В ожидании капиталов

Спецвыпуск
Москва, 04.11.2002
«Эксперт» №41 (347)
Петербургский деловой мир несет на себе отпечаток городской психологии и истории. Рыночного в нем спокон веку было мало. Развиваться он сможет лишь тогда, когда на невские берега придет московский и иностранный капитал

Манеры ведения дел в купеческой Москве и чиновном Петербурге различались изначально - Петербург развивался по преимуществу как центр оборонной промышленности. Собственниками ее были казна или иностранцы, а заказчиком - государство. Прибыльность заказа определялась характером отношений между администрацией предприятий и важными министерскими чинами. Рыночного во всем этом было немного.

Москва выросла на обслуживании внутреннего рынка. Знаменитые московские миллионщики - Рябушинские, Морозовы, Прохоровы, Гучковы - разбогатели на ситце. Между коробейником, разносившим платки и косоворотки по деревням, и мужиком, их покупавшим, никакого бюрократического средостения не было. Доходность предприятий определялась себестоимостью и качеством товара. Ровно то же было и с торговлей. Первопрестольная стратегически расположена более выгодно по отношению к внутренним рынкам - вокруг густонаселенные губернии центра, а вокруг Питера - на сотни верст финские болота. Не расторгуешься.

С начала XIX века естественная конкуренция между двумя городами обретает политические формы. Для Замоскворечья петербургский чиновник - трутень, требующий взяток (в виде бесконечных бюрократических согласований). Оттого в Думу буржуазная Москва посылала прогрессистов и кадетов. Если была у предреволюционной феодальной России буржуазная альтернатива, то она была именно московской.

После 1918 года роли двух столиц должны были, казалось бы, перемениться. Бюрократия перекочевала в Москву. Но и в новых рыночных условиях Москва по-прежнему остается по преимуществу купеческой, а новый Санкт-Петербург - чиновным. Тому есть несколько причин. Прежде всего та, что и в советские годы военно-промышленный комплекс, многократно увеличившись, оставался доминирующей отраслью городской экономики. Пережив в 90-х годах глубокий спад, ВПК (особенно та его часть, что связана с авионикой и флотом) отчасти начал восстанавливаться. Но доходы и зарплаты работников оборонки зависят не только от технологий и мастерства выпускников Военмеха и Корабелки. Они определяются инстанциями - теперь по преимуществу московскими.

Московское деловое сообщество любит жаловаться на чиновников мэрии и интриги в кремлевской администрации. Однако в столице есть два центра власти - один в Кремле, другой на Тверской, и это позволяет лавировать. Бизнес олигархический тянется к Кремлю, а огромный московский внутренний рынок обеспечивает сравнительное процветание бизнеса малого и среднего.

В Петербурге до последнего времени был только один центр власти - Смольный. До Кремля далеко, а до площади Пролетарской диктатуры - рукой подать. Вот в северной столице, как и в большинстве губернских центров, сложилось бизнес-сообщество, тесно связанное с властью. Впрочем, Смольный регулирует не все виды бизнеса. Тесные связи с чиновниками исторически сложились у ТЭКа, строителей, страховщиков, отчасти у торговли и масс-медиа. Словом, у всех тех отраслей, которые напрямую зависят от землеотвода и городского заказа. И в этих сферах в городе существу

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (347) 4 ноября 2002
    Терроризм
    Содержание:
    Опозоренный "меч ислама"

    Кровавая авантюра с захватом заложников в Москве не оставила России никаких возможностей мирного урегулирования чеченского конфликта

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама