Чисто российские выборы

Главным содержанием президентской кампании становится имущественный вопрос

Скорее всего инцидент с Владимиром Жириновским будет последним в цепи скандалов между ЦИК и кандидатами в президенты, которых комиссия пытается снять с дистанции по той или иной причине. По мнению многих наблюдателей, чиновники из ЦИКа слишком ревностно следуют Закону о выборах президента (документу весьма несовершенному), забывая национальную заповедь о том, что неадекватность отечественных уложений принято компенсировать их, мягко говоря, сдержанным исполнением.

Квартирный вопрос

Когда Жириновский, восстановленный на прошлой неделе в списке кандидатов в президенты, ликовал по поводу того, что справедливость восторжествовала, с ним хотелось согласиться. В самом деле, то, что с ним проделал ЦИК, может, и было формально правильно, но по существу представлялось сущим издевательством. Было ощущение, что Жириновскому аукнулась скандальная стычка с Александром Вешняковым на заседании комиссии еще в ходе осенней кампании - так показалось многим. Александр Альбертович не простил лидеру ЛДПР хамского тона и отомстил. Строго следуя букве закона.

Это лишь один из эпизодов идущей избирательной кампании, чрезвычайно богатой на подобные скандалы. Споров по существу кандидаты между собой фактически не ведут - нет предмета: результаты выборов известны заранее. Главным содержанием гонки стали их тяжбы с ЦИКом.

Закон о выборах президента в видах кампании-2000 был значительно скорректирован. С особым тщанием депутаты, среди которых в прошлой Думе преобладал коммунистический элемент, выкорчевывали из документа любой намек на неравенство кандидатов на старте. В первую очередь имущественное. Жертвой такой новации и стал Жириновский. Понимая, что бедный в основном электорат их не поймет, политики норовят спрятать свое добро, юридически оформляя его на родственников. В ответ на подобные уловки законодатели ввели в закон требование декларировать все нажитое и ближайшими родственниками кандидата. Напомним, что злополучная квартира, из-за которой Жириновского чуть-было не исключили из бюллетеня, оформлена на его сына. Хотя ни у кого нет сомнений в том, кому на самом деле принадлежит имущество ЛДПР.

Эксперты обращают внимание на то, что новое положение закона делает кандидата уязвимым в случае его плохих отношений с родственниками: любой из них может его подставить простым способом - утаив от ЦИКа какую-нибудь собственность. И это вполне реально: ставки в президентской гонке слишком высоки - найдутся желающие манипулировать с окружением кандидата. Часть законодателей это понимала: руководитель рабочей группы по внесению поправок в Закон о выборах президента, депутат прошлой Думы Виктор Шейнис предлагал, например, ограничить круг близких, от кого может зависеть электоральная судьба претендента, только его женой. Но думское большинство его не услышало.

С тем, что ЦИК чрезмерно свирепствует, Шейнис не согласен - все строгости прописаны в новом варианте закона. В частности, в случае с Жириновским ничего другого, по его мнению, и быть не могло, поскольку существенным нарушением документ считает незадекларированные 10% имущества или одну квартиру (правда, в данном случае составлявшую меньше 1% заявленной собственности). Но при этом Шейнис признает, что его рабочая группа, созданная при комитете по законодательству, который возглавлял коммунистический ортодокс Анатолий Лукьянов, ощущала сильный прессинг со стороны левого большинства. Что в полной мере сказалось на качестве документа, который, как считает автор, все-таки лучше, чем прежний.

Борьба с нелегальным агитпропом

Перерабатывая закон, депутаты стремились избежать перегибов, наблюдавшихся в ходе президентской кампании 1996 года. Кошмаром законодателей стал, к примеру, случай с публикацией дорогого, роскошно иллюстрированного альбома о Борисе Ельцине. Это издание появилось задолго до того момента, когда была официально разрешена предвыборная агитация. Самое обидное, что придраться было не к чему: ни одного призыва голосовать за действующего президента альбом не содержал. Но дело свое сделал: законодателю стало ясно - рамки агитационной кампании надо очертить более жестко. В итоге мы получили не очень понятные правила, требующие, к примеру, чтобы пропаганда кандидатских добродетелей велась только по будним дням, но не по выходным. Как говорится, логики не ищи.

Проблемы обеспечения претендентам равных стартовых возможностей это, однако, не решило: ЦИК уже упрекал Владимира Путина в том, что он слишком рано обнародовал свою избирательную программу. На этой неделе штаб фаворита подбросит ведомству Вешнякова еще одну задачку: РТР собирается показать телезрителям документальный фильм в двух частях "Неизвестный Путин", метраж которого может выйти за рамки эфирного времени, отведенного законом на легальный агитпроп. Но надо думать, призывов голосовать за Путина в фильме также не будет.

И у соперников есть вопросы к и. о. президента: они упрекают его в использовании "административного ресурса". На сей счет в законе есть кое-какие ограничения: нельзя вести агитацию, находясь в служебной командировке, пользоваться служебным телефоном, транспортом и т. д. Очевидно, что отследить подобные нарушения можно лишь при условии, что кандидат берет на время избирательной кампании отпуск, а от чиновников, относящихся к категории "А", закон этого не требует. Помимо президента, к этой категории относятся министры, депутаты, высшие чиновники. Все они использовали, используют и будут использовать "административный ресурс" в электоральных целях, и поделать с этим ничего нельзя. Что подтверждается и опытом развитых демократий.

Заслон толстосумам

Самой большой глупостью Закона о выборах президента Виктор Шейнис считает отсутствие нормы о залоге, который мог бы заменить архаичное положение о сборе подписей, порождающее наибольшее количество предвыборных трений. На сей раз дело дошло до прокуратуры, хотя ясно, что правоохранительные органы проблему не снимут. При внесении поправок в закон пытались ввести залог, но эту попытку блокировали коммунисты. Доводы следующие: надо отсекать от выборов всякого рода авантюристов, препятствием для них может стать сбор подписей, а залог выгоден лишь толстосумам и помешает участвовать в гонке честным кандидатам. На самом деле, аргументация не стоит выеденного яйца. Сбор подписей давно коммерциализировался, и за него надо выкладывать деньги. Более разумно внести деньги в виде залога - по крайней мере казне будет прибыток. Но залог должен быть настолько большим, чтобы "богатому буратино" стало жаль выбросить его на ветер. Честному же кандидату Геннадию Зюганову любой банк даст любую сумму на залог, поскольку он ее наверняка вернет: залог возвращается кандидату, если тот преодолел установленный законом порог. Скажем, в 5% голосов.

При внесении поправок в Закон о выборах в Госдуму доводы возымели действие, Лукьянов согласился, хотя и подвергся порицанию со стороны коллег по комфракции. И надо сказать, коммунисты быстро вошли во вкус: когда Альберта Макашова осенью прошлого года сняли с дистанции за некачественные подписные листы, он попытался зарегистрироваться с помощью залога. Однако в отношении Закона о выборах президента КПРФ стояла как скала, и предложение о залоге не прошло. Сегодня Зюганов пожинает плоды своего же упрямства - с гонки могут быть сняты несколько кандидатов правой ориентации, а это выгодно Путину. Некоторые усматривают здесь "руку Кремля". Зато другие обвиняют в кознях самого лидера КПРФ, который якобы сообщил куда следует о московской квартире своего соперника Амана Тулеева, поставив под сомнение законность его регистрации. На самом деле, все может быть. Тем более что закон дает широкие возможности для сведения счетов с конкурентами такими неспортивными методами.

И все же скорее всего скандал с Жириновским был последним, и избирательный бюллетень доживет в своей сегодняшней нетронутости до 26 марта. Неистовая борьба с нарушениями бессмысленного закона уже обошлась казне в 20 млн рублей - столько стоили отпечатанные бюллетени без фамилии Жириновского. Теперь их придется уничтожить и напечатать весь тираж заново. А если ЦИК поднимет руку еще на кого-нибудь, то новую жертву придется вычеркивать из бюллетеней вручную.