Последний матчбол

Тигран Оганесян
6 ноября 2000, 00:00

Кубок Кремля может стать турниром второй категории, но российскому теннису это ничем не грозит

В конце октября в столичном спорткомплексе "Олимпийский" прошел очередной международный теннисный турнир Кубок Кремля. Специфика нынешнего Кубка, крупнейшего в России международного спортивного мероприятия, проводимого на регулярной основе, заключалась в том, что его организаторы сделали смелый "ход конем" - впервые соединили мужской и женский турниры "в одном флаконе". Победителем среди мужчин в четвертый раз подряд стал триумфатор сиднейской Олимпиады Евгений Кафельников, у женщин вне конкуренции оказалась швейцарка Мартина Хингис, теннисистка N1 текущего мирового рейтинга, до этого в Москве не игравшая.

Логика спортивных функционеров

Все предшествующие Кубки проводились раздельно: женские, с середины 90-х, - во второй половине октября, мужские - в начале ноября. Во многом благодаря этому нововведению устроителям Кубка Кремля пришлось на сей раз изрядно попотеть для того, чтобы единовременно изыскать для турнира двойной призовой фонд и найти спонсоров для покупки подорожавшей лицензии на его проведение. По старой русской традиции, процесс поиска денег сильно затянулся, и проблема была благополучно разрешена лишь за месяц до официально объявленных сроков начала турнира. По словам президента Всероссийской теннисной ассоциации и, по совместительству, многолетнего председателя совета директоров Кубка Кремля Шамиля Тарпищева, заполучить в качестве генерального спонсора московского теннисного турнира компанию "Сибирский алюминий" ему удалось непосредственно во время Олимпийских игр в Сиднее.

В прошлом году "Сибирский алюминий" также входил в число спонсоров Кубка Кремля, но не в качестве первой скрипки: в течение восьми лет, с 1992-го по 1999 год, главным "донором" мужских турниров был концерн Italtel, для которого финансирование Кубка являлось важнейшей составной частью долгосрочной маркетинговой кампании по проникновению на российский телекоммуникационный рынок. Судя по всему, руководство концерна на этот раз посчитало, что уже достаточно потратилось на имиджевую рекламу и дальнейшее спортивное меценатство ему не на руку (правда, отказавшись от генерального спонсорства, Italtel остался в числе "прочих" спонсоров турнира).

Благодаря спонсорам организаторы Кубка Кремля смогли выплатить необходимые 2 млн долларов владельцам лицензии - ATP (Международной ассоциации теннисистов-профессионалов) и WTA (Женской теннисной ассоциации), однако до сих пор нерешенным остается вопрос с изысканием 580 тыс. долларов, полагающихся в качестве призовых участникам прошедшего соревнования. Г-н Тарпищев, впрочем, полагает, что эти деньги "как-нибудь найдутся" (deadline истекает в середине ноября), но главная проблема у оргкомитета сегодня в другом - через две недели в Нью-Йорке должно состояться совещание руководящих функционеров ATP и WTA, на котором будет решаться судьба будущего теннисного календаря и, соответственно, статуса многочисленных турниров, претендующих на включение в число элитных (так называемых турниров "супердевятки", участие в которых обязательно для всех ведущих теннисистов мира).

По замыслу теннисных чиновников, с 2002 года все турниры "супердевятки" (выше которых по значимости только четыре турнира Большого шлема) должны стать "спаренными" (то есть в них будут параллельно играть как мужчины, так и женщины), и на нью-йоркской "тусовке" планируется определить, кому из претендентов достанутся девять "счастливых билетов" (попадание в элитный список гарантирует, при соблюдении "должных финансовых обязательств", лицензию на пребывание в числе избранных на 49 лет вперед!).

Дальновидные организаторы Кубка Кремля-2000, не дожидаясь ноябрьского решения руководства ATP и WTA, попытались опередить события и стать первыми в организации спаренного турнира в крытом помещении (кроме упоминавшихся выше четырех супертурниров серии Большого шлема подобную роскошь до сих пор мог позволить себе только флоридский Ericsson Open, но все эти пять турниров проводятся на открытых кортах). Однако статус московского турнира пока двойственен: если "женская половина" уже входит в число турниров "супердевятки", то мужской Кубок Кремля котируется ниже, проходя "по второй категории" (так называемая World Series).

