Кислород для ангелов

28 октября 2002, 00:00

В 50-е годы сумасшедшим успехом у публики пользовался эстрадный жанр под названием "парный конферанс". Бунчиков и Нечаев со своими куплетами были непременными участниками любого концерта. Сейчас жанр неожиданно воскрес, причем не в Театре Эстрады, а на самой интеллектуальной, обшарпанной и авангардной площадке столицы - в "Театре.doc". Здесь выпустили два новых спектакля - "Кислород" и "Ангелы/Андроиды". Каждый играется двумя артистами, хотя за глаза хватило бы и одного.

"Кислород" Ивана Вырыпаева играют сам Вырыпаев и Арина Маракулина. Вырыпаев в этом дуэте за главного, Маракулина - на подтанцовке. Еще на сцене присутствует диджей - молча меняет пластинки и скромно улыбается на поклонах. "Кислород" - это история двух Саш, Шурика и Александры. Первый Саша убил свою жену и влюбился во вторую Сашу. Вторая Саша, москвичка, приехала к нему в маленький подмосковный городок, но поняла, что такая жизнь не для нее. В спектакле "кислород" - это не новейший наркотик, как можно подумать, вслушиваясь в сбивчивую, взвинченную речь Вырыпаева, а метафора. Красивая девушка, например, это "кислород". А некрасивая -. наоборот. "Трава" - это "кислород". А водка -. нет.

По жанру "Кислород" - стопроцентный монолог. В нем нет двух точек зрения, нет спора, нет даже разговора. К финалу, когда Вырыпаева пробивает на пафос, рыжая и обаятельная Маракулина остается вообще не у дел. Это, кстати, самый неудачный момент спектакля. "Люди, родившиеся в начале семидесятых и живущие в третьем тысячелетии, что с вами будет?!" - ни с того ни с сего восклицает Вырыпаев. И еще минут десять мучит нас извечными вопросами типа "Русь, куда несешься ты?!".

Та же ненужная серьезность портит "Ангелов/Андроидов" - совместно написанное и разыгранное сочинение сетевой писательницы Линор Горалик и главного редактора "Книжного обозрения" Александра Гаврилова. Целый час нам рассказывают уморительные байки про хомячков, котов, игуан, ежиков, рыбок-мышек. А к финалу вдруг выясняется, что эти милые зверушки участвуют во вселенском заговоре с целью уничтожить весь род человеческий. И, чем отдавать приблудным котятам свою сметану, лучше посмотреть им в глаза и выяснить, кто же они нам - враги или друзья.

"Ангелы/Андроиды" - это диалог, но тоже ненастоящий. В то время как Горалик со сцены потешает публику рассказами про домашних животных, Гаврилов тушуется поодаль, помалкивая, улыбаясь и встряхивая кудрями. Он здесь играет ту же роль, что Маракулина в "Кислороде", - обеспечивает партнеру моральную поддержку, вовремя подает реплику, понимающе хихикает, не дает затянуться паузе.

Выйти к битком набитому молчащему залу в одиночку и от первого лица рассказать, что такое кислород и как кормить игуану, авторы не решаются. Но, может быть, стоит рискнуть? Зрителям-то интересно именно это - как отдельный, ни на кого не похожий человек, стесняясь и преодолевая зажим, рассказывает что-то свое.