Грузите икру бочками

Inside / Outside
Москва, 28.03.2011
Приключения бизнеса по разведению осетров, случайно попавшего в RTS Board

Фото: ИТАР-ТАСС

Пять лет назад в Самаре два бизнесмена решили заняться разведением осетров. Андрей Ищук и Александр Васильев зарегистрировали ОАО «Русский осетр» (с долей 74 и 26% капитала соответственно) и начали строить рыбоводные комплексы в Рязанской области — Калужский и Пронский. Предполагалось, что бизнес по продаже осетрины и черной икры будет приносить хороший доход. Под отличные перспективы был привлечен кредит (для справки: сегодня черная икра стоит 35–80 тыс. руб. за 1 кг, а осетрина и стерлядь — около 1–1,5 тыс. руб.).

Однако дальше у основного владельца компании Андрея Ищука начались сложности, и он стал распродавать свои предприятия. «Русский осетр», по данным D', сейчас находится в заключительной стадии продажи. Возможно, новые владельцы сумеют вывести рыбоводческий бизнес из убытков, тем более что перспективы выглядят крайне заманчивыми. Попутно же вокруг него разворачивается детективная история.

Рыбный детектив

В 2009 году в совет директоров «Русского осетра» вошли представители инвестиционной группы «Русские фонды» Ирина Прохорова, Дарья Брюховецкая и Владимир Вольперт. Кроме того, часть его акций была оформлена на несколько офшоров, в том числе на компанию «Финсерв групп Лтд», зарегистрированную по одному адресу с «Русскими фондами». Выбор этой инвестиционной группы Ищук сделал неслучайно: именно она была финансовым консультантом проекта с самого его основания и занималась поиском инвесторов. Так, в частности, при ее содействии привлекли основного кредитора — Русский банк развития. После смены совета директоров и переоформления ценных бумаг гендиректором остался Александр Васильев.

Летом того же 2009 года, пока происходили изменения в руководстве, началась процедура дополнительной эмиссии акций — уставный капитал компании должен был вырасти в 11 раз, со 100 тыс. до 1,1 млн руб. Допэмиссия приостанавливалась, но зимой 2010-го снова возобновилась. В прессе (в основном самарской) появились предположения, что ее выкупит Александр Васильев. Неизвестно, произошло ли это, но в апреле 2010 года, накануне годового собрания акционеров ОАО «Русский осетр», он был задержан вместе с чиновником Росрыболовства Игорем Бакулиным по обвинению в вымогательстве. Бакулин якобы требовал у некоего бизнесмена взятку за то, чтобы «помочь» тому победить в конкурсе на квоты по вылову лосося на Дальнем Востоке, а Васильев являлся посредником в этой «сделке». После его ареста генеральным директором стала Елена Кузина. Дальше по заявлению ИК «Проспект» акции «Русского осетра» появились в RTS Board, и по ним была выставлена котировка на покупку по цене $3 (примерно равная их номинальной стоимости).

В «Русских фондах» D' пояснили, что акции были выведены в индикативную систему RTS Board по заявлению их владельца. В настоящий момент компания продается, а о планах Александра Васильева, которому принадлежит четверть предприятия, финансовым консультантам неизвестно.

Еще один любопытный штрих: вся продукция ОАО «Русский осетр» реализуется через ООО «Русский осетр» (и связанный с ним торговый дом «Русские традиции»), генеральным директором которого является Вадим Иванович Бакулин. Гендиректора Калужского рыбоводного осетрового комплекса (КРОК) зовут Андрей Иванович Бакулин. Кстати, занятно, что отчество арестованного чиновника Росрыболовства Игоря Бакулина — тоже Иванович. Наконец, ГК «Тавира» зарегистрирована по тому же адресу, что и ООО «Русский осетр», — в Москве, на улице Стромынка, 13. Исходя из всего этого, можно предположить, что денежную выручку ОАО «Русский осетр» контролируют люди, близкие к Васильеву. Правда, в прессе проходили сообщения, что Ищук продаст рыбный бизнес именно топ-менеджерам. Но в таком случае неясно, для чего понадобилось привлекать агентов по продаже. И совсем уж непонятно, зачем выставлять акции в RTS Board — ведь это способ определить рыночную цену бумаг, прощупать спрос и предложение, если таковые есть. В ООО «Русский осетр» комментировать продажу ОАО отказались, заявив, что «к ним это отношения не имеет». Иными словами, впереди, скорее всего, ожидается затяжная война между владельцами компании.

