Упадет — тогда и купим

Евгения Обухова
редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»
15 февраля 2010, 00:00

Непубличные компании начали выходить на биржу. Покупатели потирают руки, ждут скидок, бонусов и распродаж

Мнительным и брезгливым читателям мы предлагаем сейчас сразу перейти к третьему абзацу. А прочим, и особенно ипохондрикам и любителям «медицинских» сериалов, с радостью сообщаем, что в начале февраля первичное размещение своих акций (IPO) на NASDAQ провела американская фармацевтическая компания Ironwood Pharmaceuticals. Она специализируется на производстве лекарственных комплексов для лечения хронических запоров и спастических колитов, сопровождающихся хроническими запорами. Судя по тому, что размещение прошло по цене всего лишь $11,25 за акцию, а не по $15–17, как предполагали андеррайтеры, с кишечником у американских инвесторов все в порядке. Если же подходить к вопросу серьезно, то мы имеем дело с возвращением IPO. Причем происходит это в ситуации, когда эмитенты готовы уступать инвесторам, а последние намерены торговаться и сбивать цену. Газета Financial Times цитирует главу департамента рынков капитала PricewaterhouseCoopers Тома Троубриджа: «Сейчас рынок покупателей, и инвесторы могут позволить себе быть разборчивыми».

Конечно, уважаемый производитель лекарств от запора (капитализация, между прочим, больше $1 млрд) — лишь взятый наугад пример. Аналитики Renaissance Capital, комментируя свой индекс FTSE Renaissance IPO Composite Index (охватывает IPO американских компаний), пишут, что если в январе 2010 года в индекс были включены четыре IPO, то уже по итогам февраля в него войдут еще десять вновь размещенных компаний. «Такой насыщенный график сигнализирует о том, что этот год будет очень оживленным в плане IPO», — сказано в отчете.

Примеров можно приводить уйму: та же Financial Times пишет, что туроператор из Нью-Йорка Travelport в ближайший месяц может выйти на биржу и довести свою капитализацию до $1,7 млрд, а немецкий производитель бинтов BSN Medical, как надеются его акционеры, может стоить $2,7 млрд. В четвертом квартале минувшего года объем привлеченных средств в ходе европейских IPO составил $6,8 млрд, что в разы больше жалких $811 млн, которые удалось собрать в первые три квартала 2009-го. А за те три крупных размещения, которые уже состоялись в Европе в 2010 году, удалось привлечь $3,1 млрд — это почти 40% всего прошлогоднего объема.

То же самое относится и к рынку IPO в России. После двух лет затишья могут вернуться «горячие дни» 2006–2007 годов, когда за 42 международных размещения российским компаниям удалось привлечь $37 млрд. Предприятия один за другим выбирают инвестиционных консультантов и ищут площадки для размещения. Кто же планирует выходить на биржу и можно ли будет купить перспективные акции дешево?

Можно позже, но лучше сейчас

Почему размещения идут именно сейчас? На самом деле формально все условия для IPO сегодня есть. По итогам 2009 года индекс РТС вырос на 128,6%, а до кризиса связь между динамикой индекса РТС и объемами привлеченных на IPO средств была очевидной (см. график).

По словам Елены Хисамовой, руководителя управления рынков акционерного капитала «ВТБ капитала», «интерес к проведению IPO вызван прежде всего тем, что у инвесторов появилась ликвидность. Многие активы подросли в цене по сравнению с прошлым годом, а стоимость некоторых достигла докризисного уровня. Размещение на рынке акционерного капитала позволяет развивать бизнес и снижать высокую долговую нагрузку, появившуюся у многих во время кризиса». По оценкам «Уралсиба», в 2010–2011 годах российские компании могут привлечь через новые и дополнительные размещения $55,5 млрд, причем $17,5 млрд из них пойдут на выплату долгов.

Впрочем, дело не только в долгах: этот год может быть удачным для размещения, так как инвесторов может привлечь эффект низкой базы — восстановительный рост после резкого спада всегда протекает быстрее. А торопиться заставляет страх, что шквал дешевых денег может прекратиться. «Время для эмитентов сейчас важно как никогда, — объясняет аналитик Пробизнесбанка Ольга Митрофанова. — К концу года ставки рефинансирования, скорее всего, вырастут, а значит, курс акций пойдет вниз».

«Можно, конечно, ждать, пока рынок не восстановится до максимумов 2010 года, — говорит аналитик по металлургии UBS Алексей Морозов. — Но зачем? Рынок и так неплохой. А если он сильно вырастет, никто не мешает провести еще одну допэмиссию».

«Сейчас важно, кто пойдет на биржу первым, — сказал D' вице-президент фондовой биржи ММВБ Геннадий Марголит. — Здесь можно выделить два типа компаний. Один — сверхкрупные игроки, которые нуждаются в реструктуризации долгов. У них мало времени на привлечение капитала, и они будут торопиться. Второй тип — это небольшие компании с капитализацией $50–100 млн. Они испытывают острый дефицит капитала, который необходим для развития. Раньше они могли бы привлечь средства на рынке заимствований, однако в связи с кризисом это окно для них закрылось, и когда откроется — пока неясно».

