Битва валют

Москва, 20.09.2010
С кем борется доллар и чем может закончиться эта борьба

Доллар долго был для финансово-политической элиты США главным оружием для достижения финансовой гегемонии. Действительно, по состоянию на конец прошлого века доллар составлял от 50 до 100% валютных резервов большинства стран мира, а в некоторых странах, например в Аргентине, Эквадоре, Турции и ряде других менее крупных, вообще вытеснил национальные валюты на внутренних рынках. На тот момент до 80% денежных средств, имевших свободное обращение в структурах мировой финансовой системы (МФС), были номинированы в долларах. Американские частные фонды могли легко обваливать экономику развивающихся стран (Малайзия, Индонезия, Южная Корея, Аргентина).

Проморгали оппозицию

Но к середине 1990-х в мире произошли два важных знаковых изменения. Во-первых, наиболее перспективный сегмент мировой экономики в лице развивающихся рынков осознал, кто и как создает финансовые кризисы и какова роль монополии доллара в этих операциях. Во-вторых, эти страны, в отличие от США, накапливали не деривативы, а золото, и, накопив его больше, чем имеют американские банки и правительство, де-факто достигли уровня финансовой самостоятельности. Бывшие сырьевые придатки стали полноправными игроками в мировой финансовой системе и приступили к созданию оппозиции доллару. Однако в США ни банкиры северо-восточной финансовой группы, ни упоенные могуществом нефтяные магнаты Техаса, ни их президент не придали этому должного значения. Монополизм и бесконтрольность лишают чувства реальности и ответственности даже очень умных людей.

Увлечение бумажными деривативами и операциями без товарного обеспечения на электронных биржах, размазывание кредитных рисков через ипотечные фонды привели к отрыву денег от товара, но здание любой финансовой системы не может стоять на виртуальном фундаменте — и обвал в форме кризиса произошел. Как следствие — потеря долларом статуса мировой резервной валюты. Среди специалистов еще сохраняются два принципиальных мнения: одни (их меньшинство) считают, что доллар устоит, вторые доказывают, что в качестве национальной валюты — да, но в качестве мировой резервной — нет.

Доказательства в пользу первой точки зрения сводятся к тому, что американская экономика самая крупная (20% мирового ВВП), самая передовая в мире, внутренний рынок потребления тоже самый емкий. Кроме того, доллар по-прежнему остается главным расчетным средством в мировой торговле, лежит в основе мировой экономики и национальных валютных резервов практически всех стран. Вывод: колосс шатается, но не упадет. Да, все изложенные аргументы правдивы. Противники этой точки зрения указывают на следующие факты: государственный долг США превысил все теоретически допустимые пределы. Промышленное производство стагнирует, из мирового экспортера зерна и промышленных товаров США превратились в мирового импортера: доля в мировом производстве — 20% за счет производства вооружений, но доля потребления — 40% мирового уровня. США стали мировым экспортером виртуальных денег, но они ничем не обеспечены. Бюджет много лет перманентно дефицитен, растут одновременно безработица и военный бюджет. Кризисные денежные «пузыри» правительство США решает с помощью все того же печатного станка, значит, инфляция доллара в той или иной форме неизбежна. Это понимают все, и доверия к доллару уже нет, а серьезные противники, с которыми он уже не может справиться, — есть. И эти аргументы — тоже правда. Что же это значит, если каждый прав? Это значит, что корабль еще на плаву, но команда уже потеряла доверие к капитану и начинает действовать по принципу «спасайся кто может». Однако упрямый капитан еще пытается бороться за власть. Рассмотрим, кто его противники и как он с ними борется?

Европейский провал

Основными противниками доллара являются достаточно узкий круг старых национальных валют: швейцарский франк, британский фунт, японская иена, китайский юань и новые региональные валюты, как состоявшиеся (евро), так и только набирающие вес — рубль, «золотой динар», «динар Залива», сукре.

В Европе старой и устойчивой валютой является швейцарский франк. Франк успешно переживал все кризисы благодаря своей независимости и от США, и от Евросоюза и при этом постоянно укреплялся по отношению к доллару. По мере нарастания проблем в экономике США все большее количество американских фирм и граждан переводили свои доходы и сбережения в Швейцарию, где по закону любая валюта для хранения переводится во франки. В 2008 году с началом кризиса стало очевидно, что швейцарский франк укрепляется за счет бегства денег из США. В ответ по швейцарским банкам было нанесено два скоординированных по времени удара. Первый: под предлогом контроля увода доходов от налогов налоговое ведомство США потребовало от швейцарского банка UBS открыть все счета американских граждан. Было открыто 4450 счетов, с которых последовал массовый отток денег. В том же 2008 году правительство США наложило штраф в сумме $536 млн на банк Credit Suisse за работу с государствами, на которые Штаты наложили эмбарго. Результатом стал новый массовый отток из банков. Как итог доверие к швейцарским банкам подорвано, рейтинг снижен, конкурент ослаблен.

