"Программа-5000" и капиталисты России

Никита Кириченко
3 апреля 2000, 00:00

Бизнесу нужно от власти, чтобы она ликвидировала ограничения на рост производительности капитала

Мы считаем, что российский бизнес если еще и не прошел до конца свой "отрезок пути" к максимизации эффективности, то далеко продвинулся вперед. В годовом обзоре ("Эксперт" N1 за этот год) мы писали, что сегодня уже более половины российского ВНП создается производительными силами принципиально нового качества, имеющими в своем составе самые передовые производственные и управленческие технологии. Под их тиражирование и развитие, даже в постдефолтных условиях, российский бизнес способен "подогнать" необходимые, хотя и далеко не достаточные, инвестресурсы с внутреннего и внешнего рынков. Более того, развитие российского капитала уже ощутимо влияет на социальную и политическую структуру страны. По нашим оценкам, 10-15% россиян (в годовом обзоре мы назвали их гражданами "малой" России) действуют в условиях ими же созданных производственных отношений, которые, согласно теоремам истмата, уже не укладываются в прокрустово ложе надстройки и экономической идеологии позднеельцинского типа.

Конечно, вне зависимости от того, что будет происходить или не будет происходить во власти и политсовете СПС, капиталисты России не оставят своих стараний, но сегодня "перемена участи" российского капитала зависит не только и не столько от бизнеса.

Назад - 5000, вперед - 5000

Пятнадцать лет, или примерно 5000 дней назад, "молодежь" под управлением Михаила Горбачева начала преобразования экономики. Помните? - меры по стимулированию НТП, концепция ускорения, устранение ценовых, финансовых и натурально-вещественных дисбалансов. Все это было изложено в "Основных направлениях ... до 2000 года", которые вплоть до настоящего времени и являются последним долгосрочным программным документом на экономическую тему для постсоветского пространства.

За это время Россия изменилась почти до неузнаваемости, и вот Волошин, Касьянов и Греф получили задание разработать стратегию на следующие 5000 дней. Радует сам факт, что такое задание лидером государства дано, но печалит то, что, несмотря на разительные перемены в экономике, ряд проблем 2000 года как две капли воды похож на проблемы образца 1985 года: безобразный баланс топливно-энергетических ресурсов, отсутствие продовольственной безопасности, диспаритет цен, бедность на социальной периферии etc.

Возьмем, например, разрывающие бюджет дотации ЖКХ, с перспектив реформирования которого на прошлой неделе началась презентация материалов Центра стратегических исследований в правительстве. Не стоит иронизировать по поводу того, что ЦСИ быстрее всего подготовил тот раздел, в котором компетентен сам начальник центра. Может, надо начинать и с этого, хотя реформу ЖКХ в Питере Герман Греф провел, а возрождение города так и не началось.

Впрочем, насколько нам известно, эскиз самой стратегии начинается с раздела о социальном контракте. Это, на наш взгляд, уже ближе к делу. Ведь в традиционном понимании социальный контракт заключается между властью, капиталом (работодателями), наемным трудом (профсоюзами) и теми, кого Франсуа Кенэ называл "бесплодным классом" - бюджетниками всех мастей. Так вот, нам представляется, что реформа ЖКХ, как и многие другие, не удалась из-за того, что в последние пятнадцать лет, да и по сей день социальный контракт заключался главным образом только между властью с одной стороны и некоторыми прослойками "бесплодного класса" - номенклатурой, политиками, армией, "бабушками" - с другой. Капитал в договорном процессе с властью иногда представляли олигархи и пиарщики, "наемников" - шахтерские профсоюзы. Беремся утверждать, что они неадекватно представляют в договоре интересы "главных факторов производства".

За появление в социальном договоре наемного труда пусть борется г-н Шмаков и газета "Труд", нас же интересует вопрос, как и в каком виде ЦСИ намеревается вставить интересы российского капитала в новую "Программу-5000". Наверное, ЦСИ подробно изучает эти интересы и со временем позиционируется как креатор новых подходов к старым проблемам. В конце концов, ЖКХ не только бюджетный вопрос, на многих градообразующих предприятиях жилой фонд до сих пор висит неподъемными гирями.

Под знаком четырех ограничений

Постоянные читатели "Эксперта" знают, что интересы и проблемы российского бизнеса мы изучаем давно и, естественно, не только кабинетными методами. Наши респонденты и авторы проблемных статей в восьми случаях из десяти - практикующие бизнесмены разного калибра и отраслевой принадлежности. (Не будем приводить ссылки на конкретные материалы, ибо это физически нереально.)

Оказалось, что у проблем повышения производительности национального капитала есть четыре слоя, точнее - четыре уровня ограничений, которые надо снять для того, чтобы достичь устойчивого развития хорошего качества.

