Эхо мутного кредита

Повестка дня
Москва, 13.05.2002
«Эксперт» №18 (325)
Дело по обвинению высоких чинов Центробанка в выдаче сомнительного кредита банку "СБС-Агро" имеет неважные судебные перспективы. Что никак не умаляет важности задачи пересмотра политики ЦБ в отношении системообразующих банков.

Замоскворецкий межмуниципальный суд Москвы объявил перерыв в рассмотрении дела по обвинению заместителя начальника Московского теруправления ЦБ Александра Алексеева в превышении должностных полномочий при выдаче в 1998-1999 годах кредитов в размере 5,8 млрд рублей (по тогдашнему курсу это около 300 млн долларов) "на финансовое оздоровление банка 'СБС-Агро'". Превышение должностных полномочий, по данным обвинения, состоит в том, что при выделении кредита г-н Алексеев не дождался исполнения условий, которыми был обставлен договор, (в частности, назначение на руководящие должности в банке рекомендуемых ЦБ кандидатур, а также представление в ЦБ плана финансового оздоровления СБС), что, по мнению следствия, обусловило факт невозврата кредита.

Суд допросил первого заместителя председателя Центробанка Татьяну Парамонову, которая заявила, что не видит в действиях Алексеева никаких нарушений. Парамонова также не согласна с тем, что государству действиями Алексеева был причинен какой-либо ущерб, поскольку срок возврата кредитов отсрочен для "СБС-Агро" на 25 лет в соответствии с мировым соглашением кредиторов, утвержденным в прошлом году.

С точки зрения буквы закона к центробанковским чиновникам действительно трудно придраться. Тем более лично к г-ну Алексееву, который в темной истории спасения СБС, конечно, не более чем "стрелочник". Вряд ли для кого-то секрет, что решение о кредитах принималось тогдашним руководством ЦБ. Даже из информпрограмм ОРТ в те дни не стали вырезать взволнованные лица главы СБС Александра Смоленского и его архивлиятельного в ту пору компаньона Бориса Березовского, осаждавших приемную Виктора Геращенко. Впрочем, и экс-руководителю ЦБ опасаться нечего. Выдача кредита, пусть и рискованного, одному из системообразующих фининститутов в разгар банковского и платежного кризиса - дело в рамках уголовного права никак не подсудное. Именно макроэкономическую значимость тех денег подчеркивала в суде и г-жа Парамонова: "После дефолта социально-экономическая ситуация в стране была крайне сложной, и необходимо было развязать узел неплатежей".

Можно, правда, спросить, почему спасительные миллиарды в те лихие месяцы не получили, скажем, "Онэксим", "Менатеп" или "Российский кредит", обладавшие не меньшими числом клиентов и весом в платежно-расчетной системе. Но, как говорится, со свечкой никто не стоял, а все обвинения в заведомой невозвратности предоставленных СБС кредитов и "откатной" технологии их выдачи всегда можно списать на происки недоброжелателей.

Более же важный вопрос состоит в том, надо ли спасать частный банк, если платежи компаний можно успешно проводить по подконтрольной ЦБ системе расчетно-кассовых центров (эта альтернативная система расчетов подтвердила свою эффективность как раз в разгар кризиса), а обязательства перед кредиторами и вкладчиками урегулировать в рамках стандартных процедур банкротства.

Остается надеяться, что новое руководство ЦБ займет принципиальную позицию по отношению к неплатежеспособным банкам. Недавний решите

Новости партнеров

«Эксперт»
№18 (325) 13 мая 2002
Макропрогноз
Содержание:
Наука и технологии
На улице Правды
Реклама