"Эксперт-200": ежегодный рейтинг крупнейших компаний России

2 октября 2000, 00:00

Структура крупного бизнеса

Засилье сырьевого сектора. Рейтинг упрямо свидетельствует о том, что основа крупного бизнеса - это сырьевые компании: ТЭК, металлургия. Счет 18:2 в пользу сырьевиков не меняется вот уже шестой год. Впрочем, даже состав двадцатки лидеров рейтинга практически не меняется (второй год ни одного новичка, если не считать формальную замену "Онако", не предоставившую консолидированной отчетности, на ее крупнейшую дочернюю структуру "Оренбургнефть").

Учитывая как никогда высокие цены на нефть и металл, можно не сомневаться в сохранении такого расклада сил и как минимум в ближайшие год-два.

В этом смысле Россия просто разительно отличается от всего мира. Пока мы рассуждаем о преимуществах машиностроения над сырьевым сектором, в большинстве стран с традиционных обрабатывающих отраслей переключились на информационные технологии и все, что с ними связано.

Сырьевой сектор преобладает не только в начале российского списка. Из 200 крупнейших российских компаний к сырьевому сектору относятся 90, на их долю приходится почти 81% от общего объема реализации.

Крупный российский бизнес по своим масштабам сопоставим с западным. Но на Западе стараются этого не замечать. По крайней мере шесть лидеров списка "Эксперт-200. Реализация" могли бы претендовать на место в Europe-500, "Сургутнефтегаз" и "ЛУКойл" могли бы занять места в FT-500 Global, еще четыре компании добавились бы к ним в FT-500 Europe, три компании претендуют на место в Fortune 500. Может быть, такие достижения не очень впечатляют, но мы выглядим ничуть не хуже таких стран, как Индия, Мексика, Греция, Турция и многие другие. Однако перечисленные страны в рейтингах присутствуют, а Россия почти нигде не упоминается. Разве что четыре наши компании попали в FT-500 Europe да две в Fortune 500. Еще справедливости ради надо заметить, что Financial Times отдельно опубликовала список 100 крупнейших восточноевропейских компаний. В нем 20 позиций занимают российские. Всего двадцать, хотя по своим показателям места в этом списке вполне могли занять 37.

Причин прохладного отношения к российскому бизнесу по крайней мере две. Во-первых, крайне настороженное, если не сказать сильнее, отношение к нашей стране. Акции отечественных компаний не входят в большинство фондовых индексов (слишком велик риск инвестиций), а сами компании на Западе стараются в лучшем случае игнорировать, а в худшем - дискриминировать (одни пресловутые антидемпинговые разбирательства чего стоят). А во-вторых, соотечественники сами прилагают все усилия, чтобы оставаться незамеченными на мировой арене. Наша многолетняя практика показывает, что многие директора как святыню хранят даже элементарную информацию о своих компаниях.

Концентрация российского бизнеса падает, но все еще на порядок превышает общемировой уровень. Так, на долю первого дециля (10% крупнейших компаний) пришлось 71,6% общей реализации "Эксперта-200", в то время как на долю последнего дециля (10% компаний из конца списка) - 1,31%. Иными словами, децильный коэффициент дифференциации за последний год снизился с 60 до 55. Для международных списков или списков крупнейших компаний развитых государств этот показатель не превышает 10.

Более половины крупного бизнеса управляется из столицы. В Москве дислоцированы 15 компаний из 200 крупнейших, на их долю приходится около 2,4% общей реализации "Эксперта-200". Однако в столице расположены также центральные офисы еще 14 трансрегиональных компаний, на долю которых приходится уже 57,8%. Итого более 60%.

Тенденции развития

Темпы структурной перестройки промышленности стабильны и соответствуют общемировым. В этом году список крупнейших обновился более чем на четверть - появилось 54 компании, не входивших в список образца 1999 года. Однако сам по себе этот факт мало о чем говорит. Во-первых, примерно на столько же список обновлялся и в предыдущие годы. Во-вторых, новички могут считаться таковыми лишь с большой натяжкой. Подавляющее большинство из них появлялось в рейтинге в предыдущие годы, то есть тасуется одна и та же колода.

Гораздо информативнее другой показатель перестройки - изменение взаимного расположения компаний, входивших в рейтинг и в прошлом, и в этом году. Формальной мерой таких изменений является коэффициент ранговой корреляции (равен 1 при совпадении списков, 0 - при их полной независимости, -1 - порядок в списках прямо противоположен). На протяжении последних пяти лет он практически не менялся, оставаясь на уровне 0,72-0,73, что в переводе на бытовой язык означает: список сохраняет преемственность, но на грани слабой узнаваемости. Единственное исключение - в 1997-1998 гг., накануне кризиса, наблюдался некоторый застой.

