Пусть работают резервы

Александр Хандруев
18 сентября 2000, 00:00

Эффективная система гарантирования депозитов может быть выстроена на основе фондов обязательного резервирования коммерческих банков

Спустя два года после финансового кризиса наметилась тенденция восстановления рынка частных вкладов. За первое полугодие 2000 года вклады населения в коммерческих банках выросли почти на 65 млрд рублей, при этом рублевые - на 50 млрд рублей. Если посмотреть внимательнее, то картина будет более пессимистична, поскольку этот рост в основном - на 60% - был обеспечен за счет вкладов населения в Сбербанке. Население после кризиса 1998 года испытывает очень глубокое недоверие к кредитным организациям, и основная масса физических лиц держит вклады в Сбербанке (порядка 76% всех рублевых вкладов и около 50% валютных). Конкуренция не получает никакого развития. Одним из неприятных следствий этого является тенденция к снижению реальных процентных ставок по вкладам до нулевых и даже до отрицательных значений. Банки не могут предложить более высокие проценты по депозитам, поскольку имеют большие ограничения на процентные ставки по активным операциям. Ведь на рынке активных операций большим конкурентом выступает Сбербанк, предоставляющий кредиты по сравнительно невысоким ставкам.

В значительной степени на руку монополисту в лице Сбербанка играет и отсутствие целостной системы гарантирования депозитов. Неправда, что у нас она отсутствует полностью. Банк России дает лицензию на работу с физлицами, он может ограничивать операции банка, по главным же госбанкам - Сбербанку и Внешторгбанку - государство хотя и не дает гарантии как таковой, но, являясь соучредителем, отвечает по уставу за обязательства этих банков. Однако целостной, законодательно оформленной системы гарантирования у нас нет. Вкладчики определяются как кредиторы, требования которых удовлетворяются в первую очередь. Но если в банке нет средств, то работа идет по обычной схеме: отзывается лицензия, создается ликвидационная комиссия, собирается конкурсная масса. Все эти процедуры громоздки, сложны, часто не регламентированы. Кроме того, интересы судебных инстанций, надзорных органов, конкурсных управляющих в определенной мере противоречат друг другу.

Я считаю, что надо сделать шаг вперед - продумать механизм, согласно которому деньги из фонда обязательных резервов (ФОР), которые в соответствии с нормативными документами Банка России должны передаваться в конкурсную массу, возвращались вкладчику в досудебном порядке, еще до начала ликвидационной процедуры. Естественно, это должно относиться в первую очередь к тем депозитам, которые подлежат обязательному гарантированию. Оставшиеся резервные средства должны направляться в конкурсную массу. Наши расчеты показали, что для десяти крупнейших банков, не включая Сбербанк, отношение вкладов к ФОРу составляет 92%. А в среднем по Москве эта цифра составляет 60-65%. В мировой практике обязательному гарантированию подлежит где-то от 40% до 60% всех вкладов. Я думаю, что у нас вполне возможно процентов 30-40 всех вкладов сделать гарантированными за счет ФОРа. И это отнюдь не противоречит никаким нормативным документам. Пока банк действует, фонды обязательного резервирования - инструмент проведения денежной политики. Как только банк ликвидируется, эти резервы должны передаваться или через АРКО, или под контролем какой-то другой организации целевым порядком для возмещения вкладов, подлежащих обязательному гарантированию. Пусть максимально допустимая сумма обязательного гарантирования будет для начала три тысячи рублей, не больше. Но это только начало, там посмотрим. Пусть для начала будет накопительная система - у каждого отдельного банка свой депозит, начисления на который будут составлять, скажем, одну промилле, это почти ничто. Затем, по мере восстановления банковской системы, вполне можно перейти к солидарной ответственности. Уже через несколько лет в этом фонде гарантирования депозитов будет лежать не 500 млн рублей, а 5 миллиардов. Постепенно сложится двухуровневая система гарантирования: из депозита, подлежащего обязательному гарантированию, и фондов обязательного резервирования. Если первоначально ФОРа, направленного АРКО, не хватило, тогда на недостающие выплаты идут средства фонда гарантирования, которые накапливаются год за годом.

В России устойчивый экономический рост, я убежден, возможен только за счет малого и среднего бизнеса. А это часто предприятия без образования юридического лица. И средства этого предпринимателя тоже должны попадать под закон о частичном гарантировании депозитов.

В то же время создание особой государственной корпорации по страхованию депозитов, которое отстаивается разработчиками проекта соответствующего закона и целым рядом экспертов, - путь непродуктивный. Будет создана еще одна бюрократическая структура с очень неясными полномочиями, вплоть до участия в банковском надзоре, которая будет себя кормить вместо того, чтобы думать о вкладчиках.

В заключение замечу, что предлагаемая мной схема выстраивания системы гарантий депозитов на основе ФОРа абсолютно бесплатна для бюджета и не влечет никаких дополнительных нагрузок на все еще не окрепшую после кризиса банковскую систему.