Фон для Бориса Абрамовича

Искандер Хисамов
11 марта 2002, 00:00

Если бы не российская прокуратура, очередного демарша Березовского никто бы не заметил

"А кто это такой?" - переспросил как-то Путин человека, спросившего его о Березовском. То был долгожданный сигнал российской публике, которой до смерти надоел заикающийся символ смутных времен. Мол, забудьте вы его, с ним кончено.

Сигнал оказался ложным. Российская власть не смогла не только покончить с Борисом Абрамовичем (в политическом, понятно, смысле), но даже просто сделать вид, что его нет. Спектакль, который этот олигарх устроил в день рождения Сталина 5 марта на лондонской сцене, не собрал бы и четверти своей аудитории, если бы ему не помогли из Москвы.

И режиссеры, и артисты с обеих сторон были бездарны, но - отдадим должное - московские были бездарнее. Березовский показал журналистам и английской публике документальное кино "Покушение на Россию", из которого должно было следовать, что московские дома в позапрошлом году взорвал Путин. Из него ничего не следовало, ничего не было добавлено к тому, что уже публиковалось в российских газетах и подтверждения не нашло. Березовский еще представил некоего причастного к взрывному бизнесу человека, который якобы имеет сведения, что сотрудники ФСБ когда-то откуда-то куда-то перевозили взрывчатку, но и это на серьезное обвинение не тянуло. Что признали в отчетах об этом событии западные СМИ, а само событие назвали рекламной акцией застоявшегося олигарха.

И чего бы Москве не проигнорировать ее? Так нет же, откуда-то высунулся представитель прокуратуры и по всем телевизорам погнал: Березовский помогал чеченским террористам, он финансировал их вторжение в Дагестан, он участвовал в похищении и убийстве генерала Шпигуна, и все это мы собираемся доказать, мы собираемся найти и допросить свидетелей, мы собираемся предъявить обвинение, мы собираемся подать в международный розыск. А чего же вы, милые, до сих пор не собрались, не нашли, не допросили, не предъявили и не подали?

Березовский - частное лицо, пусть даже очень богатое и неприятное. Его все-таки можно забыть. Лицо же чиновника, который нес всю эту непрофессиональную ахинею, - лицо Российского государства. И что мы на нем увидели? Да то, что пришел он на экран явно не по своей воле, что его начальнику позвонили сверху и потребовали доложить народу какие-нибудь компрометирующие факты, да похлеще и со свежатинкой, чтобы народ еще раз услышал, какой подонок этот Березовский, и чтобы вследствие этого не поверил Березовскому, что Путин закладывал гексоген в подвалы московских домов.

А еще мы увидели, что Генпрокуратура наша только сегодня стала собираться вести какие-то действия в отношении Березовского, а значит, поводом к этому стали его лондонские "разоблачения". Идиотизм ситуации усилило сообщение из управления той же самой Генпрокуратуры по Северному Кавказу - о том, что в материалах по делу о похищении и убийстве Шпигуна фамилия Березовского вообще ни разу не упоминается.

Видимо, для того, чтобы "наш ответ Березовскому" стал симметричным, прокуратура заявила, что у нее тоже есть какой-то человек, который всю подноготную про Абрамыча им рассказал - правда, только на пленку. Опять не получилось: у того был все-таки реальный мужчина, а у этих - призрак на видеокассете.

"Все зависит от фона", - сказал какой-то француз. Березовский объявил войну Путину (имеет право) и обещал предъявить уничтожающий компромат. И вот этот страшный день настал. Публика кровопролитиев ждала, а получилась слабенькая и неубедительная пиаровская поделка. Но даже она выглядит шедевром на фоне совсем уже тупых происков московских оппонентов. Получилось, что российские власти сыграли с Абрамычем в поддавки. Некоторые западные аналитики именно из реакции нашей прокуратуры, а не из инсинуаций Березовского, сделали вывод, что Москве есть чего бояться.

Это абсолютно ложный вывод. Во-первых, преступления, которые слишком сильно встряхивают общество, никогда не раскрываются, будь они совершены в Москве, Нью-Йорке или Ташкенте. Можно кого-нибудь быстренько поймать и казнить, как это сделано в Узбекистане, можно обнаружить в аэропорту машину, набитую коранами и инструкциями по вождению самолетов, как в Америке, можно найти следы гексогена у какого-то маляра и загнать его в кутузку, как в Москве. Нельзя убедить общество в том, что преступление раскрыто. Кто верит, что Кеннеди убил Освальд? Только те, кто хочет верить. Когда происходят такие дела, каждый человек моментально выносит свой приговор: это чеченцы, это арабы, это Буш, это Путин - кому что нравится. И никакой прокурор с фактами (тем более без них), и никакой Березовский с компроматом (тем более без него) никому ничего не докажет. Во-вторых, чисто технически и теоретически такие преступления способны расследовать и доказывать в полноценном судебном процессе только официальные органы, а уж они-то делают так, как надо политическому руководству.

В-третьих... да надо ли продолжать? Ведь стоит только взглянуть в глаза нашему представителю органов и послушать, что он говорит, и становится абсолютно ясно: эти глаза не продадут, а эти органы не способны на такое сложное действие, как взрыв дома.