Размещения этого года можно разделить на группы и по-другому. Во-первых, это известные и достаточно крупные компании, в основном добывающего и потребительского секторов. Во-вторых, государственные компании, которые, по слухам, будут приватизированы. И в-третьих, это инновационные и венчурные проекты. Компании (как частные, так и с долей государства в капитале), планирующие провести размещение, представлены в таблице. В ней вы увидите много знакомых «имен» — это те, кто, как СУЭК, «Итера» или «Металлоинвест», собирались на биржу еще два-три года назад, но отложили планы до лучших времен.

Запад или Восток?

Если раньше русские IPO традиционно проходили в Лондоне, то теперь компании могут предпочесть Гонконг по ряду причин, говорит Ольга Митрофанова. Во-первых, Азия является крупным клиентом многих металлургических компаний (как раз их больше всего среди кандидатов на размещение). Во-вторых, на гонконгской площадке намного легче размещаться: требуется меньше документов, а процедура проще. Наконец, IPO в Гонконге занимает намного меньше времени, нежели в Лондоне. Если бы «Русал» размещался в Лондоне, ему удалось бы выйти на биржу не ранее середины 2010 года.

Кстати, размещение «Русала» стало любопытным с точки зрения «интернационального» состава его акционеров: в числе прочих в капитал компании во время IPO вошли ливийский государственный инвестфонд Libyan Investment Authority и китайский институциональный инвестор Cheung Kong Holdings. Правда, владеют они всего лишь 1,4 и 0,5% пакета «Русала» соответственно, так что наша гипотеза об «арабско-китайской угрозе» — о том, что богатые ближневосточные и южноазиатские инвесторы купят западные и российские компании «на корню», — пока не подтверждается. «Пример “Русала” как раз опровергает тезис, что китайцам нужны иностранные акции на IPO, — сказал D' председатель совета директоров “Арбат капитала” Алексей Голубович. — Китайцы любят покупать на IPO только китайские компании. Крупные пакеты иностранных компаний (в США, Канаде, Австралии, ЕС) они приобретают только по договоренности с властями соответствующих стран и стратегическими партнерами. И, кстати, для Китая IPO сырьевой компании на китайском рынке с падением акций через несколько дней на 20% — рекордный провал и демонстрация отсутствия доверия инвесторов. Арабские инвестфонды (обычно контролируемые государством) — одни из самых консервативных инвесторов в акции. Они, как правило, покупают бумаги в странах Западной Европы (Великобритания, Швейцария) и в США, а после краха “дубайского чуда” вообще больше денег направляют на скупку активов своих соседей, чем на участие в размещениях акций на зарубежных биржах».

Удивите нас по-другому

Возможно, с финансовой грамотностью у нас еще не очень хорошо, но выражение Уоррена Баффета о том, что «лучше купить удивительную компанию по достойной цене, чем достойную компанию по удивительной цене», похоже, выучили все инвесторы, в том числе и потенциальные. Раньше, во время докризисного «бума IPO», российские компании получали завышенные оценки, и после размещения их акции нередко стремительно шли вниз. Один из ярчайших примеров — неудачное IPO ВТБ в 2007 году. Еще молодой тогда D' чуть не испортил себе карму, описывая перспективы нового эмитента, но вовремя заметил, что «все разговоры с экспертами по поводу будущего ВТБ сводятся к нехитрой формуле: у бумаг большой потенциал, поскольку есть спрос, а спрос есть, поскольку у бумаг большой потенциал». Мало кто помнит, что даже аналитики рекомендовали тогда брать ВТБ не дороже чем по 8–10 коп. за штуку. До сих пор он не подобрался не только к цене размещения, но и к тем 8–10 коп., считавшимся справедливыми.

В 2010–2011 годах все пойдет уже не так. Покупатели будут прежде всего смотреть на успешность «первых ласточек» — IPO, которые недавно состоялись. При этом хороших для инвесторов примеров пока нет. Это касается и «Русала», который за первые три дня торгов подешевел примерно на 10%, и иностранных компаний: до сих пор торгуются в минусе эмитенты, вышедшие на Западе на IPO в 2009 году, — такие как британская инвестиционная компания Gartmore, датская авиакомпания Cimber Sterling, китайская IT-компания Vtion Wireless Technology, специализирующаяся на выпуске беспроводных мобильных устройств (кстати, это первая компания, разместившаяся в Германии (!) в 2009 году), турецкая группа компаний Ittifak Holding и американский девелопер LXB Retail Properties. Потери по их акциям сейчас составляют от 3 до 50%.

В общем, что покупать непосредственно на IPO (даже на «народном») не имеет смысла, все уже знают. Здесь крупными пакетами запасаются «стратеги» и портфельные инвесторы. Но вот присмотреть себе что-нибудь интересное и купить это, как только цена упадет, — вполне себе стратегия. Тем более что выбрать будет из чего.