Забытый фронт

8 октября 2001, 00:00

Сотрудничество с НАТО и совершенствование систем безопасности в Европе являются "одним из принципиальных вопросов сегодняшнего дня", заявил Владимир Путин в Брюсселе. Сейчас, когда по всей "южной дуге нестабильности" разворачиваются американские войска и мир ждет, где будет нанесен удар, события на Балканах отошли на второй план. Но именно здесь и сейчас мировому сообществу представляется уникальный шанс покончить с одним из очагов международного терроризма.

В конце сентября глава албанских боевиков в Македонии Али Ахмети сделал историческое заявление. "Народно-освободительная армия формально распущена, и все ее бойцы стали обычными гражданами этой страны", - объявил он. Если бы такой шаг сделал Аслан Масхадов, то он наверняка мог бы рассчитывать не только на Нобелевскую премию мира от Запада, но и на орден Героя России от благодарной Москвы. Однако Али Ахмети ни на что подобное рассчитывать не может - пока с ним отказывается разговаривать не только Скопье, но и Запад. Причины для этого достаточно веские - вторжения его боевиков в Македонию были ничем не спровоцированной агрессией. Поэтому правительство Македонии выдало ордер на арест Ахмети и отказывается включать в список амнистируемых. А Запад против этого особенно и не возражает, требуя амнистии лишь для рядовых повстанцев.

Гордиев узел македонской проблемы заключается в другом: соглашение, которым Евросоюз и НАТО намерены гордиться, поскольку они без единого выстрела сохранили целостность Македонии и уговорили боевиков сложить оружие, вызывает у мучимого косовским синдромом славянского большинства республики самые тревожные предчувствия нового сговора албанцев с альянсом. Продолжающееся военное присутствие НАТО в стране почти неизбежно вызовет ее раскол - регулярно пугает население премьер-министр Любко Гергиевский. А македонский парламент не прочь выставить обещанные президентом конституционные гарантии на референдум, прекрасно зная, что напуганное славянское большинство их наверняка "зарежет". А напугано оно всерьез - с момента подписания перемирия в города и деревни со смешанным населением вернулось 35 тысяч албанских беженцев, и параллельно оттуда бежали 22 тысячи македонцев. Генсек НАТО Джордж Робертсон специально прилетел в Скопье, чтобы "дать ясно понять македонскому народу", что, чем длиннее будут речи его парламентариев, тем менее вероятно будет возвращение македонских беженцев обратно. Другими словами, тайное желание Скопье торпедировать мирное соглашение с боевиками достаточно очевидно даже для авторов последнего.

Зато Ахмети заявил, что повстанцы НАТО доверяют, и пообещал, что его боевики продолжат разоружаться в одностороннем порядке. Свое обещание он выполнил, и объявленный им формальный самороспуск АОК (Армия освобождения Косово) состоялся.

Альфой и омегой балканского урегулирования назвал Россию президент Югославии Воислав Коштуница. Однако на деле все выглядит так, что в роли альфы выступает Запад, в то время как Россия постоянно оказывается омегой. Та же самая ситуация складывается и в Македонии. Запад прекрасно видит, что Скопье ему не доверяет, и страшно обеспокоен тем, что македонская армия начнет в одностороннем порядке занимать оставленные территории. Поскольку можно не сомневаться, что албанская армия тут же возродится как Феникс из пепла. Но возродится уже не как террористическая организация, а как настоящая народно-освободительная армия - албанское меньшинство уже никогда не простит Скопье отказ удовлетворить требования албанцев, о которых идет речь в нынешних поправках к Конституции. И даже если македонская армия с помощью России и Украины разгромит эту албанскую армию, принципиально ситуация не изменится - Македония превратится в балканскую Чечню. А политологи вновь заговорят о конфликте цивилизаций.

Как дипломатично выразился наш министр обороны Сергей Иванов, "вначале нужно было бы разоружить экстремистов в Косово. Если бы это было сделано, то не было бы необходимости вообще делать что-нибудь в Македонии". В переводе на генеральский это означает: "Вначале зачистка, а права подождут". Для НАТО, как показывает македонский опыт, подобная стратегия была до сих пор неприемлема. Но настоящее испытание выбором ждет их сейчас в борьбе с бен Ладеном. Именно здесь Вашингтон должен доказать возможность ведения эффективной антитеррористической политики на базе евростандартов, а Москва - оценить и принять ее.