Циклы олимпийской конъюнктуры

Петр Михальчук
25 февраля 2002, 00:00

Неудача российских олимпийцев на Играх-2002 ясно показала, что ресурсы советской спортивной системы полностью израсходованы. Кто и как будет создавать новый российский спорт?

Громкие скандалы и не слишком блестящее выступление нашей сборной - вот чем в первую очередь запомнятся Олимпийские игры в Солт-Лейк-Сити российским болельщикам. И если скандалы уже стали неотъемлемым атрибутом крупных спортивных форумов, то неудачи российской сборной многих застали врасплох. Успех в Лиллехаммере в 1994 году, когда наши завоевали первое общекомандное место, а также приличное выступление в Нагано в 1998-м внушали оптимизм. Даже в лучшие со спортивной точки зрения советские времена мы не всегда выступали так хорошо.

От Олимпийских игр в Солт-Лейк-Сити ждали побед. В преддверии Олимпиады президент Российского олимпийского комитета Леонид Тягачев решился заявить, что российские спортсмены привезут из США восемь-девять наград высшей пробы. Каково же было разочарование болельщиков, когда по окончании первой недели Игр в копилке нашей команды было только одно "золото". И хотя во второй половине Олимпиады золотой запас нашей команды заметно пополнился, сомнения в благополучии российского "зимнего" спорта весьма основательны.

Несмотря на то что российские спортсмены объективно сделали больше, чем могли, на нынешней Олимпиаде четко проявилась тенденция к уменьшению общего количества медалей, завоеванных нашей командой. И уже ясно, что впервые с того момента, как на зимних Олимпиадах начала выступать сборная СССР, Россия в командном зачете почти со стопроцентной вероятностью оказалась вне тройки лидеров (к сожалению, на момент сдачи этого номера в печать мы не располагали данными об окончательных итогах Олимпиады). Игры в Солт-Лейк-Сити станут последней зимней Олимпиадой, где были использованы заделы советской спортивной системы. Новой же, российской системы, пока нет.

Спортивные циклы

Вообще-то с точки зрения статистики на последних Играх ничего сверхъестественного не произошло. Спады в результатах были характерны и для советских сборных. Последний раз подобное произошло восемнадцать лет назад на зимних Играх в Сараево. Тогда наша команда завоевала всего лишь шесть золотых медалей. Если посмотреть внимательно на график динамики спортивных достижений команд СССР, а затем России (график 1), то видно, что он имеет выраженный циклический характер с периодом цикла примерно шестнадцать лет. Первый - с 1956-го по 1968 год, второй - с 1968-го по 1984-й. И третий, немного "затянутый" из-за разведения по срокам зимних и летних Игр в 1992 году, - с 1984-го по 2002-й.

Циклический характер успехов наших команд прежде всего связан со сменой поколений в отечественном спорте. Средняя "продолжительность жизни" одного поколения составляет три олимпийских цикла. Соответственно, на четвертом цикле образуется провал: новое поколение еще не заявило о себе в полный голос, а старое уже на исходе.

Способствует появлению цикла и отношение чиновников к развитию спорта, которое основывается лишь на оценках текущего результата и никак не учитывает будущего. Есть медали - значит, все в порядке, можно не напрягаться: не искать денег, площадок, оборудования и проч. Такая политика, естественно, усугубляет процесс смены поколений, поскольку момент наибольшей успокоенности чиновников наступает на пике выступлений звезд (которым уделяется наибольшее внимание, предоставляются самые хорошие условия для подготовки, лучшие тренеры), то есть именно тогда, когда стоило бы озаботиться подготовкой смены. Когда же спад становится очевидным, происходит "накачка" ответственных лиц, существенные финансовые вливания и, как следствие, рост результатов.

Сломанный конвейер

Советская спортивная система была выстроена таким образом, что спад преодолевался уже на следующих Олимпийских играх после провальных. Однако сможет ли то же самое повторить российская система?

Инерцию советской спортивной машины, в основе которой лежало массовое физкультурно-оздоровительное движение, детские спортивные школы, а на вершине - спорт высших достижений, мы использовали на полную катушку: вплоть до Олимпиады в Солт-Лейк-Сити под российским флагом выступали воспитанники еще советской школы. Поэтому спад наших спортивных достижений произошел не сразу после развала СССР, а с некоторым временным лагом. Несмотря на то что ресурсы, задействованные для развития спорта высших достижений, в СССР и в сегодняшней России просто несравнимы, результаты наших "зимних" команд образца 1994-го и 1998 года - одиннадцать и девять золотых медалей соответственно - впечатляют даже на фоне достижений советских времен. Только однажды, в 1976 году в Инсбруке, советская команда смогла завоевать тринадцать золотых медалей (этот результат является рекордом наших команд - участниц зимних Олимпийских игр).

