Лекарство для галерки

27 августа 2001, 00:00

2001, N29 (289)

Вторая утренняя свежесть

Крайне интересна статья Е. Верлина о перспективах развития отношений с КНДР. В других изданиях все материалы на эту тему сводились к двум моментам: а) корейцы стоят в ряду нищих стран, их долги двухпудовыми гирями висят на российской экономике; б) внешняя экзотика - бронепоезд, крутая охрана, суровые северокорейские коммунисты. А ведь соль статьи Верлина перекликается с главной идеей статьи А. Привалова из этого же номера: где в нашей стране ответственные за свою позицию (слово, мнение, работу) деятели, будь то интеллигенция или бизнесмены? Если бизнес держится лишь на двойной бухгалтерии и связях в местной администрации, если гэкачеписты вместо решения "контрреволюция или смерть!" пили водку, то что же толкового могли сделать, решить партнеры Союза и русского народа - корейцы, кубинцы, афганцы и т. д.? Чем сильна была наша армия? Правильно, тем, что наказывала умников исполнением инициативы. И этим отличалась в лучшую сторону от гражданской интеллигенции, которая сначала была недовольна старцами из Политбюро, потом Горбачевым (и скандировала: "Рос-си-я! Ель-цин! Сво-бо-да!"), потом - тем же Ельциным ("Ельцин! Свобода!" превратилось в "Банду Ельцина под суд!"), теперь по принципу качелей недовольна Путиным. Только жаль, гражданские умники не готовы наказать себя исполнением своих гениальных креативных планов и ехать в случае неудачи на лесоповал. Цзян Цзэминь после Тяньаньмэня стал первым лицом Китая не только по воле председателя Дэна, но и по личному качеству - способности нести полную ответственность за успешное развитие Китая. То же и в Корее. Исследование газеты Joong-ang Ilbo в феврале 1999 года показало, что 46,9% южнокорейцев ожидают, что объединение произойдет в пределах десяти лет. При этом вопрос стоит только о сроках, в том, что объединение в любом случае произойдет, не сомневается никто. Важно, что, по мнению южнокорейских аналитиков, после объединения главной задачей и Северной, и Южной Кореи будет не перестройка второй половины на свой лад (будь то социалистический или капиталистический), а быстрое наращивание совокупной экономической мощи (задача - через двадцать лет выйти на уровень Японии), чтобы не быть втянутыми в конфронтацию между США и Китаем. Россия, как предполагается, будет играть важную роль в реализации этой амбициозной задачи (после объединения), и в этом случае политические интересы в перспективе свободно конвертируемы в реальные экономические дивиденды. Так что интересы России важнее того, десять или сто минут парализовал движение Ярославского вокзала корейский бронепоезд, увозящий на восток ответственного за свою страну лидера.

Александр Собянин, pamir-ural@mail.ru

Владимир Владимирович Мельников Jeans

В первом номере журнала "Форбс" утверждалось: бизнес появился для того, чтобы производить счастье, а не бессмысленно увеличивать богатство. Преуспевающие люди, делающие бизнес ради бизнеса, рассматривающие приумножение своих миллионов как конечную цель жизни, настолько подавлены материальным, что не могут наслаждаться иррациональным, идеальным, духовным.

Разве не здорово, обернувшись на прожитые годы, увидеть не разграбленные руины, а созданное работающее производство, дающее людям радость?

А что касается проблемы менеджмента, в России действительно нет управленческой школы. И управленческой культуры. Нас так долго держали вдали от собственности, что теперь главная внутренняя потребность менеджера - обогатиться за счет управляемого предприятия независимо от того, в каком состоянии оно находится. Вот в этом преуспели многие. Тогда как первая потребность настоящего менеджера - наладить работу предприятия. А вот этого у нас пока не умеют.

Preferance, rvagoz@mail.ru

2001, N30 (290)

Кому анклав, а кому - эксклав

Действительно, Калининградская область имеет огромный потенциал роста как крупный торговый и транспортный узел Центральной Европы. Однако его полное задействование возможно при одном условии: полной интеграции региона в структуры ЕС. Ничего страшного, если миллион русских станут хотя бы ассоциированным членом ЕС. Это шанс все более изолирующейся России зацепиться в Европе.

Россия должна четко и ясно определить свое движение вперед. Или проповедуемая в последнее время стратегия евразийства, засасывающая нас в азиатское пространство, или ориентация на Европу. Мы уже потеряли несколько ценных лет. Изоляция России и строительство европейской стены при открытых границах на горячем Юге грозят нам новыми угрозами, исходящими от религиозных экстремистов и нестабильных режимов, в которых в уже обозримой перспективе произойдет смена руководящих элит. Нетрудно догадаться, кто придет к власти в этих странах после ухода старой советской номенклатуры. Мустафа Ататюрк мог родиться только раз, да и то в греческом городе Тесалоники, с голубыми глазами и менталитетом настоящего европейца.

Что ждет Калининград? Только хорошее. Это не только наиболее благоприятный климат в европейской части России, это еще и активные и трудолюбивые люди, носители духа Европы. Люди все больше и больше интересуются историей своего края, к ним приходит осознание факта того, что им повезло и полученным подарком можно воспользоваться при этой жизни. Интерес к области будет возрастать по мере интеграции ее в европейское пространство. Думаю, многие начнут искать участки под строительство дома в этом перспективном регионе уже сейчас.

Иван Копейкин

Тернии и волчцы

Реформы в России будут эффективными только тогда, когда число понимающих их сравняется с числом поддерживающих. Высокий рейтинг Путина еще не говорит о том, что он имеет осознанную поддержку населения. Если провести национальную "викторину" на тему "Чем в действительности занимается президент Путин и какова польза от его деятельности?", разброс ответов будет большим, но правильных ответов среди них будут единицы. Преимущество коммунистов было и остается в простоте объявляемых целей. Неужели кто-то из рабоче-крестьянской среды не будет поддерживать лозунги о снижении цен, увеличении зарплат и пенсий, бесплатном образовании и т. д.? Цели действий исполнительной власти очень часто остаются непонятными и для более образованных людей, что может также вызвать неприятие любых шагов президента. Пока в России не будет профессиональной армии, где отношения будут регулироваться не только приказами, но и нормами трудового договора, влияние генералитета будет избыточным. До закрепления нормальных рыночных механизмов в экономике, избавленных от вмешательства чиновников, сохраняется опасность передела собственности без экономической необходимости, как стремления дорваться до больших денег или устранить конкурента. Диалог, который ведут предприниматели с президентом, возможно, продиктован стремлением защитить себя от свободной конкуренции с участием западного капитала. МВД и ФСБ доверием у большинства населения не пользуются a priori, поэтому попытки их реформирования без революционных структурных изменений ни к чему не приведут.

Выражающие поддержку губернаторы на деле остаются в своих регионах всевластными баронами. Партийная система (с понимаем слова "партия" как постоянной силы, выражающей интересы масс) за последние 80 лет не претерпела изменений. В общем, без четкой и доступной для понимания идеологии (которая будет отражать политику властей) у Путина есть все шансы остаться в одиночестве, и высокий рейтинг не обеспечит реализации принимаемых мер. Либеральность президента в словах и поступках, может быть, и очевидна, но только скажется ли это на существующем устройстве России или колосс вновь окажется на глиняных ногах?

Валерий Пивень, pivenrsuh@newmail.ru