Скованные одной цепью

Максим Рубченко
27 августа 2001, 00:00

Пока не будет разрушен затратный механизм ценообразования на продукцию и услуги естественных монополий, все попытки остановить их ценовое ралли обречены на неудачу

Первого сентября глава кабинета Михаил Касьянов должен доложить президенту о создании Единого тарифного органа (ЕТО), который будет осуществлять координацию тарифов естественных монополий.

А то ведь что получается. Из года в год замерзает Приморье. Население проклинает Чубайса, а тот активно "переводит стрелки" на местные власти, угольщиков и МПС: первые, мол, не запасают достаточно топлива, вторые завышают цену, третьи мало того, что задирают тариф, так еще вагоны не дают и перевозки задерживают. МПС отвечает Чубайсу: "Сам виноват - не надо было повышать цены на электроэнергию для железной дороги". У угольщиков разговор короткий: мы - частные фирмы, платишь деньги - получаешь уголь, нет денег - до свидания. И к ним вроде бы глупо предъявлять претензии.

При этом и энергетики, и транспортники, и "Газпром" сходятся только в одном: существующие тарифы надо срочно повышать. Но поскольку руководители этих структур - пламенные патриоты, заботящиеся о росте отечественной промышленности и благополучии народонаселения, то на повышении тарифов всех естественных монополий никто не настаивает. Все говорят проще: "Нужно в два-три раза повысить тариф на нашу продукцию, иначе мы умрем, а эти угольщики (транспортники, газовики, энергетики - ненужное зачеркнуть) и так уже на тридцать процентов повысили цены за последние три месяца". Особенно примечательно, что каждый, делающий подобные заявления, имеет целый пакет документов и расчетов, подтверждающих его правоту.

Лестница в небо

Например, представители "Газпрома" с цифрами в руках утверждают, что цена на газ, поставляемый за рубеж, на порядок превышает внутренний тариф, который не покрывает даже реальную себестоимость газа, так что львиная доля экспортной выручки "Газпрома" идет на компенсацию убытков, полученных на внутреннем рынке. С этими оценками соглашаются специалисты Министерства энергетики, и, по словам министра Игоря Юсуфова, к концу года Минэнерго начнет предпринимать шаги по повышению тарифов на газ на 30%.

МПС требует ограничить "непомерно растущие аппетиты РАО ЕЭС" в вопросе повышения тарифов на электроэнергию для железных дорог. По утверждениям железнодорожников, с декабря 2000 года по июнь нынешнего энергетики повысили тарифы в среднем для железных дорог на 28,4%, а, например, для Свердловской железной дороги тариф вырос на 120%, в то время как МПС проиндексировало тарифы только в июле этого года. При этом статистические данные, обнародованные Министерством путей сообщения, говорят о том, что если в целом по стране за последние десять лет тарифы на электроэнергию выросли в 44 раза, то для железных дорог - в 47,7 раза, в то время как железнодорожные перевозки подорожали за этот же период всего в 26,2 раза. Очевидно, что МПС будет добиваться индексации своих тарифов пропорционально удорожанию электроэнергии, то есть, по приблизительным оценкам, в два раза.

"Росэнергоатом" обвиняет РАО "ЕЭС России" в недобросовестной конкуренции, поскольку РАО ЕЭС перенесло инвестиционную составляющую из тарифа своих федеральных электростанций в абонентскую плату, которая является обязательным платежом для всех потребителей, в результате чего потребители стали больше платить за все электричество, а не только за электроэнергию, вырабатываемую станциями РАО ЕЭС. Это, в свою очередь, свело на нет ценовые преимущества электроэнергии атомных станций, которая дешевле электричества, вырабатываемого станциями РАО ЕЭС, в среднем на 16%. "Росэнергоатом" настаивает на возвращении инвестиционной составляющей на развитие генерации РАО ЕЭС в тарифы тепловых электростанций, следствием чего неизбежно станет их увеличение.

РАО "ЕЭС России", в свою очередь, настаивает на повышении стоимости электроэнергии пропорционально росту расходов на закупку мазута, угля и газа и транспортировку топлива от производителей к электростанциям. По сведениям РАО ЕЭС, с мая 2000-го по май 2001 года стоимость канско-ачинского угля выросла на 290%, кузнецкого - на 186%, тугнуйского - на 155%, харанорского - на 145%. При этом с августа 2000 года по июль 2001-го стоимость железнодорожных перевозок возросла в среднем на 86%, в августе - еще на 18%. В связи с этим дополнительные расходы РАО "ЕЭС России" на перевозку топлива составят 970,6 млн рублей. Итого, по расчетам специалистов РАО ЕЭС, для компенсации выросших расходов энергетиков тарифы на электричество должны быть повышены в два-три раза.

