Игра в сахар

Галина Костина
22 октября 2001, 00:00

На последнем сахарном аукционе компании вели себя так, будто заранее сговорились

Аукцион по продаже тарифных квот на ввоз в Россию в 2002 году сахара-сырца, состоявшийся на прошлой неделе, начинался в накаленной атмосфере. Накануне некоторые аналитики прогнозировали, что цены на квоты могут взлететь довольно высоко и тогда, как и в прошлом году, у компаний - участниц аукциона не будет никаких преимуществ перед поставщиками внеквотного сырца, не тратившимися на покупку лотов.

Участники были шокированы уже с самого начала аукциона. Уровень цен был задан отнюдь не в результате игры на повышение или ажиотажного настроения - аукционная комиссия назначила беспрецедентный шаг в 800 тыс. евро при минимальной цене лота (25 тыс. тонн) 1 млн евро. И это при довольно слабой мировой конъюнктуре (за последние четыре месяца цены за тонну сырца упали со 190 до 140 долларов).

Никто из ошарашенных игроков не польстился на лот ценой 1,8 млн евро. "Это же не Рембрандт, это сырец!" - в сердцах заметил один из участников.

До пяти лет с конфискацией

Вскоре выяснилось, что комиссия на день раньше получила письмо о якобы имеющемся сговоре компаний - участниц аукциона и, заломив цену, решила проверить их "на вшивость". Правда, какие выводы сделала комиссия из солидарного отказа фирм играть по объявленным чиновниками правилам, осталось неясным. После приличного перерыва аукцион был продолжен уже с нормальным шагом - сначала в 100 тыс., а потом и вовсе в 25 тыс. евро. Первый лот был продан за 1,4 млн евро, а средние цены на квоты сложились на уровне 50-55 евро за тонну. В сочетании с пошлиной цена ввоза тонны сырца в рамках квоты составит примерно 71 евро, цена же ввоза внеквотного сахара в первом полугодии - 120 евро. Разница в 50 евро поставит в более выгодные условия компании, купившие наибольшее количество лотов.

"Результаты аукциона говорят о том, что сговор все же был, - считает генеральный директор 'Объединенной продовольственной компании', входящей в 'Альфа-груп', Михаил Гамзин. - Поскольку мы в нем не участвовали, то не вносили в качестве аукционного залога крупную сумму и были вынуждены ограничиться небольшой долей (компания купила квоту на поставку 150 тыс. тонн сырца - 'Эксперт'). Если бы мы знали о сговоре, несомненно, купили бы больше, чтобы получить такие выгодные условия".

Большинство участников аукциона факт сговора отрицают. Председатель правления компании "Продимекс" (компания приобрела квоту на 550 тыс. тонн) Игорь Худокормов утверждает - невозможно сговориться такому большому числу компаний. А гендиректор "Русагро", также купившей квоту на 550 тыс. тонн, Вадим Мошкович объяснил результаты уроком прошлого года: "На этом аукционе позиция компаний была более сдержанной и прагматичной". Один из менеджеров компании СДР (подразделение французской компании Sucres et Denrees в России), приобретшей квоту на 475 тыс. тонн, Глеб Тихомиров заметил: "В общем-то сама тарифная квота предполагает, что ее покупатель должен получить преимущество перед другими игроками. И в отличие от прошлого года компании это преимущество получили. Желания покупать квоты за большие деньги ни у кого не было".

"Аукцион -. это весьма хитрая штука, - говорит коммерческий директор 'Русагро' Алексей Князев. - Не участвовать в нем нельзя, потому что цены на квоты могут быть низкими, и ты окажешься покупателем неконкурентного внеквотного сырца. А участвовать - значит (по опыту прошлогоднего аукциона) повышать цены и в результате выйти в ноль или даже в минус. Избежать высоких цен на аукционе можно, только если компании договорятся. Но делать этого они не хотят из-за возможных серьезных последствий - вплоть до пяти лет с конфискацией". Впрочем, был сговор или нет - не так уж и важно. Даже не сговариваясь заранее, крупные игроки в условиях аукциона просто вынуждены были вести согласованную политику, чтобы не "просесть", как в прошлом году.