Желание российских теннисных функционеров довести уровень мужского турнира до уровня женского (и тем самым попасть в заветную "спаренную девятку") выглядит вполне логичным как со спортивной, так и с финансовой точки зрения. Простую арифметику нового теннисного календаря объясняет Шамиль Тарпищев: "'Супердевять' плюс четыре турнира Большого шлема - это в общей сложности тринадцать столпов-турниров и у женщин, и у мужчин, которые дают максимальное количество рейтинговых очков. Сумма набранных очков определяет чемпиона мира по итогам года. Поэтому ведущих игроков жизнь обязывает присутствовать на этих турнирах, и им не надо платить 'за привлечение'". Из-за чего, помимо всего прочего, проистекают текущие проблемы нашего мужского Кубка Кремля и других "необязательных" турниров - чтобы заполучить "хорошую коллекцию" игроков из топ-списка, в среднем требуется дополнительно к "официальному" бюджету добавить порядка полумиллиона долларов "гонораров" за сам факт их присутствия в турнирной сетке. В свою очередь, крупные фирмы рекламируют свою продукцию только там, где играют ведущие спортсмены. Отсюда налицо очевидный финансовый выигрыш и для организаторов таких элитных турниров. Попадание в "супердевятку" практически гарантирует быстрый выход на самоокупаемость, а в дальнейшем благодаря притоку спонсорских денег и прибыльность турнира. Конечно, нам не светят финансовые показатели турниров "большой четверки" (например, общий бюджет прошедшего в этом году US Open составил 15 млн долларов, а прибыль - 56 млн), но уж, как минимум, "нормальные" 20% рентабельности мы получать сможем.

Увы, пока перспективы попадания Кубка Кремля в число избранных турниров выглядят весьма сомнительными: чтобы претендовать на место в "супердевятке", его организаторам необходимо представить в Нью-Йорке гарантии финансового обеспечения турнира в следующем году, официально заверенные его спонсором. А где его взять за оставшиеся две недели, если на прошедший Кубок Кремля генеральный спонсор "нашелся" в самый последний момент? Конечно, будем "по традиции" надеяться на лучшее, но даже если г-ну Тарпищеву и удастся очередной "финансовый подвиг", подобная организационная практика едва ли способна вызвать большой оптимизм у международных теннисных чиновников, ответственных за выбор "лучших из лучших" турниров.

Спортивная любовь президента

В Советском Союзе долгосрочные государственные приоритеты в большом спорте во многом определялись субъективными пристрастиями высшего руководства страны: так, в сталинские и хрущевские времена на первом плане был футбол (и именно тогда, в 50-е - начале 60-х годов, наши футболисты и достигли самых значительных успехов на международной арене), благодаря большой любви Брежнева к хоккею на лидирующие позиции в мире выдвинулись советские "ледовые дружины". Надо отдать должное нашим коммунистическим вождям: они благоволили именно тем видам спорта, которые пользовались всеобщей народной любовью и отличались "демократичностью" - минимальными требованиями к техническому инвентарю, вовлеченностью масс в игру и т. п.

С распадом СССР и последовавшим резким переходом от плановой экономики к рыночной столь же кардинально изменились и спортивные предпочтения главных государственных мужей: первый президент свободной России (кстати, мастер спорта по волейболу) "положил глаз" на "аристократический" большой теннис. Все руководители рангом пониже сделали соответствующие выводы и спешно увлеклись новомодным в политической верхушке физкультурным занятием.

Как это ни удивительно, "элитарное увлечение" теннисом довольно плавно и естественно передалось в 90-е годы и народным массам. Быстрыми темпами росло число теннисных кортов и секций: по статистике Всероссийской теннисной ассоциации (ВТА), в 1990 году в СССР было всего 94 крытых корта, сейчас в России их более 500. С каждым годом увеличивалось количество проводимых в России турниров: 75 - на закате Союза и около 900 по итогам 2000 года. Предметом особой гордости руководства ВТА является рост числа официально зарегистрированных в секциях теннисистов-любителей: теннис обогнал по популярности у молодежи былого кумира советских времен - хоккей.

