Фирменный N13

Павел Быков
20 августа 2001, 00:00

Жизнь налаживается. На самарском вокзале можно купить киллограмовый кирпич чистого шоколада, запаянный в полиэтилен. Всего за сто рублей

Поезд N13 "Южный Урал" идет из Челябинска в Москву 33 часа. Самые красивые места - от Миасса, где в 1891 году была начата прокладка Транссиба, до Аши, западной границы Челябинской области, - он проходит глубокой ночью. Пассажиры давно спят, когда состав переваливает через Уральские горы и пересекает отмеченную специальным столбиком границу между Азией и Европой. В полной темноте поезд неторопливо катится по горному склону над рекой, изгибаясь при этом так, что из окна среднего вагона можно одновременно увидеть освещенные голову и хвост состава, а затем, проскочив небольшой мост, сразу же ныряет в прорубленный в скалах узкий коридор.

Если не спится или хочется покурить на свежем воздухе, то в Усть-Катаве, примерно на середине участка Миасс-Аша, можно за сущие копейки запастись у старушек пихтовым и кедровым маслом, которое, в соответствии с прилагаемой инструкцией, лечит едва ли не от всех болезней. А как приятно попариться с ним в баньке! Масло это (говорят, его вырабатывают на местных зонах) не слишком дорого можно купить и в Москве. Но воспоминание о том, как редкие порывы ночного ветра приносят с гор сильный хвойный аромат, стоят гораздо дороже, чем несколько часов неспокойного сна в купе.

Рано утром поезд приходит в Уфу. Если повезет, и пара привокзальных киосков уже окажется открытыми, а только что подошедшая заспанная продавщица не будет слишком занята пересчетом товара, то багаж вставшего поутру пассажира наверняка пополнится знаменитым башкирским медом, который расфасован на выбор в специально выточенные из дерева маленькие бочонки или в обычные сгущеночные жестянки. После чего останется только с благоговением взирать на гигантскую фигуру Салавата Юлаева на невероятно высоком горном берегу реки Белой и белой завистью завидовать подсевшему в Уфе, чудом только что купившему билет командировочному, который со знанием дела будет рассказывать про сто ульев своего тестя и около десятка видов меда, собираемых для него неутомимыми пчелами. "Эх, будь у нас все организовано, как у пчел, давно бы были на высоте", - вздохнет он в заключение и полезет к себе на верхнюю полку спать. До Самары.

Вокзал бывшего Куйбышева встречает прибывающие поезда электронной трелью "Ах, Самара, городок". Здесь в вагон садится очень красивая девушка, и здесь - аккурат середина пути. Когда-то 13-й и следующий ему навстречу из Москвы 14-й поезда встречались в этом городе в середине дня, стояли друг напротив друга и уходили практически одновременно. По легенде, не бывало случая, чтобы кто-нибудь из пассажиров в суматохе не перепутал бы поезд, бегло взглянув на табличку с конечными пунктами. С тех пор загрузка железных дорог сократилась, расписание изменилось, фирменный "Южный Урал" стал преодолевать положенную дистанцию быстрее давних 36 часов, и такая опасность рассеянному или подвыпившему путешественнику больше не грозит.

По заведенной в дефицитные советские времена традиции в Самаре надо закупать знаменитый самарский шоколад. И хотя сегодня весь ассортимент местной шоколадной фабрики можно без проблем найти в любом крупном российском городе, хозяевам расставленных прямо на платформе столиков есть чем удивить взыскательного сладкоежку - килограммовый кирпич чистого шоколада, запаянный в полиэтилен, ценою в сто рублей выглядит очень соблазнительно (еще год назад их не было). Главное, если дело происходит жарким летом, попросить симпатичную проводницу положить его в холодильничек в своем купе и, что еще важнее, не забыть его оттуда забрать в Москве.

Ностальгирующий любитель пива берет в Самаре бутылочку "Жигулевского" (пусть вкус не тот, но все же) и бережет ее до времени, когда поезд достигнет берегов известной всем великой русской реки. На следующих остановках (Сызрань, Рузаевка, Инза) бойкого вида тети в избытке и совсем недешево продают сушеную и копченую рыбу к пиву (как утверждают знатоки, в нескольких километрах от станции та же рыба стоит в три, а то и в пять раз дешевле). К этому моменту в вагоне уже ясно выделяется группа молодых людей, которые на каждой станции приобретают новые сорта пива "на пробу". И только одна хорошо одетая дама, используя нечастые остановки, все это время хранит непонятную верность "третьей Балтике".

В купе заглядывает сотрудник милиции, показывает удостоверение и быстро, вежливо и очень профессионально расспрашивает, кто с кем и куда едет, нет ли каких жалоб. Устроившие посиделки в "базовом" купе офицеры-погранцы спокойно расходятся по своим местам. По оборудованным кондиционерами и биотуалетами вагонам начали ходить женщины, которые предлагают хрусталь (где-то рядом Гусь-Хрустальный), но их уже не так много, как было еще пару лет назад. Видимо, и здесь жизнь потихоньку идет на лад. И даже если нет никакой нужды в фужерах, бокалах или стопках, можно просто взять друзьям в подарок или себе на память маленькую хрустальную зверушку. Самое время вспомнить, что лет семь назад на всех станциях продавали вареную картошку и сникерсы, и серьезно поразмыслить, а где вся эта масса хороших вещей и комфорта "пряталась" от советской власти и выиграли или проиграли мы от перемен. Впрочем, пора готовиться ко сну, поезд прибывает в Москву в шесть утра.