Резервы есть и будут

Пик нефтедобычи в мире наступит лет через тридцать-сорок, и после этого произойдет не резкое падение, а медленное снижение добычи, которое растянется на десятилетия, считает председатель правления компании Cambridge Energy Research Associates (CERA) Даниэль Ергин, автор "Добычи" - настольной книги многих западных и российских нефтяников

- Нефтяной рынок вошел в полосу высоких цен. Согласно недавнему отчету американского Министерства энергетики, в 2025 году цены вырастут до 51 доллара за баррель. Как вы это прокомментируете?

- Действительно, рынок нефти переживает один из самых напряженных периодов за последние годы, поскольку резко возросло количество влияющих на него факторов. Это не только стандартные спрос и предложение (влияние которых усилилось из-за их постоянных и быстрых колебаний), но и такие факторы, как ситуация вокруг Ирака и Ближнего Востока, а также влияние на рынок сырьевых трейдеров. Последние два фактора накручивают цены на фоне очень быстро растущего спроса. Китай в 2003 году стал вторым крупнейшим импортером нефти в мире. Быстро растет потребление в Индии и других азиатских странах. В 2004 году, по нашим прогнозам, спрос вырастет на 1,6 миллиона баррелей в день - это в два раза больше средних темпов роста спроса в течение последних пяти лет. Если в 2003 году, когда спрос тоже рос очень быстро, он увеличился на 2,5 процента, то в нынешнем он увеличится на 3,1 процента.

- Возможно ли, на ваш взгляд, повторение ситуации 1997-1999 годов, когда цены на нефть были очень низкими?

- Проблема 1998 года заключалась в глубоком экономическом кризисе в Азии. Давайте посмотрим на прогнозы экономического роста в мире, особенно в Азиатском регионе, на 2004 год: многие экономисты предсказывают, что темпы роста в этом году будут самыми высокими за последние двадцать-двадцать пять лет. Поэтому причин ожидать серьезного падения цен сейчас нет. Другое дело, что цены могут скорректироваться вниз в результате или роста предложения на рынке, или нормализации политической обстановки, или, например, замедления темпов роста ключевых экономик.

- Вы упомянули Китай и Индию в качестве центров роста спроса на нефть. Однако китайская экономика, по мнению ряда экономистов, перегрета, и темпы ее роста в ближайшие годы могут замедлиться вслед за торможением инвестиций. Вы думаете, это может создать проблему для нефтяного рынка?

- Китайская экономика действительно находится сегодня в сложном положении - инвестиции обеспечивают половину роста ВВП, и это самый высокий показатель с начала рыночных реформ. Власти Китая по понятным причинам озабочены высокой зависимостью роста от инвестиций. Поэтому, по-видимому, Китай постарается немного охладить свою перегретую экономику. Что, в свою очередь, несколько снизит давление на нефтяном рынке. Но каким бы ни было снижение темпов роста в Китае, они все равно останутся довольно высокими, поэтому нулевого спроса на нефть с его стороны явно не будет.

- Если же взглянуть на другую сторону рыночного равновесия - на предложение, то откуда на рынок будет поступать новая нефть?

- Во-первых, конечно же, это будет Персидский залив с его громадными нефтяными запасами. Во-вторых, в поставках нефти на мировой рынок очень значительно может вырасти роль бывшего СССР - России и Каспийского региона. К 2025 году их роль может соответствовать той роли, которую сегодня играет Персидский залив. Третьим быстрорастущим регионом становится Западная и Северная Африка. Эти три региона обеспечат основной прирост добычи нефти в грядущие десятилетия. Некоторые нефтедобывающие страны, сейчас незначительно использующие свой потенциал, могут занять более серьезные позиции. Например, в апреле были отменены санкции США против Ливии. Вероятно, мы уже очень скоро увидим приход западных инвестиций в нефтяной сектор Ливии, что позволит ей увеличить добычу. Открытие рынка для иностранного капитала ожидается и в соседнем Алжире. Эти страны на протяжении десятилетий были закрыты для западных компаний, поэтому приход новой технологии может позволить значительно увеличить добычу.

- Саудовская Аравия начала открывать свои газовые ресурсы для иностранного капитала, например для российского "ЛУКойла". Но свои нефтяные ресурсы она для иностранцев не открывает, несмотря на их совершенно гигантский размер. Как вы считаете, получат ли иностранные компании возможность работать на этих месторождениях?