Навстречу подъему свеклопрома

Аукционы по продаже квот преследуют две цели: насыщение внутреннего рынка и поддержание уровня внутренних цен, обеспечивающего рентабельность отечественного производства сахарной свеклы. Но догнать двух зайцев сразу довольно сложно.

Необходимость регулирования импорта сырца ни у кого сомнений не вызывает. Россия ежегодно потребляет около 6 млн тонн сахара, причем примерно 1,5 млн тонн - из собственной свеклы, а 4,5 млн тонн - из импортного сахара-сырца. Всего десять лет назад до 80% потребляемого сахара производилось из российской свеклы. Переломить неприятную тенденцию все большей зависимости одного из стратегических рынков страны от мировых производителей государство пытается с помощью различных рычагов, и аукцион - один из них. Первой мерой по регулированию сахарного рынка стали сезонные пошлины (более высокая по сравнению с базовой пошлина вводилась на время переработки заводами свеклы). Впрочем, это средство оказалось малоэффективным. Компании старались заранее завезти импортного сырца "под завязку", до начала действия сезонной пошлины (в 2000 году перед вводом сезонной пошлины, по словам экспертов, только за один месяц в России было растаможено более 1 млн тонн сырца). Тогда и придумали новое средство - аукцион.

Первый аукцион по продаже тарифных квот на 2001 год в объеме 3,65 млн тонн сырца проведен в конце прошлого года. Компании, купившие тарифные квоты, могли ввезти сырец, облагаемый пошлиной в 5% (поставки вне квоты облагались 30-процентной пошлиной). Но из-за рассогласованных действий игроков цены на аукционе были подняты так высоко, что цены на сырец, поставляемый в рамках квоты и вне ее, практически сравнялись. Соответственно, дополнительных средств для инвестиций в производство свеклы у компаний, выкупивших квоты, не оставалось.

Тем не менее при согласованных (или прагматичных, кому как больше нравится) действиях на нынешнем аукционе компании получили возможность в будущем году заработать на ввозе сырца неплохую прибыль. Разница в 50 евро также позволит ограничить ввоз внеквотного сырца, и можно ожидать, что цены внутреннего рынка удастся держать на приемлемом уровне до конца года (к тому же на прошлой неделе подписано постановление о введении сезонной пошлины на уровне 40% от стоимости тонны сырца, но не менее 120 евро).

Компании, прикупившие на прошлой неделе достаточное количество лотов по сравнительно невысокой цене, довольны. Вадим Мошкович, в частности, утверждает, что в этих условиях производство свекловичного сахара в следующем году будет эффективным и у компаний появятся средства для инвестирования в хозяйства. Для такой вертикально интегрированной компании, как "Русагро" (владеющей пятью заводами и хозяйствами площадью 50 тыс. га), это особенно важно. "Русагро" готовит расширение свекловичного клина на своих площадях с 7 до 12% в 2002 году. Вадим Мошкович уверенно заявляет, что Россия в течение нескольких лет может удвоить производство свекловичного сахара (до 3 млн тонн), а в дальнейшем, при благоприятных условиях, довести его до 5 млн тонн, что и было бы желанной целью. Выгодно это и "Продимексу", владеющему двенадцатью заводами и 150 тыс. га земли и другим "интегрированным назад" компаниям.

Впрочем, сейчас уже многие задаются вопросом, какая схема будет предложена правительством на 2003 год? Если 2002-й обещает быть более или менее благоприятным для отрасли, то не благодаря применяемым ныне механизмам госрегулирования, а только потому, что компании научились с ними "работать", т. е. договариваться или, что по сути то же самое, по умолчанию вести себя так, как будто они договорились.

Вообще, по-мнению некоторых участников последнего аукциона, механизм регулирования рынка должен быть более изощренным. Квотирование, конечно, важно, поскольку оно дает возможность заработать средства для инвестиций, но вместо аукциона лучше было бы предложить тендер или распределение квот между компаниями, подтвердившими статус инвесторов в сельское хозяйство. В качестве еще одной меры, стабилизирующей внутренние цены, мог бы выступить механизм товарных интервенций. Всем понятно, что в условиях низкой конъюнктуры внешнего рынка и слабости внутреннего производства нужны серьезные меры защиты. Ведь, по заверениям практически всех игроков последнего аукциона, и получивших и не получивших выгоду от "сговора", Россия имеет потенциальную возможность обеспечить себя свекловичным сахаром.