Ситуация осложняется тем, что монополисты очень сильно зависят от ценовой политики друг друга. Например, повышение тарифов на перевозку угля железнодорожниками вызовет удорожание электроэнергии, в том числе и для железных дорог, что приведет к необходимости нового повышения транспортных тарифов, и так далее.

Это, разумеется, только в теории: на практике бесконечного повышения тарифов на услуги монополий государство не допустит. Мало того, пределы роста цен уже обозначены: Минэкономразвития предложило ограничить рост тарифов естественных монополий в следующем году весьма скромными цифрами: РАО ЕЭС не имеет права поднимать тарифы более чем на 32%, "Газпром" - на 20%, МПС - на 18%. Только в этом случае, по мнению экспертов министерства, можно будет удержать инфляцию в рамках 10-13% за весь 2002 год. Именно такой итоговый ориентир заложен правительством в проект федерального бюджета на следующий год.

Эта музыка будет вечной

Цифры, названные главой Минэкономразвития Германом Грефом, пока являются лишь предложениями, и ЕТО, вероятно, получит право самостоятельно устанавливать конкретные ставки тарифов в рамках намеченного на будущий год уровня инфляции: кому-то назначить планку повышения тарифа чуть побольше, кому-то - чуть поменьше. Основания для этого найти в общем-то несложно: все естественные монополии сегодня весьма непрозрачны, "высветить" их финансовые потоки в короткие сроки практически невозможно, и хотя бы на первых порах чиновникам ЕТО в каких-то вопросах придется либо верить компаниям на слово, либо прибегать к экспертным оценкам. И здесь самые слабые позиции среди всех монополистов у РАО "ЕЭС России".

"Существуют три основных аргумента в пользу необходимости повышения тарифов естественных монополий, - говорит руководитель Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования ИНП РАН Андрей Белоусов. - Первый состоит в том, что за последние три года относительные цены на электроэнергию резко снизились, и их необходимо вернуть по крайней мере на докризисный уровень. Я этого аргумента не понимаю, поскольку не считаю нужным принимать за эталон цены 1997 года и западных стран. У нас есть все возможности пользоваться достаточно дешевой электроэнергией, поскольку еще с советских времен низкие цены на электроэнергию компенсировались повышенной электроемкостью нашего производства. Второй аргумент, более серьезный, состоит в том, что нужно выравнивать пропорции цен на энергоносители (уголь, газ, мазут). Чтобы экономика существовала и развивалась нормально, это соотношение должно быть таким - 1:1,2:1,3 (согласно мировому опыту). В настоящее время у нас соотношение совсем другое - 1:0,65:2,4. Энергетики подсчитали, что если к 2004 году выйти на предполагаемое соотношение, рост цен на электроэнергию составит около 40%. Однако я считаю, что прежде, чем повышать цены, выравнивать пропорции, надо научиться контролировать динамику цен на уголь, к которым привязаны цены на газ и мазут.

Третий аргумент, который очень часто приводится РАО ЕЭС, состоит в том, что в электроэнергетике наступает пик потребностей в инвестициях. А какой инвестор придет к нам, говорят в РАО, если рентабельность наших производств мизерная. Здесь я опять хочу не согласиться. Главная проблема не в этом, а в том, что в электроэнергетике мало прозрачности".

Прохладно воспринимают требования РАО ЕЭС по повышению тарифов и в Минэнерго. "Транспортная составляющая для РАО 'ЕЭС России' очень важна, но, если она и увеличилась в два раза, это вовсе не значит, что РАО вольно перекладывать это на тарифы для населения, для промышленности, - заявил в одном из интервью министр энергетики Игорь Юсуфов. - Только если мы убедимся, что работа менеджмента РАО высокоэффективна, что средства расходуются исключительно рационально и по назначению и что для более эффективной работы этой структуры необходимо повышение тарифов, тогда мы поддержим позицию РАО".

Не улучшает перспектив РАО ЕЭС и личная неприязнь между Анатолием Чубайсом и нынешним главой Федеральной энергетической комиссии Григорием Кутовым. Но даже если государственная политика в области тарифов естественных монополий будет проводиться в рамках, обозначенных Германом Грефом, то все равно РАО ЕЭС оказывается в сложном положении, поскольку цены на уголь не регулируются государством, и возникающие ценовые ножницы еще больше осложнят нынешнее финансовое положение компании. Впрочем, все эти проблемы могут отпасть сами собой, если руководителем Единого тарифного органа станет кто-то, дружески настроенный к РАО ЕЭС.