Однако этот ресурс заканчивается (что, собственно, и показали нынешние Игры), а новая пирамида так и не выстроена. Достаточных инвестиций в детско-юношеский спорт за постсоветский период сделано не было. Мизерная зарплата тренеров в детско-юношеских спортивных школах (в среднем 2000 рублей в месяц), отсутствие приличных спортивных объектов, устаревшая материальная база, не говоря уже о дороговизне обычного спортивного снаряжения, - все это делает подпитку большого спорта весьма проблематичной. Естественно, что многие тренеры просто уходят и держится это хозяйство на энтузиастах. Особенно плохо обстоят дела с детско-юношеским спортом в глубинке, а ведь большинство наших великих спортсменов - как раз выходцы из провинции.

Тренеры высшего звена все чаще говорят о том, что поток талантливых ребят, многие из которых потом вырастали в чемпионов, просто прекратился. А это почти наверняка аукнется проблемами с кадрами в спорте высших достижений уже на следующих зимних Олимпийских играх.

Характерна в этом смысле ситуация с конькобежным спортом. Раньше у нас было так много высококлассных конькобежцев, что их приходилось разбивать на более мелкие подгруппы - у каждой был своей тренер. Сегодня поток новых скороходов из юношеского спорта настолько мал, что сколотить из них даже одну группу - проблема. То же самое и в других видах - фигурном катании, лыжах и т. д.

Потерянные базы

Не лучше обстоят дела и со спортивными базами. В стране нет ни одного крытого конькобежного катка, ни одной санно-бобслейной трассы, ни одного приличного трамплина и ни одной горнолыжной трассы. Что касается хоккеистов и фигуристов, то они тренируются на базе в Новогорске, которая нуждается в серьезной реконструкции.

После распада Союза многое осталось у наших соседей. В Таджикистане, например, находится известная в советское время горнолыжная база в Такобе, которая сегодня пребывает в плачевном состоянии. В Казахстане проходит реконструкцию высокогорный каток Медео - в СССР это был любимый каток конькобежцев. Единственная в Союзе санно-бобслейная трасса осталась в Латвии. Лучшая лыжная база СССР находится неподалеку от города Отепя в Эстонии. (Представители этой республики сумели неплохо распорядиться наследством: в Солт-Лейк-Сити в 15-километровой лыжной гонке классическим стилем эстонец Андрус Веерпалу, который живет именно в Отепя, стал чемпионом Игр. Там же по сути обитает и бронзовый призер в этой дисциплине эстонец Яак Мяэ.) Неплохая база для биатлонистов находится в белорусском городе Раубичи. Так что пусть и не звездное, но вполне приличное выступление белорусских биатлонистов тоже неудивительно.

Естественно, потеря большого количества тренировочных баз не могла пройти бесследно. Достаточно сказать, что в коньках в графе "медали" у нашей команды стоит абсолютный ноль уже на вторых Играх подряд (а ведь в 60-70-е годы этот вид спорта был чуть ли не самым урожайным для сборной). О редких удачах в бобслее, санях, прыжках с трамплина все уже забыли. Значительно хуже пошли дела в биатлоне и фигурном катании. И это при том, что еще пять-шесть лет назад превосходство нашей школы фигурного катания, особенно в парных видах, не вызывало сомнений: в парном катании, например, первое и второе места практически всегда были нашими.

Из-за потери баз российские атлеты тренируются по всему миру, но только не на родине, так что наши спортсмены, оплачивая тренировки за рубежом, поддерживают развитие тамошних спортивных объектов. Мало того что им приходится месяцами тренироваться в отрыве от семьи и родственников, это ведет еще и к тому, что российские спортсмены утратили преимущество "внезапности". Фигуристы, например, не могут сохранить в секрете отрабатываемые программы. Нечего и думать о том, чтобы скрыть от соперников секреты тренировок и свою физическую форму. Например, по словам Светланы Журовой - единственной нашей реальной кандидатки на медаль в коньках, которая готовилась к Олимпиаде на катке в Калгари, - за рубежом российским спортсменам о каких-то секретных тренировках не приходится и мечтать. Для тех же немцев или американцев закрытые тренировки просто норма.

