Перезревшие плоды

Станислав Розмирович
заместитель директора Института менеджмента инноваций ВШБ НИУ ВШЭ
29 апреля 2002, 00:00

Наши чиновники по-прежнему плохо понимают, что такое критические технологии и интеллектуальный капитал

При появлении любого программного документа не столь важно, что в нем написано, важнее то, что в нем смогут прочесть. Не стали исключением и "Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу", обсуждавшиеся 20 марта на совместном заседании президиума Госсовета РФ, Совета безопасности РФ и Совета по науке и высоким технологиям.

Появившиеся отклики в прессе показывают, что два главных практических вывода большинство комментаторов "Основ" уже сделало. Первое: государство пообещало не обижать науку при дележе бюджетных денег и, по возможности, выделять на ее содержание до 4% бюджета, причем теперь деньги эти достанутся не всем, а только тем, кто сумеет доказать свою принадлежность к списку "приоритетных" и "критических" технологий. Второе: государство собирается провести тотальную инвентаризацию научных организаций, дабы наметить жертвы для "реструктуризации" (так на современном чиновном новоязе именуют ликвидацию). Вот эти-то выводы и есть смысл анализировать.

Что касается необходимости определить приоритеты развития науки и технологий, то мера эта из разряда "перезревших плодов". Первые подходы к решению этой проблемы были предприняты еще в середине 90-х, когда правительство утвердило список из 70 критических технологий. К 1998 году он сократился до 52 направлений. Сейчас предложен список из восьми укрупненных "приоритетных направлений" (при ближайшем рассмотрении охватывающих все, что только можно охватить). В дальнейшем этот список будет конкретизирован - вновь составляемым перечнем "критических технологий". Попадание чьей-то научной тематики в список "критических" сулит ее разработчику доступ к бюджетным деньгам, так что одной из главных интриг ближайшего времени будет сам перечень.

Скорее всего, детали увлекательнейшего процесса составления списка для широкой общественности так и останутся неведомыми. Романтики питают надежды, что где-то уже сидят избранные мудрецы, неторопливо обсуждающие пути инновационного будущего России, урчат суперкомпьютеры, перебирая горы информации, рождаются под пером государственных мужей священные списки проектов. Циники же подозревают, что все будет проще и привычнее: вновь академики и директора институтов будут доказывать исключительную ценность подчиненных заведений, а государственные интересы будут принесены в жертву лоббизму.

Изменить привычный порочный ход событий может только широкое публичное обсуждение методологии отбора "критических технологий". Думаю, если бы власть ясно выражала интерес к такому обсуждению и демонстрировала волю принять выработанные подходы, то эта дискуссия могла бы привлечь к себе внимание не только научного сообщества, но и достаточно широких кругов предпринимателей, политиков, журналистов. К такому обсуждению вполне могли бы подключиться и наши ученые, живущие за рубежом, и авторитетные зарубежные специалисты.

Что касается второго практического вывода из "Основ" - здесь многое, если не все, будет зависеть от того, как его интерпретируют непосредственные исполнители. А интерпретации уже прозвучали. Не успели еще высохнуть чернила на решениях высокого совещания, как губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев поспешил заявить, что администрация города намерена провести инвентаризацию научных учреждений северной столицы, так как часть научных учреждений, расположенных в городе, занимает, по его мнению, излишние площади. Похоже, наши чиновники плохо понимают, что инвентаризация научно-исследовательского института отличается от инвентаризации склада. А потому ценности, которыми будут интересоваться организаторы этой акции, - это имущество НИИ и денежные потоки, которые через них проходят. Остается надеяться только на то, что в процессе неизбежного сопротивления этому начинанию кто-нибудь сможет довести до сознания наших государственных мужей, что главное имущество научно-исследовательской организации - это не стены института и не земля, на которой он стоит. Главное ее богатство - интеллектуальный капитал, который создавался не один год и который при грамотном менеджменте может приносить значительно большую прибыль, чем привычная сдача в аренду площадей.

Многие наши институты влачат жалкое существование, и это прямое следствие неквалифицированного внутреннего менеджмента, пользующегося отсутствием внятной политики главного собственника - государства, которому полностью принадлежит свыше 70% институтов. Единственным рациональным действием в этой ситуации со стороны рачительного собственника было бы провести не инвентаризацию, а технологический аудит, предусматривающий комплексную оценку интеллектуального капитала, анализ имеющихся в НИИ или лаборатории технологий, опыта и знаний, обладающих коммерческим потенциалом. Сочетание же технологического аудита и обязательного консалтинга позволяют определить наиболее эффективные организационные формы для осуществления исследовательской деятельности, а также выявить дополнительные возможности взаимодействия между учеными, предприятиями и властными структурами. Дело это, конечно же, сложное, долгое, не предполагающее перераспределения материальных ценностей, а потому для чиновников - малоинтересное.