- Я думаю, что власти Саудовской Аравии решают сложную проблему: как, с одной стороны, привлечь в страну иностранный капитал, а с другой - сохранить доходы от добычи и экспорта нефти для решения социальных проблем быстро растущего населения страны. Скорее всего, они постараются решить для самих себя этот вопрос в ближайшие годы. И многое будет зависеть от того, что произойдет с нефтяным сектором в Ираке - придут туда иностранные компании или нет, на каких условиях они будут работать и так далее. Развитие событий в Ираке повлияет на ситуацию в нефтяном секторе на всем Ближнем Востоке.

- Ситуация в Ираке продолжает оставаться нестабильной уже на протяжении долгого времени. Саботаж и отсутствие порядка мешают возвращению Ирака на мировой рынок нефти. Вы думаете, эта нестабильность будет влиять на нефтяной рынок еще долго?

- Наверное, да. Из-за нестабильности в стране цены на нефть получают "военную премию": теракты, вооруженные стычки и акты саботажа не могут не нервировать такой волатильный рынок, как нефтяной. И такая ситуация продлится до тех пор, пока рынок не увидит, что в стране действительно происходит политическое урегулирование.

- В последние годы ОПЕК показал себя очень эффективным картелем, оперативно изменяя предложение на рынке для коррекции цен в желательном направлении. Вы думаете, ОПЕК будет столь же успешен и в будущем?

- Да, ОПЕК проявлял высокую дисциплину в последние годы. Но это отчасти связано не только с доброй волей участников картеля, но и с тем, что политически нестабильной была Венесуэла - традиционно самый "непослушный" участник картеля. Сейчас добыча в Венесуэле находится на уровне более низком, чем пять лет назад, не из-за квот, а из-за многомесячных забастовок. Поэтому политические риски встраиваются в цены на нефть не только на уровне "военной премии", но и непосредственно через предложение на рынке. И хотя высокие цены на нефть - это хорошие новости для экспортирующих нефть стран, в ОПЕК прекрасно понимают, что слишком высокие цены могут представлять угрозу в среднесрочной перспективе, поскольку они снижают глобальные темпы роста и рост в США. Более того, в выборный год ОПЕК не захочет превратиться во "врага" в глазах американцев, что возможно в ходе предвыборной кампании в Соединенных Штатах, если цены будут очень высокими.

- В последние пять лет ОПЕК пытался создать механизм сотрудничества с независимыми экспортерами - Россией, Норвегией и другими. Однако успеха картель в этом не добился. Возможно ли, что ОПЕК и другие крупные экспортеры нефти могут создать некий альянс? Или они будут преследовать собственные цели?

- Перспективы подобного альянса несколько сомнительны. Потому что у независимых экспортеров действительно иная стратегия - им важно быть за пределами картеля для увеличения добычи. В краткосрочной перспективе нельзя исключить, что ОПЕК и независимые экспортеры могут принимать решения, направленные на достижение общих целей. Но для этого нужна совсем иная ситуация на рынке - например, резкое падение цен. В такой ситуации можно представить общие действия. При нынешних же ценах более вероятна конкуренция, нежели сотрудничество.

- Как вы оцениваете развитие российской нефтяной отрасли в последние годы?

- Феноменальный рост российской нефтедобычи - на 45 процентов с 1999 года - удивил очень многих на Западе и в ОПЕК. Потому что никто не ожидал, что в России так быстро начнут применять новые технологии нефтедобычи и введут новую систему управления в нефтяных компаниях, интегрировав российскую и международную практику. И в этом сыграли свою роль не только крупные компании, но и множество мелких.

- Некоторые аналитики предсказывают, что через двадцать лет нефть перестанет быть важным энергетическим сырьем, или же говорят о том, что запасы скоро кончатся. Как вы относитесь к таким прогнозам?

- Разговоры о том, что нефть скоро закончится, ведутся многие десятилетия. Я думаю, что пик нефтедобычи в мире наступит лет через тридцать-сорок, и после этого произойдет не резкое падение, а медленное снижение добычи, которое растянется на десятилетия. Я уверен, что нефть еще надолго останется весьма важным видом сырья, как и природный газ, роль которого будет только увеличиваться. Поэтому параллельно с дальнейшим ростом нефтяного рынка будет происходить еще более быстрый рост торговли сжиженным газом.

Совершенствование технологий позволит добывать больше нефти, чем полагали раньше, поэтому страхи по поводу скорого исчерпания резервов значительно преувеличены. Здесь будет уместно напомнить, что впервые эти страхи появились еще в 1870-х годах, когда инвесторы стали избавляться от акций американских нефтяных компаний. Они были испуганы сообщениями, что добыча на пенсильванских месторождениях падает, поэтому спешно продавали акции, поскольку "нефти за пределами Пенсильвании нет". Понятно, что они оказались неправы.

Лондон