Но для развития российской спортивной инфраструктуры средств нет. Более или менее сносное положение только у лыжников и биатлонистов. Во-первых, остались еще кое-какие базы. Во-вторых, именно на эти направления уходит львиная доля финансирования нашего спорта. Но и здесь не все гладко. Деньги идут в основном на текущую подготовку, а капвложения в инфраструктуру на порядок меньше.

Тренеры-гастарбайтеры

При Борисе Васильковском - тренере конькобежцев - наша команда в Лиллехаммере в 1994 году собрала урожай в пять медалей разного достоинства. Сегодня Васильковский вынужден заниматься анализом предложений из-за рубежа, причем одно из самых привлекательных пришло из США. На вопрос, почему Васильковский не тренирует наших, он отвечает коротко: негде. К этому можно добавить: некого, да и за какие деньги?

Точно так же обстоят дела и в других видах спорта, но, наверное, самый яркий пример - фигурное катание. В разряде танцевальных пар наши спортсмены были законодателями мод на протяжении десятилетий. Однако в Солт-Лейк-Сити в этой дисциплине победила французско-русская пара, выступавшая под французским флагом. Другими претендентами на медали помимо российской пары были итальянцы и канадцы. На первый взгляд непонятно, как в исконно нашем виде объявилось столько достойных конкурентов. Однако все становится на свои места, когда узнаешь, кто приложил руку к успеху иностранных пар.

Российские тренеры по фигурному катанию сегодня буквально нарасхват. Они работают по всему миру. С чемпионами среди танцевальных пар - французским дуэтом Марина Анисина-Гвендаль Пейзера работала наша Наталья Дубова. Татьяна Тарасова тренирует бронзовых призеров в этом же виде - итальянцев Барбару Фузар-Поли и Маурицио Маргальо, а также канадцев Шэ-Линн Бурн и Виктора Краатца, занявших четвертое место. Готовит она и перспективный французский дуэт Изабель Делобель-Оливье Шонфельдер. Наши прославленные фигуристы Наталья Бестемьянова и Андрей Букин работают с итальянской парой Фредерика Файелла-Массимо Скалли, а также с французами Софи Мониотт и Паскалем Лаванжи. И это только фигуристы, претендующие на высокие места. (В танцах на льду из всех 24 дуэтов, участвовавших в нынешних Играх, только к четырем никак не причастны тренеры и воспитанники советской школы фигурного катания.)

Будущих конкурентов нашим фигуристам (их имена сегодня еще широко не известны), готовят также Александр Жулин, Алексей Горшков, Елена Чайковская. То есть буквально вся тренерская элита советской школы фигурного катания. Они передают свои знания и методику подготовки американцам Наоми Ланг и Петру Чернышеву, болгарам Албене Денковой и Максиму Стависскому, литовцам Маргарите Дробязко и Повиласу Ванагасу, израильтянам Галит Хаит и Сергею Сахновскому. И это далеко не полный перечень. Поэтому логично, что среди главных претендентов на медали в фигурном катании будут мелькать фамилии фигуристов тех стран, которые раньше в этом виде спорта особо не отличались. А нашим спортсменам, если таковые вопреки всему еще будут появляться, в борьбе за медали придется очень тяжело.

Технологическое отставание

Исключительно важную роль в зимних видах спорта играет техническое обеспечение. Мы помним, как часто ошибались наши тренеры с подбором смазки - как у лыжников, так и у биатлонистов. Правильно подобранная смазка - это 20 секунд преимущества на 10 км дистанции для спортсменов высокого класса с одинаковым уровнем подготовки. Много это или мало, можно оценить по тому, что дважды наши лыжницы проигрывали в борьбе за "золото" две-три секунды. Однако в нашей стране высококачественных смазывающих веществ просто не производят. Мы вынуждены закупать парафины и мази у западных фирм.

Винтовка наших биатлонистов состоит из ствола немецкой фирмы Anschutz, а все остальное производится в Ижевске. Полностью "своя" винтовка, как предполагают наши тренеры, возможно, появится только через год, после того как будет налажено сотрудничество с заводом. Трудно представить, что в таких же условиях готовятся лыжники и биатлонисты Германии или, скажем, Норвегии.