В принципе скорость изменений в нашей промышленности соответствует мировым стандартам (для большинства международных рейтингов коэффициент корреляции между годами тоже равен 0,7-0,8). А это значит, что наше отставание пока не сокращается.

Безусловные лидеры роста в нынешнем рейтинге - компании нефтегазового комплекса, металлургии, машиностроения, а также табачное производство. Что касается первых двух отраслей, то основная движущая сила их развития - благоприятная конъюнктура мировых рынков в сочетании с девальвацией рубля. Кумулятивный эффект этих факторов был столь силен, что большинство компаний этих отраслей продвинулось вперед на 10-20 позиций, а прирост реализации составлял 200-300%.

Машиностроение своими успехами тоже обязано в основном экспорту. Однако мобильность этой отрасли просто поражает воображение. Например, Иркутское авиационное ПО в 1997 году получило заказ на производство Су-27, благодаря этому увеличило объем производства в два с половиной раза и в 1998 году попало сразу на 61-ю позицию в рейтинге. Успех был недолгим, в результате - резкое падение производства, и в прошлом году ПО в рейтинг не попало. Новый заказ - и снова рост, на этот раз уже в 11 раз (!), и 44-я позиция в рейтинге. Впрочем, это не предел. Благодаря выгодному экспортному контракту (см. "Крупнейшие компании: итоги года") "Северная верфь" в 1999 году увеличила реализацию в 25 раз и сразу заняла 27-ю (!) позицию в рейтинге. Все это - свидетельство огромного потенциала, который до сих пор имеется в ВПК (даже при частичной загрузке в первую сотню могли бы попасть не менее двух-трех десятков компаний). Однако задействовать его можно только на уровне федеральной власти - без ее поддержки заключение масштабных экспортных контрактов невозможно.

Есть примеры и "мирного" развития. Третий год подряд укрепляет свои позиции ЗИЛ. На этот раз он поднялся с 56-й на 35-ю позицию. Еще более динамичным был другой автозавод - КамАЗ: увеличив реализацию впятеро, он переместился с 77-го на 29-е место.

А вот табачная отрасль развивалась благодаря внутренним ресурсам. И если год назад в рейтинге присутствовала лишь одна табачная компания, то в этом - уже семь.

Наиболее сильно сдали позиции электроэнергетические компании и угольная промышленность. Им пришлось принять на себя основной удар кризиса 1998 года. Государство удерживало тарифы на электроэнергию практически на неизменном уровне, итог - рублевый объем реализации РАО "ЕЭС России" увеличился всего на 11,9%, и, казалось бы, незыблемый в течение многих лет лидер рейтинга переместился даже не на второе, а сразу на третье место. "Иркутскэнерго" работало чуть более успешно (44% роста реализации), но тем не менее также сместилось с 23-го на 32-е место. А доля энергетических компаний в суммарном объеме реализации 200 крупнейших сократилась с 21% до менее чем 13%.

В столь сложных условиях энергетики экономили как могли. Что не замедлило сказаться и на их поставщиках - угольных компаниях (их доля в рейтинге упала с 3,3% до 1,5%).

Эффективность бизнеса

Российская промышленность вновь прибыльна. Если по результатам кризисного 1998 года общая балансовая прибыль 200 крупнейших компаний впервые оказалась отрицательной (то есть они сработали в убыток), то на этот раз крупнейшие вновь прибыльны: при реализации 2,1 трлн рублей они получили прибыль 450 млн. Не нужно быть пророком, чтобы догадаться, что наибольшие прибыли получили компании нефтегазового комплекса и металлурги. Сказался рост экспорта при довольно небольшом увеличении внутренних издержек.

И даже с учетом выплаченных налогов финансовый результат крупной промышленности впечатляет: средняя рентабельность как никогда высока - 17,5%. Год назад этот показатель был характерен для компаний из двадцатки наиболее рентабельных. Что же касается нынешней двадцатки рентабельных, то ее без больших натяжек можно считать сверхприбыльной: от 28% до 58%. У лидера, Комсомольского-на-Амуре авиационного ПО, вообще запредельный показатель - 155%, однако это лишь проявление нестабильности его работы. ПО, скорее всего, получило платежи за ранее выполненные работы.