Безусловно, важнейшую роль в российской теннисной лихорадке сыграло проведение в Москве, по сути, единственного в новой отечественной спортивной истории регулярного международного турнира (впрочем, справедливости ради следует уточнить, что в последние несколько лет у Кубка Кремля появился "младший брат" - "Санкт-Петербург Опен", который также стремится выйти на серьезный международный уровень: призовой фонд стартующего 6 ноября очередного мужского турнира в Питере вырос до 800 тыс. долларов, что уже ненамного уступает московским "расценкам"). Повышенное внимание отечественных СМИ к новому общенациональному виду спорта не могло не сказаться на восприимчивых к правильно подающейся информации родителях юных дарований - в теннисные секции пошел "вал", и по прошествии нескольких лет этот количественный рост перешел в качественный: молодые российские теннисисты и теннисистки все чаще и чаще стали появляться в списках участников профессиональных международных турниров, бороться за победу в самых престижных соревнованиях.

Однако в прошлом году для многочисленных новоиспеченных энтузиастов ракеток и кортов прозвучал тревожный звонок - "президента-теннисиста" сменил "президент-дзюдоист". Пока вроде бы активной смены шорт и футболок на кимоно у российской политической элиты (и тем более у рядовых россиян) не замечено, но делать из этого вывод о том, что дзюдо (или, скажем, горные лыжи) не станет в будущем "российским спортом N1", поостережемся - времени прошло мало, так что всякое еще может случиться. Одно можно сказать точно - особой любви к теннису президент Путин не испытывает. Самая характерная иллюстрация к этому - его отсутствие на VIP-трибуне в "Олимпийском". Представительские функции на Кубке Кремля-2000 выполнял премьер Касьянов (нынешний председатель попечительского совета соревнования), что в принципе тоже неплохо для международного имиджа турнира, но все-таки это несколько снижает статус соревнования.

Нынешний политический оплот организаторов кремлевского турнира - московский мэр Лужков, многие годы удачно совмещающий любительскую теннисную карьеру с футбольной. Именно Лужков в 1996 году стал председателем оргкомитета по проведению Кубка Кремля. Однако для выхода московского турнира на новый уровень (включение в пресловутую "супердевятку") усилий столичного градоначальника явно недостаточно.

Теннисный маховик раскручен

Впрочем, чрезмерно драматизировать ситуацию вокруг дальнейшей судьбы Кубка Кремля не стоит. По мнению теннисных специалистов, жесткой зависимости между будущим статусом этого турнира и перспективами российского тенниса не существует. "Сегодня мы располагаем весьма приличной базой для развития тенниса в стране, - утверждает Шамиль Тарпищев. - У нас наработаны уникальные методики подготовки молодежи, много сильных тренеров, есть хорошие условия для роста мастерства подающих надежды спортсменов, недавно мы создали Международную академию тенниса в Москве, в которую нам удалось привлечь не только отечественных, но и целый ряд известных зарубежных специалистов. В России за последние годы выросла целая плеяда молодых игроков, способных в самом ближайшем будущем войти в элиту мирового тенниса. Так, наши юноши и девушки в возрастной группе 14 лет стали в этом году сильнейшими в Европе. Особые надежды я связываю с теннисистками - думаю, уже через два-три года в женском теннисе российские девушки будут лучшими в мире. Что же касается нашей 'главной звезды', Марата Сафина, по своим физическим данным он - совершенно уникальный спортсмен, и, если в течение ближайших года-полутора нам удастся подтянуть его технику, он может далеко оторваться от всех прочих теннисистов мира". Так что "теннисный маховик" в России за прошедшее десятилетие уже раскручен, и даже переход Кубка в разряд турниров второй категории не станет большой трагедией для нового поколения российских теннисистов, правда, об участии в больших прибылях "супердевятки" придется забыть.

Первый международный теннисный турнир - прообраз нынешнего Кубка Кремля со скромным призовым фондом в 100 тыс. долларов был организован еще при советской власти, в октябре 1989 года, и именовался "Московским турниром Virginia Slims" (начало будущей традиции положили женщины).

Впоследствии он многократно менял свою "титульную строку" (в соответствии с частой сменой генеральных спонсоров), но, так или иначе, согласно официальной хронологии, нынешний Кубок Кремля стал десятым по счету у женщин (если включать в перечень турнир 1991 года, прошедший в Санкт-Петербурге) и одиннадцатым у мужчин (первый мужской Кубок Кремля состоялся в ноябре 1990 года). Расхождение в числах в пользу мужских турниров объясняется тем, что в 1992-1993 годах женские соревнования не проводились.

Призовой фонд мужских турниров, совершив в 1994 году резкий скачок с 350 до 1125 тыс. долларов, в дальнейшем стабильно держался на этой отметке, тогда как "женские премиальные" достигли пикового уровня в 1150 тыс. долларов на Кубке Кремля-2000.