Письма читателей

30 октября 2000, 00:00

2000, N39 (251)

Архитекторы смысла

Спасибо, что говорите об идеологии. Это актуальная тема. Увидев анонс, с нетерпением ждал свежего номера "Эксперта". Когда дождался, был несколько удивлен. В "Эксперте" два года назад была просто суперстатья на эту тему, которая гораздо сильнее данной. А здесь осталось какое-то ощущение недосказанности. Наличие в статье высказываний представителей бизнеса какое-то урезанное. Создается впечатление, что вы почему-то опустили их размышления на эту тему. У меня остался вопрос. А они действительно "запустили" идеологию в своих компаниях?

В этом году я принимал участие в разработке идеологии компании, и у меня до сих пор лежит "ксерокс" той экспертовской статьи с выделением, "галочками" и т. п. Мы просмотрели ряд книг, покопались в Мировой паутине, но в итоге было принято решение отталкиваться от вашей статьи. Какие вопросы решает идеология? Кто должен участвовать в ее разработке - менеджмент, собственники или все сотрудники? Как организовать этот процесс? Сколько стоит разработка идеологии? Сколько человек должно этим заниматься? Если переложить идеологию на бумагу, то какой объем должен получиться - страница, две или, может быть, десять страниц? Когда идеология сформулирована, как ее донести до всех сотрудников компании? Как среди претендентов на работу в компании выявить тех, кто будет разделять сформированную идеологию и в дальнейшем станет приверженцем компании? Вот те вопросы, которые я слышал от первого лица в ходе работы по "запуску" идеологии. Совокупность мероприятий по созданию идеологии, донесению ее до всех сотрудников и поддержанию необходимого уровня "приверженности" сотрудников я называю "внутренним PR". Мне кажется, читателям "Эксперта" было бы интересно прочитать о практических моментах "идеологизации" компаний. Если отечественных примеров недостаточно, можно обратиться к западному опыту, например, рассказать об опыте General Electric.

Андрей Бочкарев, bochkarevu@mtu-net.ru

Молодцы, что поднимаете эту тему! Важно, наверное, чтобы эта тема была не только поднята, а поддерживалась все время, покуда проблема не будет осознана значительным количеством отечественных руководителей. Думаю, что в этой, замечательной, на мой взгляд, статье все-таки не хватает глубины, анализа, это просто постановка проблемы. Может, так и задумывалось, да и места под материал было немного. Только необходимо учесть, что эта проблема многими руководителями уже не только осознана, они уже начали движение в этом направлении, а это чертовски тяжело!!! Не хватает именно анализа, обобщения опыта коллег (как успешного, так и отрицательного), деталей, в общем. Каждый из собственников и (или) руководителей по-своему, в одиночестве идет по этому сложнейшему пути, и хочется получать больше информации по этой теме. Без продуктивной и созидательной идеологии в бизнесе нам не выжить в конкуренции с западным бизнесом.

Игорь Тазов, tigor@pp.invent.ru

Очень важная проблема затронута в данной статье. Действительно, очень многие компании на определенном этапе своего развития сталкиваются с отсутствием понимания сотрудниками предназначения своей фирмы на рынке. Однако, на наш взгляд, дело не в отсутствии идеологии компании, что само по себе является довольно емким понятием. А в отсутствии того, что называется миссией фирмы на рынке - сжатого определения направления работы организации, ее предназначения на рынке, хорошо сформулированного и известного всему персоналу. Вот пример миссии фирмы Ericsson: "Понять возможности и потребности пользователя и предоставить им коммуникационные решения лучшие, чем у конкурентов". Именно в таком сжатом виде миссия объединяет сотрудников и направляет всю организацию к достижению выбранной стратегии. При этом даже уход одного из "лидеров" организации становится менее болезненным, потому что остается миссия, которой продолжают следовать все остальные сотрудники. И уже в дальнейшем, исходя из выбранной миссии, необходимо строить нисходящее дерево целей и подцелей - выпуск определенного продукта, занятие некоторой доли рынка и т. п. А та задача, которую ставило перед собой большинство зарождающихся новых российских компаний, - получение максимальной прибыли - не может не то, что претендовать на роль миссии, но даже быть конкретной целью. Потому что извлечение прибыли - это лишь ситуационная задача, не претендующая на долгосрочность. К сожалению, эти, казалось бы, простые истины, давно известные на Западе, приходят в головы отечественных руководителей лишь в момент кризисной ситуации, хотя должны определяться еще на этапе зарождения фирмы, обеспечивая ее устойчивое стратегическое развитие. А идеология фирмы должна возникать как надстройка компании, определяющая всю философию фирмы, методы ее работы, взаимоотношение с внешней средой и организующая ее внутреннюю систему, охватывая всю компанию и органично дополняя миссию. Было бы очень полезно, если бы ваш журнал провел исследование российских компаний на предмет наличия у них четко определенной миссии и понимания ее необходимости.

Шапкин В. А., forvictor@mail.ru

Апокалипсис напрокат

Работы подобной целостности, точности и глубины встречаются крайне редко, поэтому статье Д. Юрьева совершенно не хочется оппонировать. Однако вынуждена сделать небольшое дополнение по теме, которую автор сознательно и открыто игнорирует.

"Однозначно объяснить причины такого табуирования любых существенных тем вряд ли получится".

На мой взгляд, одна из этих причин заключается именно в объективной "неокончательности" российских реформ. В начале 90-х победившим либерал-большевизмом была сконструирована такая "информационная повестка дня", в рамках которой их онтологическим противникам места оставлено не было. Любая же содержательная дискуссия тут же поставила бы вопрос о форме и содержании российского политического бытия, т. е. о политическом строе. Вряд ли вопрос о политическом строе окончательно снят, дискуссия о словах и музыке гимна вызывает в обществе гораздо больше страстей, нежели о Земельном кодексе, например, но в качестве побочного результата Россия получила "элитную тусовку" вместо политической элиты, "право-левый загиб" которой - ее неистребимое родовое свойство. Ошибка же автора заключается в том, что, верно выделив фактор стремления общества к "разговору по существу", он преувеличивает его электоральное значение. Разговор по существу и избирательный фарс - вещи несовместимые в отечественном общественном сознании. И проект "Медведь", и проект "Преемник" стали возможны именно благодаря концептуальной несостоятельности как всех московских, так и региональных "элитных тусовок", т. е. все тому же "право-левому загибу".

Дарья Крыницкая, krinka@nm.ru

2000, N40 (252)

Есть ли жизнь в России

Классно! Я сам родом из Иркутска, и все, что вы написали о Иркутске и рынке, могу лишь подтвердить. И еще ключевые слова: "Нужно понять, что ты хочешь делать, и сделать это профессионально". Я программист. Работал в Российской академии наук. Там не нужен был профессионализм. Там требовалась локальная политическая грамотность. После чего я плюнул и уехал в США. Здесь профессионализм принимается на ура. Готовы на руках носить, лишь бы ты выдал им нестандартное решение. В итоге здесь я вполне респектабельный и подающий надежды. Но... хочется домой. Надеюсь, что однажды мы забудем о политической грамотности в борьбе с мелкими и не очень начальниками и наконец начнем работать профессионально.

Андрей Ершов, ayershov@acm.org