Список наиболее рентабельных компаний показывает, что результат мало зависит от отрасли. Успеха можно добиться как в любом регионе, так и в любом виде бизнеса.

А вот в плане производительности труда наиболее эффективны импортзамещающие производства: табак, пищевая промышленность. На них производительность довольно близко подобралась к среднему для международных компаний уровню - 250-300 тыс. долларов на человека в год, тогда как у наших лидеров - 100-180 тыс. долларов на человека в год. Однако средняя по "Эксперту-200" производительность по-прежнему крайне низка. В долларовом выражении она даже снизилась по сравнению с прошлым годом и достигла 22 тыс. долларов на человека.

Каждый второй российский менеджер экстра-класса работает в крупной промышленности. Свидетельство тому - 16 из 35 менеджеров, попавших в список лучших из лучших согласно исследованию "Эксперта" "Ведущие менеджеры России" (см. N18 за нынешний год), возглавляют компании из "Эксперта-200".

Мало того, что директора из "Эксперта-200" обладают вполне приличной квалификацией, они имеют довольно большое влияние в стране. Из ста наиболее влиятельных бизнесменов (рейтинг влиятельности будет опубликован в одном из ближайших номеров) 36 трудятся в компаниях из "Эксперта-200".

Крупный бизнес - основа экспортного потенциала страны. 54 компании из "Эксперта-200" входят также в сотню крупнейших российских экспортеров (см. "Эксперт" N24, "Топ-100. Российский экспорт"). На их долю приходится треть от общего экспорта "Топ-100", а с учетом дочерних структур - более 90%.

Предпочтения инвесторов

Из пяти крупнейших промышленных компаний ликвидна лишь одна. Всего лишь 36 компаний из основного рейтинга "Эксперт-200. Реализация" (список 1) попали также в список 2 - "Эксперт-200. Капитализация". Акции остальных либо вовсе не торгуются на фондовом рынке, либо котируются по смехотворным ценам. Несмотря на масштабы бизнеса, на подчас высокую его эффективность, инвесторы все еще не доверяют ему. И нередко они оказываются правы - есть масса примеров, когда менеджеры заняты не столько бизнесом, сколько разборками с акционерами. Тут уж не до налаживания взаимоотношений с капризными потенциальными инвесторами. Ярчайший пример - нефтяная компания "ЮКОС". Всего полгода назад завершилась война с Кеннетом Дартом, и компания обратилась лицом к миноритарным акционерам. Результат - качественное повышение ликвидности и переход с 19-й на 5-ю позицию в рейтинге "Эксперт-200. Капитализация" (список 2).

Впрочем, порой понять интересы инвесторов бывает сложно. Пример - акции "Менатепа" и Инкомбанка. У эмитентов введено внешнее управление, а ADR на них до сих пор торгуются, например на Франкфуртской бирже. На наш недоуменный запрос сотрудники биржи сообщили, что эти ADR входят в так называемый неофициальный листинг. Требования к таким бумагам довольно мягкие, по крайней мере не происходит автоматического исключения из листинга даже в случае банкротства. Что же касается мотивов покупателей, то биржа их не отслеживает.

Инвесторы окончательно отказались от ориентации на избранные отрасли. Еще два года назад в список компаний, наиболее оптимистично оцениваемых инвесторами, входили практически только телекоммуникационные (24 из 30). Теперь в этом списке нет четко выраженной отраслевой направленности. Здесь и телекоммуникационные компании, и испытывающие трудности электроэнергетические, и машиностроительные, и нефтяные.

Забота менеджмента об интересах акционеров находит должную оценку. Выше уже приводился пример ЮКОСа. Другой пример - АО "Сургутнефтегаз". Компания регулярно платит дивиденды, инвестирует в перспективные проекты, держит связь с инвесторами. В результате, невзирая на изменения конъюнктуры, она неуклонно поднималась в рейтинге "Эксперт-200. Капитализация": 1995 год - 8-е место, 1996-1997 гг. - 5-е место, 1998 год - 3-е, 1999 год - 4-е, и наконец, в этом году "Сургутнефтегаз" стал лидером списка.

Ликвидность акций увеличивается. Даже если судить только по обороту тех торговых площадок, по которым мы определяли цены акций, то за год с акциям из "Эксперта-200. Капитализация" было заключено сделок почти на 15 млрд долларов. Это 22% от суммарной капитализации. С учетом же других площадок и внебиржевого рынка оборот можно оценить в 50-60% от капитализации. Вполне приемлемо даже по международным меркам.