Евро — основной противник доллара, давно и успешно состоявшаяся вторая мировая резервная валюта. Еще в 2000 году она вышла за пределы европейской зоны и к настоящему времени в евро осуществляется, по разным оценкам, от 35 до 40% мировых расчетов в МФС. Мощная кампания администрации и финансовых кругов США по уничтожению или ослаблению евро была предпринята весной этого года. Первый залп дали американские, они же крупнейшие мировые, рейтинговые агентства Moody’s и Standard & Poor’s в апреле, когда согласованно понизили национальные рейтинги Греции, Италии, Испании, Исландии. Затем в дело вступила более тяжелая артиллерия: серия выступлений «рулевых» американского финансового бизнеса — Сороса, Баффета и других. Они утверждали, что спасти евро от краха невозможно и что единственный выход для Европы — исключить Грецию, а затем и Португалию с Испанией из Евросоюза. То есть налицо была попытка развалить Евросоюз.

Однако усилиями Германии и Франции при поддержке Бельгии и Голландии поезд Евросоюза удалось удержать на рельсах. Более того, из этой битвы ЕС вышел более сильным: на деньги Германии и Франции был создан Европейский валютный фонд, что ослабило позиции МВФ как инструмента США для

финансового контроля над Европой. А решением французского правительства страховое агентство Coface было преобразовано в Единое европейское банковское рейтинговое агентство, что положило конец монополии американских рейтинговых агентств не только в Европе, но и в мире, поскольку о готовности стать его клиентами уже заявили крупнейшие банки Азии и даже Австралии и Новой Зеландии.

Как итог финансовая «битва за Европу» была проиграна, самый сильный противник доллара победил, и данный факт многие специалисты считают переломным в судьбе доллара. На борьбу с остальными противниками уже нет сил.

Золотой ответ

А что происходит в Азии, где реальный противник доллара — юань? В Китае одновременно  осуществляются три процесса. Во-первых, постепенное снижение доли доллара в валютных резервах с 81% в 2005 году до 65% в 2009-м. Разницу заполнил евро. Во-вторых, быстрое расширение на фоне кризиса прямых двухсторонних расчетов в парах юань — национальная валюта торгового партнера (свот-контракты). Так, только за последние полтора года Китай заключил трехгодичные свот-контракты с Гонконгом на сумму 200 млрд юаней, с Южной Кореей на сумму 180 млрд, c Индонезией на 100 млрд, с Малайзией на 80 млрд, с Аргентиной на 70 млрд, c Венесуэлой на 50 млрд, с Белоруссией на 20 млрд и с Россией на 100 млрд юаней.

В-третьих, обратное реинвестирование. В 2009 году Китай реинвестировал в США $9,6 млрд в акции крупнейших банков (Citigroup, Morgan Stanley, Bank of America) и высокотехнологичных предприятий (Coca-Cola, Apple, Johnson & Johnson, Motorola).

Очевидно, что в своей манере, без громких заявлений на публику, Китай избавляется от долларов и переходит к международным расчетам на юань, и здесь США мало что могут сделать. У США патовая ситуация: им практически нечем угрожать Китаю, потому что Китай — крупнейший держатель долларов ($2,5 трлн) и теоретически может обрушить доллар и всю экономику США. Практически этого не произойдет, поскольку Китай сам находится в ситуации «поймал медведя», и обесценение доллара для него означает обесценение собственных национальных валютных резервов, которые еще более чем наполовину номинированы в долларах. Кроме того, Китай активно наращивает реинвестиции в экономику США.

Обе страны в финансовом клинче, но время, очевидно, играет на Китай, и никакой перспективы выиграть у США нет. В соседних с Китаем странах идет иной процесс, но также направленный против монополии доллара: укрепление национальных валют золотом или неявный процесс возвращения к золотому стандарту. Так, Индия сокращает долю доллара в национальных валютных резервах, но, в отличие от Китая, доллары конвертирует не в американские акции, а в золото. В 2009 году Индия купила в Европе 200 тонн золота на доллары и планирует новые закупки в конце текущего года. Правительством объявлена и уже осуществляется масштабная программа превращения рупии в свободно конвертируемую валюту на золотой основе. Малайзия, Пакистан, Бангладеш, Индонезия, Бруней реализуют проект региональной валюты на основе золотого стандарта — «золотой динар», чтобы исключить доллар из расчетов между собой. «Золотой динар» (4,25 г золота) уже реально чеканится в Малайзии и Индонезии и выводится на внутренние рынки. О желании присоединиться к проекту официально заявили Йемен, Судан и Танзания.

Доля новой валюты в обороте еще незначительна, но в совокупности с другими вышеуказанными процессами она уже реально сокращает сферу обращения доллара в регионе. Другая уникальная особенность этого проекта в том, что это попытка создать не просто региональную, а религиозную валюту.