Еще одно черное золото

ОАО «Русский осетр» публикует лишь списки аффилированных лиц (тех, кто способен повлиять на его деятельность). Раскрывать же ежеквартальную отчетность, как того требует российское законодательство, оно не считает нужным. Оба рыбозавода, Калужский и Пронский, обошлись инвесторам в 1 млрд руб. (€25 млн) каждый и, судя по финансовой отчетности компании, имеющейся в распоряжении D', на окупаемость еще не вышли. Кроме того, по Пронскому рыбозаводу нет данных относительно объема производства и другой информации (правда, лишь 46% его капитала принадлежит «Русскому осетру»). Известно, что КРОК состоит из здания завода площадью 96 х 126 м, позволяющего разместить бассейны для выращивания и содержания осетровых, а также цеха переработки икры и рыбы. Все это застраховано на 52 млн руб. на случай гибели разводимых осетров в результате заболеваний, изменений гидрохимического состава воды, стихийных бедствий, аварий технологического оборудования и т. д.

Предприятие может производить ежегодно 16 тонн черной икры и 50 тонн рыбы. Исходя из рыночных цен, выручка только одного КРОКа должна составлять около 1 млрд руб. Однако, судя по все тем же данным финансовой отчетности, положение с деньгами у компании пока незавидное. Самые последние доступные данные — за 2009 год, тогда практически все ее активы были долгосрочными (состояли из капитала «дочек», то есть рыбоводных комплексов), а обязательства — краткосрочными (около 1 млрд руб.). Одним словом, кошмар любого финансового директора. При этом «Русский осетр» был еще и убыточен — в 2009 году он потерял 1,6 млрд руб. Проще говоря, даже при выходе на плановую мощность ему придется как минимум три-четыре года отбивать убытки прошлых лет. Сейчас он привлекает новые кредиты, но непонятно, что послужит залогом при таком положении дел.

Разве может компания в таком состоянии кому-то приглянуться? Видимо, ответ будет утвердительным. И вот почему: черная икра традиционно считается предметом роскоши, а на последнюю, как известно, повышается спрос вместе с ростом доходов населения. Более того, ее не хватает настолько сильно, что осетры находятся на грани вымирания, а в 2007 году ее добыча в России и вовсе была запрещена. Искусственно же осетровых разводят для получения икры лишь на трех (!) предприятиях: два из них принадлежат «Русскому осетру», а третье — это ФГУП «Адыгейский рыбоводный осетровый центр». Только эта черная икра считается легально произведенной и может продаваться свободно (в отличие от добытой незаконным путем, за которую глава Росрыболовства Андрей Крайний даже предлагал ввести такое же наказание, как за продажу кокаина).

На КРОКе первую экспериментальную продукцию получили лишь в 2009 году, тогда же на нее были оформлены необходимые сертификаты. Но если этот завод выйдет на полную мощность, он легко сможет занять львиную долю легального рынка черной икры, тем более что она добывается особым способом — без вреда для рыбы.

Отдельный вопрос: сможет ли легальный рынок побороть нелегальный (по оценкам экспертов, на 10 тонн законной икры приходится 1,2 тыс. тонн незаконной). В феврале этого года российское правительство разрешило экспорт черной икры (запрет действовал последние несколько лет), причем вывозить можно будет только законно произведенную продукцию. Попутно Росрыболовство ведет переговоры со странами Каспийского бассейна, прежде всего с Ираном (иранская черная икра сейчас преобладает на мировом рынке), о том, чтобы ввести мораторий на добычу природной икры на несколько лет. Дополнив эти меры системой генетической маркировки осетрины и черной икры, правительство наконец-то добилось бы хоть какого-то подобия регулирования рынка. В этом случае легальным производителям можно будет только позавидовать, а ОАО «Русский осетр» в свете этих рассуждений предстает перспективным и лакомым во всех смыслах активом.

Естественно, D' ни в коем случае не рекомендует частным инвесторам покупать его — разве что вы являетесь инвестором-камикадзе и чувствуете себя в сфере ведения Росрыболовства как рыба в воде. Ведь даже если компания станет прибыльной, скорее всего, акционерам с небольшой долей (миноритариям) не удастся монетизировать этот факт ни через рост акций, ни через дивиденды. Правда, если 74% компании или меньший, но серьезный пакет перейдет от одних владельцев к другим, покупатель обязан будет выставить оферту (предложение о выкупе акций миноритариев), но велика вероятность, что она пройдет по цене, близкой к номиналу.

Чем интересна вся эта история, так это реальной иллюстрацией того, какие перипетии разворачиваются вокруг будущих качественных активов и бумаги каких компаний попадают на организованный внебиржевой рынок.

У партнеров

    Реклама