Опера-невидимка

Культура
Москва, 28.04.2003
«Эксперт» №16 (370)

Согласно рекламным анонсам, новая постановка оперы "Руслан и Людмила" готовилась в Большом театре на основе "ранее неизвестных партитур Михаила Глинки". Речь шла о рукописях классика, найденных известным композитором и ученым, научным консультантом театра Евгением Левашевым. В архивах Санкт-Петербурга, Берлина и Москвы он разыскал собственноручно написанные Глинкой первые варианты партитур "Руслана и Людмилы" и "Жизни за царя", считавшиеся утраченными. Кроме того, ученый обнаружил в архивах автографы симфонических произведений Глинки, среди которых оказались ранее неизвестные пьесы. Наконец, заодно выяснились почти детективные обстоятельства перепродаж рукописей, подробности спорных завещаний, касавшихся партитур, и судебных дел, связанных с автографами Глинки.

Это открытие поспешили приравнять к обретению Янтарной комнаты или неизвестных автографов Пушкина. Но если историческая значимость музыкальной находки велика, театрального события она все же не составляет: в обнаруженных нотах нет ничего, что бы принципиально изменило взгляд на оперу Глинки (пара десятков неизвестных прежде тактов в популярном рондо Фарлафа - не исключение). Да и об открытии говорить можно с натяжкой: неизвестные ноты никто особенно не прятал, у исследователей попросту не доходили до них руки.

Иными словами, сенсация оказалась мнимой. Столь же эфемерным вышел и театральный образ оперы. Петербургский режиссер Виктор Крамер и сценограф Александр Орлов поставили ее в статичном полуконцертном варианте. Они соорудили на сцене трехгранные призмы, на вершинах которых расставили хористов, а главных героев, одетых в причудливые костюмы, рассадили на стульях с высокими зеркальными спинками посреди сцены. Это минималистское решение избавило постановщиков от аляповатости, но не спасло зрителей от скуки. Исполнение оказалось аккуратным, но не более того. Знаменитые арии Людмилы (Екатерина Морозова) и вокальный хит - рондо Фарлафа (Василий Гильманов) прозвучали тускло. Герой-любовник Руслан (Тарас Штонда) так переживал потерю невесты, что совсем позабыл о чистоте интонации и фразировке. Лишь Баян (Максим Пастер) и Горислава (Мария Гаврилова) напоминали о том, что мы находимся на спектакле Большого театра.

Таким образом, опера "Руслан и Людмила" в этой акции предстала словно в той самой шапке-невидимке, с помощью которой героиня пряталась от Черномора.

Новости партнеров

«Эксперт»
№16 (370) 28 апреля 2003
Поглощение
Содержание:
ЮКОС + "Сибнефть" = ЮКОС

В объявленном слиянии нефтяных компаний не вызывает сомнений пока только одно: кто-то из крупнейших акционеров "Сибнефти" продал свои акции ЮКОСу. Остальным акционерам "Сибнефти" ничего не остается, кроме как договариваться с ЮКОСом о взаимовыгодных принципах поглощения

Международный бизнес
Наука и технологии
Культура
Реклама