Молчаливой угрозой доллару остается и Япония, которая не декларирует планов сокращения долларовых резервов, но имеет вторые в мире по величине валютные запасы (после Китая) и также укрепляет национальную валюту. Многие исследователи задаются вопросом: может ли японская иена заменить доллар в расчетах в азиатском регионе? Для этого есть многие предпосылки: иена реально присутствует в валютных резервах многих стран и сейчас укрепляется в процессе выхода из кризиса. Недавно озвученные премьер-министром Японии Синдзо Абэ планы предусматривали создание по примеру Европы расчетной единицы стран региона — АКЮ на основе иены. Однако Китай не поддержал инициативу, и этого оказалось достаточно, чтобы похоронить АКЮ. Китайскому юаню не нужен соперник на пороге собственного дома, и сейчас иена при всей мощи японской экономики скорее играет роль валюты-убежища, в которую краткосрочно вкладываются игроки мировых бирж в расчете на стабильность при колебаниях валютных пар. Кроме молчаливого вето Китая превращению иены в мировую резервную валюту препятствуют и объективные факторы: недостаточное присутствие иены в валютных резервах других стран (нужно не менее 20%), сильная ориентация на американский рынок, полная энергетическая зависимость, недоверие к Японии всех соседних стран Азии, специфический язык и главное — растущая конкуренция юаня. Своим путем идет вытеснение доллара из межгосударственных расчетов в зоне Персидского залива. Здесь в рамках Совета содружества государств Персидского залива (ССГПЗ) реализуется программа «динар Залива» с участием Саудовской Аравии, Кувейта, Катара и Бахрейна. В 2009 году указанные страны создали Валютный союз с Центральным банком в Эр-Рияде. Первоначально предполагалось перейти на местный золотой стандарт, но потом возобладал менее радикальный и более осторожный подход привязки курса новой валюты к мультивалютной корзине. Бахрейн уже в порядке эксперимента привязал свою валюту к мультивалютной корзине. Плавный переход на новую валюту запланирован на 2012–2015 годы. Еще активнее идет процесс защиты от доллара на «заднем дворе» США — в странах Латинской Америки, где одновременно реализуются три антидолларовых проекта с разными стратегиями, охватывающие весь континент с севера на юг.

В рамках первого проекта девять стран Центральной Америки (почти все, за исключением Мексики) в 2009 году утвердили общий «План экстренных мер», главными задачами которого являются создание общей региональной валюты для взаиморасчетов вместо доллара, унификация финансовых законодательств, создание единого расчетного центра и в конечном счете формирование общего рынка по примеру Европы. В настоящее время идет унификация национальных финансовых систем.

Второй проект включает семь странучастниц Боливарианской инициативы (ALBA): Венесуэлу, Боливию, Никарагуа, Эквадор, Гондурас, Кубу, Доминиканскую Республику. Несмотря на усилия США объявить этот проект нереальным, Куба и Венесуэла с февраля этого года уже реально осуществляют первые взаиморасчеты в сукре. Курс новой валюты рассчитывается на основе мультивалютной корзины всех стран-участниц союза. Еще южнее две самых крупных страны континента — Бразилия и Аргентина — с 2009 года перешли к взаиморасчетам в национальных валютах по системе SML, которая предусматривает не создание новой валюты, а поэтапное вытеснение доллара национальными валютами сначала в расчетах на уровне малого и среднего бизнеса, потом на уровне крупных компаний, а через четыре-пять лет — на межгосударственном уровне. Двусторонний торговый оборот этих стран — более $25 млрд, и для американских банков это будет немалой потерей. В этом году Бразилия подписала аналогичное соглашение с Уругваем, к тому же на аналогичную систему расчетов на межгосударственном уровне Бразилия переходит с Китаем, Индией и Россией в рамках группы БРИК. Таким образом, очевидно, что отказ от доллара перешел в активную фазу на всех континентах и процесс потери им статуса уже не единственной и даже не главной международной резервной валюты — только вопрос времени.

В июне был опубликован очередной ежегодный глобальный социально-экономический анализ ООН (World Economics & Social Survey 2010), где констатируется: «Доллар показал, что он не является более стабильным средством сохранения стоимости, что считается необходимым атрибутом стабильной резервной валюты». Это настоящий приговор главному инструменту глобализации по-американски.

Что касается времени, в течение которого доллар сойдет с мировой арены, то сами американские экономисты и финансисты определяют его периодом от пяти до десяти лет. В течение этого срока доллар постепенно станет просто национальной свободно конвертируемой валютой США — по образцу британского фунта стерлингов, который в начале 1950-х годов претерпел похожую эволюцию.

Новости партнеров

«D`»
№17 (104) 20 сентября 2010
Рэнкинг индексных фондов
Содержание:
Фундамент тяжелого роста

С фундаментальной точки зрения «голубые фишки» выглядят дешево, однако ожидать кардинальной переоценки российских бумаг не стоит

Реклама