К чему приводит подобное отставание в технике, мы уже видели на примере конькобежного спорта. Накануне Олимпиады в Нагано многие команды уже вовсю осваивали hi-tech коньки - слэп-скейты (у них лезвие отрывается от пятки), обеспечивающие существенно более сильный толчок по сравнению с обычными коньками. Российские же спортсмены тем временем продолжали кататься на старых образцах. Когда спохватились, было уже поздно. Наши конькобежцы в Нагано не взяли ни одной медали.

Сегодня в коньках очередной виток технологических новинок. Появляется новое поколение обтекаемых комбинезонов, ботинки, лезвия со специальными загибами для лучшего преодоления поворотов. Над сталью для коньков работают в лабораториях, обслуживающих космическую индустрию США, и ожидают новой технологической революции. У нас же большинство спортсменов катаются на ширпотребовских коньках голландской фирмы "Викинг".

Внимание прессы

Невозможно рассчитывать на серьезные достижения в большом спорте без внимания СМИ к соответствующим спортивным дисциплинам. В России с этим сложилась по меньшей мере забавная ситуация. В стране, где зима длится едва ли не больше полугода, львиная доля публикаций посвящена футболу! Конечно, нужно пропагандировать и футбол, но, наверное, не не стоит забывать и о тех видах спорта, в которых Россия была традиционно сильна.

А то ведь доходит до абсурда: поражение сборной России по футболу на отборочных соревнованиях преподносится телевидением и прессой как национальная трагедия. Хотя, скажем, чемпионами мира мы не были ни разу. А нашу хоккейную сборную за поражение на чемпионатах мира в лучшем случае немного пожурят. И это при том, что титулов у нашего хоккея хоть отбавляй. Состояние с другими зимними видами спорта и того хуже. Такое впечатление, что для многих СМИ они начинают существовать только во время Олимпийских игр. В Норвегии, например, лучшие лыжники или биатлонисты возводятся в ранг национальных героев. О них говорят, они - кумиры подрастающего поколения. Результаты такого подхода налицо: одно поколение выдающихся норвежских лыжников с завидной регулярностью сменяется другим.

Отступление

Наконец, есть еще один момент, на который до последнего времени обращали мало внимания. Еще с советских времен наши функционеры от спорта избрали определенную стратегию подготовки к зимним Играм. Ставка делалась на пять исконно "наших" дисциплин, к которым относились коньки, лыжи, биатлон, хоккей и фигурное катание. С 1956-го по 1984 год такая стратегия была вполне оправданна. Ведь соотношение наших претензий на золотые медали к общему количеству разыгрываемых наград колебалось от 25 до 30%. И этот показатель практически гарантировал первое командное место на зимних Играх. Однако количество разыгрываемых комплектов наград с 1984-го по 2002 год выросло вдвое - с 39 до 78. Причем увеличение произошло в основном за счет не "наших" дисциплин - фристайла, сноуборда, шорт-трека, керлинга, скелетона. В итоге в 1998 году наш удельный вес в общем количестве разыгрываемых медалей сократился до 13%. В 2002 году наша доля упадет как минимум еще на 2%. В такой ситуации без расширения списка "наших" видов спорта соперничать с Германией или Норвегией за первые общекомандные места будет практически невозможно.

Хуже того, мы начинаем быстро терять позиции и в своих коронных видах спорта. Более или менее благополучно складывается ситуация в лыжах (и то лишь в женских). Во многом за счет них российская команда добивалась успеха на протяжении всех последних олимпийских циклов. Стоило нашим лыжницам немного оступиться, как сразу обнаружились серьезные проблемы с "золотым" запасом.

Однако и здесь начинается смена поколений. После Солт-Лейк-Сити намерены завершить свою спортивную карьеру наши прославленные лыжницы Лариса Лазутина, Ольга Данилова и Любовь Егорова. Пока равноценной замены им не видно (все надежды возлагаются на одну Юлию Чепалову), и есть все шансы, что с женской лыжной командой произойдет то же, что и с мужской, когда на протяжении десяти лет наши лыжники не становились призерами Олимпийских игр. Вот уже несколько олимпийских циклов наши тренеры уверяют, что надо только немного подождать, и в этом направлении будет прорыв. Но, как показали прошедшие Игры, воз и ныне там.

Безусловно, концентрация усилий на отдельных наиболее "медальных" и традиционных для страны видах спорта - единственно возможная тактика в условиях острого дефицита денежных средств. Однако это именно тактика - тактика отступления.