Европа должна снова объединиться

Олег Храбрый
31 марта 2003, 00:00

- Конфуз, - так в беседе с корреспондентом "Эксперта" сформулировал свою оценку начала военной кампании США и Великобритании в Ираке заместитель директора французского Института международных отношений Доминик Мойси. - Американские военные стратеги постарались учесть много факторов, но не учли главного - арабского национализма. Иракцам может не нравиться режим Саддама Хусейна, но они явно не хотят быть "освобождены" американцами. И это все меняет. Американцы думали, что иракское сопротивление мгновенно улетучится. Но патриотизм иракцев стал большим сюрпризом. Они сопротивляются.

- Что принципиально изменило позицию Франции и сделало ее более жесткой в отношении тогда еще будущей военной операции? Ведь даже вы были уверены, что в последний момент Париж примкнет к коалиции войны.

- Да, мне казалось, что Франция не решится окончательно разрушить свой союз с США и поступит так же, как в девяносто первом году - в последний момент поддержит операцию. Я ошибся. Жак Ширак выбрал путь четкого следования процедурам ООН. Он прекрасно уловил настроения здесь, во Франции, ведь подавляющее большинство французов выступают против войны. Сопротивление Ширака давлению Буша нарастало постепенно. Его все больше раздражало поведение американцев. В конце концов Париж нашел для себя особую роль - выступил от лица мирового движения сопротивления гегемонии США. Французский президент решил стать его лидером. Будь я на его месте, я бы не стал так себя вести. Франция всегда занимала позицию между Великобританией и Германией и даже в этот драматичный момент должна была прежде всего добиться единой позиции Европейского союза. Но я не французский президент.

- Но что такая позиция Франции может означать для будущего Европейского союза?

- Компромисса между франко-немецкой и англо-испанской позициями пока быть не может. А раз его нет, нет и единой политики европейцев. Но в будущем компромисс будет нужен. Если мы не можем договориться по вопросам войны, нам придется договариваться по вопросам мира. Когда война все-таки закончится, Европа должна будет соответствовать новой ситуации.

- Но Ширак сделал достаточно недвусмысленные и жесткие замечания в адрес будущих членов ЕС, которые поддержали США...

- И все же это ошибка - бросать обвинения в адрес стран Центральной и Восточной Европы, даже если их позиция вызывает неприятие. Да, они подписались под письмом в поддержку США, никого не поставив об этом в известность. Но они стремятся к евро-атлантической идентичности. Они не могут выбирать между отцом и матерью. Когда все упирается в проблемы безопасности, вполне логично для них было думать прежде всего о поддержке США, а не Европы.

- Недавно в "Вашингтон пост" появилась статья под названием "Америка забыла Россию", в которой американские аналитики сожалеют, что не уделили достаточного внимания позиции Москвы. Президент Путин колебался, но разделил все-таки французскую позицию. Что вы думаете о перспективах альянса Франции, Германии и России?

- Я думаю, что перспективы этого тактического союза туманны. Россия сохранит тесные отношения с США. Я не думаю, что сегодня имеет смысл рассуждать в терминах альянса девятнадцатого века. Если Франция действительно серьезно намерена создать мощную систему безопасности и обороноспособную армию в Европе, она нуждается в поддержке Великобритании. У тройственного союза нет стратегического будущего. Эти три страны свела вместе оппозиция войне. Другие вопросы вряд ли их объединят.

- Что значат антивоенные демонстрации в Европе сегодня - это единый фронт или некая разношерстная масса?

- В Европе всегда было сильно гражданское общество. Говоря "Нет войне!", оно говорит сегодня еще и "Нет Америке!" Но в этих манифестациях участвуют люди с самыми разными убеждениями. Их объединил сегодня антивоенный консенсус в Европе.

- Вы одним из первых заговорили о сомнительном будущем НАТО. Какую роль США уготовили Европе и ООН после окончания войны?

- Европа в любом случае будет жестко сопротивляться попыткам американцев установить в Ираке колониальный контроль. Она едина во мнении, что контроль над Ираком как можно быстрее должен быть возвращен самим иракцам. А если уж это невозможно, тогда Организации Объединенных Наций. Европейское участие в процессах восстановления страны будет очень активным.

- Какое развитие событий Франция посчитала бы благоприятным для себя?

- Воссоздание единой европейской позиции. Франция должна достичь консенсуса с другими европейскими партнерами - прежде всего с Великобританией, Испанией и Италией.

- Чем Франция вынуждена будет пожертвовать ради этого?

- Война когда-нибудь закончится. Режим Саддама падет. Нужно будет отвечать новым вызовам времени. Каковы они будут - посмотрим.