Первый уровень - это ограничения самого общего порядка, своего рода фоновые, то есть те, которые, с одной стороны, угнетают эффективность любого задействованного в экономике России капитального рубля, а с другой - мешают формированию нормальной конкурентной среды, искажают рыночные сигналы и критерии эффективности. Снимаются они муторно и сложно практически, но достаточно просто алгоритмически, а главное, их надо снимать в любом случае, вне зависимости от того, какой мы хотим видеть экономику России детально в качестве целевого ориентира.

В плане законодательной реформы - это снижение общего уровня налогов и борьба с их локальной "несправедливостью", изведение госрэкета, защита контрактов и интеллектуальных прав, ускорение банкротств etc. Нет смысла повторяться, тем более что общий круг этих мер понятен каждому.

В плане макроэкономического регулирования - это поддержание реального курса рубля и предсказуемость его динамики, оптимальная монетаризация экономики и уровень ставок денежного рынка. Здесь тоже все более или менее ясно.

Второй уровень - это ограничения, мешающие концентрации капитала на наиболее эффективных направлениях, сковывающие его мобильность, резко повышающие риски и цену его перемещений по рынку. В институциональном смысле решение этой проблемы также инвариантно. В экономике должны работать рынки всех видов активов, в которые и через которые можно переводить капитал денежной формы. Правда, меры здесь уже нужно принимать частные: для формирования рынка земли нужен кодекс и кадастр, рынка долгов - закон об инвестбанках, драгметаллов - отмена НДС при экспорте, недвижимости - правильная суперпозиция права на жилище и собственности на него и т. д.

В структурном же смысле снятие этих ограничений уже потребует от стратегов выбора. Например, для оптимальной диверсификации валютного рынка, необходимость которой признается всеми, надо определиться с денежной, экономической и вообще политикой в разрезе трех главных валютных зон (доллара, евро и иены), трех мировых центров экономической силы, трех подходов к качеству развития в ХХI веке. Точно так же надо определиться при ответе на вопрос, какой рынок и какие институты будут основной проводящей системой при обслуживании перетоков капитала. Кредиты или акции с госзаймом, банки или биржи? Автору этих строк представляется, что выбор надо делать в пользу германо-японской модели, но эта дискуссия еще не закрыта.

Третий уровень - это ограничения, накладываемые на эффективность капитала неоптимально сложившимися уровнями его концентрации по отраслям и видам бизнеса. Это ограничение наиболее злокозненно, когда речь идет о конкурентных позициях российских компаний на мировом рынке. Надо признать, что за последние пятнадцать лет капитал, скажем, в пивоваренной промышленности СССР разукрупнился до оптимального состояния, а в ВПК, аэрокосмическом комплексе, металлургии, тяжелом и транспортном машиностроении, рынке авиационных перевозок разукрупнился чрезмерно. Сегодня государство, как приватизировало "железной рукой", так должно помочь бизнесу (а он уже пошел по этому пути) сращивать капитал в национально идентифицируемые компании и ТНК, политически поддерживать его позиции на мировых рынках. За счет этого фактора рыночная капитализация российской промышленности может, по разным оценкам, возрасти от 3 до 6 раз, а российский экспорт - до 1,5 раза.

Здесь также уместно дискутировать о конкретных рецептах и проводящих системах, но главное - сформулировать в этом вопросе активную позицию власти. Благо в экономике, в том числе и в перечисленных отраслях, осталось еще немало госсобственности, а практически любое предприятие, необходимое для доукомплектации эффективных цепочек, может быть засунуто туда за долги бюджету или госкомпаниям типа "Газпрома", МПС и РАО "ЕЭС России". Даже с вульгарно-либеральных позиций принять детальную госпрограмму по этому вопросу надо, ибо в противном случае все кончится новым "черным" переделом.

Четвертый уровень - ограничения, накладываемые на эффективность капитала самой структурой российской экономики. Речь идет о целом ряде макроструктурных дисбалансов, в которые рано или поздно упрется развитие экономики, а значит, и каждого бизнеса в отдельности. Пример: едва начался экономический рост, как чуть не разразился энергетический кризис. Спасибо зима была теплая. Этой проблемой бизнес тоже занялся. "Газпром" и РАО "ЕЭС" вступили в переговоры о совместном финансировании изменений структуры топливного баланса, призвали государство в арбитры и помощники, но властям было не до того. Таких неразрешенных дисбалансов, которые можно преодолеть только за счет программно-целевого подхода и совместных усилий бизнеса с государством, еще много. Нарушение условий воспроизводства качественных трудовых ресурсов (экономика уже с этим столкнулась), старение нации (наткнемся на это уже лет через пять), структурное несоответствие перерабатывающей промышленности и сырьевой базы (столкнулись после распада СССР), конечно же, реформа ЖКХ и некоторые другие.

P. S. Пока есть еще и пятый уровень ограничений, мешающий прогрессировать российскому капиталу. Это сам факт отсутствия властной стратегической программы, основанной на учете его интересов. Мировой престиж страдает.