, то при заходе нужно запрашивать разрешение по рации, и после швартовки шкипер в течение дня должен сходить к капитану порта отметить паспорта. Все это в ненавязчивой форме. У нас же какой смысл человеку покупать серьезную лодку, если он не может пойти спонтанно куда-нибудь?

Продавец зачастую начинает навязывать ту яхту, которая у него есть в наличии, не учитывая интересны клиента

Есть и другие проблемы. Мы имеем красивую акваторию в Подмосковье, но доков, оборудованных заправок практически нет. У нас отсутствует инфраструктура. Нет теплых зимних стоянок, где можно обеспечить нормальный сервис. Представьте, яхты за миллион и выше просто вытаскивают на берег и накрывают брезентом! Поэтому сегодня большинство россиян держат яхты и путешествуют на них за границей, и страна теряет существенные суммы в рамках морского туризма.

 pic_text3 Фотографии из семейного архива Оскара Конюхова
Фотографии из семейного архива Оскара Конюхова

— То есть покупать яхту и держать ее России невыгодно?

— Здесь ее обслуживание и эксплуатация обойдется намного дороже. Не случайно все популярнее становятся чартеры: человек не покупает лодку, а платит за аренду и ходит сколько нужно. В этом году клиент опробует одну лодку, на следующий возьмет другую. Он может сравнить, насколько комфортна та или иная яхта, сопоставить мореходные качества лодок разных производителей. Ведь покупка судна — это риск. Может не понравиться дизайн или скоростные характеристики, а продать ее уже будет сложно. Вы ее только спустили на воду, а она уже потеряла в цене 15–20%. Каждая серьезная лодка строится под индивидуальные вкусы и запросы: многие оборудуют на яхте сауны, тренажерные залы, кабинеты для переговоров и т. д., и не факт, что новому покупателю все это нужно и обязательно понравится. Лодку сложно не только продать, но и сдать в аренду. Безусловно, яхтенные брокеры возьмут ваше судно и будут сдавать своим клиентам, но это не принесет прибыли — раз-два в год кто-то прокатится, не больше. Поэтому решение о покупке яхты нужно принимать, просчитав все затраты. Если европеец тратит на покупку судна не более 2–5% своего капитала, то у нас нередко человек заработает миллион и на все деньги покупает яхту, не думая о том, что нужно оплачивать стоянку, обслуживание и прочие расходы.

— А какие яхты все же покупают россияне?

— Рынок давно уже поделен. Итальянские яхты отличаются хорошим дизайном интерьера, английские — высокими мореходными качествами, голландские — наиболее надежные. В американских привлекает цена: их стоимость в долларах на 25–30% меньше, чем европейских. В России наиболее распространены моторные лодки 30–50-футовые (12–15 метров) стоимостью 250–500 тыс. евро. Больше всего на нашем рынке в этом сегменте итальянских (Ferretti), американских (Carver), английских (Princess) моторных яхт. Есть дешевые турецкие суда, но их качество оставляет желать лучшего, хотя цена, безусловно, привлекает. Начинают строить и в России — моторные яхты класса люкс от 40 метров делают на Московском судостроительном заводе по проекту Timmerman. У наших производителей есть определенные преимущества. Более дешевая рабочая сила влияет на цену яхты. Клиент не связан с таможенными и транспортными расходами. Да и приятно наблюдать процесс строительства своей яхты непосредст­венно в Москве, общаясь с российскими менеджерами. Что касается качества и дизайна наших лодок, кто-то считает, что они не уступают голландским, кто их критикует, но это все субъективно.

— Вы помимо организации чартеров еще и оказываете клиентам услуги по выбору и покупке яхт?

 pic_text4 Фотографии из семейного архива Оскара Конюхова
Фотографии из семейного архива Оскара Конюхова

— Другая часть нашей работы связана с оказанием консультационных услуг по выбору и покупке яхт, а также по контролю и сопровождению строительства лодки на любой верфи мира. Ситуация та же, что и с чартерами: многие знакомые просили подсказать, какую яхту купить, на какой верфи строить, какой дизайн выбрать. Я же в свое время больше года отработал дилером компании Ferretti в России — знаю технологию продаж яхт и разбираюсь в типах судов и производителях. Задача верфи — продать судно; сегодня производители стараются, чтобы яхты не стояли на верфи, и строят под заказ. У региональных дилеров есть определенный план по продаже по региону (стране). В результате дилер начинает навязывать ту яхту, которая у него есть в наличии, ему неинтересны желания и запросы клиента. В этом случае покупателю чаще всего сложно сделать качественный выбор, и он вполне может поддаться давлению. Мы же выступаем на его стороне. Ведем от имени покупателя переговоры с четырьмя-пятью дилерами. Выбираем среди многообразия вариантов лучший по соотношению цена-качество и отвечающий запросу клиента. При этом клиент сам не платит нам, мы получаем агентские проценты от производителя. Таким образом, покупатель получает независимую экспертизу, так как нам нет нужды продавать яхты каких-то конкретных производителей. Часто я просто советую: сходите в один-два чартера и посмотрите яхты в «боевых условиях», прежде чем покупать. Когда клиент определился с покупкой, мы готовы и дальше вести работу по контролю за выполнением заказа. Лодка от 40 метров строится около двух лет, и покупатель не всегда имеет возможность сам контролировать процесс.

— Где-нибудь в России можно посмотреть и выбрать яхту по вкусу, сравнить производителей?

— Это удобнее всего сделать на ежегодной московской международной выставке «Катера и яхты/MIBS» На ней можно вживую посмотреть суда от 20 до 50 футов и сравнить дизайн или технические характеристики производителей. Важно поговорить с большим количеством специалистов, которые расскажут о новых моделях. Можно провести предварительные переговоры, если желание купить лодку уже сформировалось, или договориться о тестировании понравившейся модели.