Прощание на мажорной ноте

Андрей Виньков
13 сентября 2004, 00:00

Корпоративное право в России собираются привести в цивилизованный вид. В результате основные акционеры получат возможность превратить подконтрольные им публичные компании в частные

Уныние воцарилось на фондовом рынке этим летом. Традиционный спад деловой активности усилился последующим кризисом в банковском сегменте, что отразилось, в частности, и на кредитоспособности ряда эмитентов. Негативный фон создавало "дело ЮКОСа". А тут еще новая напасть - грозит свернуться до нуля существенный кусок фондового рынка размером как минимум в 3 млрд долларов. Рухнули "бычьи" надежды фондовиков. И все благодаря новым законодательным инициативам - поправкам к закону "Об акционерных обществах", которые получили название "Законодательная инициатива по вытеснению миноритарных акционеров".

Последний крестовый поход

В конце июня четыре депутата от фракции "Единая Россия" внесли в Государственную думу поправки в закон "Об акционерных обществах". Эти поправки прошли первое чтение с молниеносной скоростью - практически за неделю. А значит, был задействован действительно мощный лоббистский ресурс. О чем же идет речь в поправках, что так резво прошли под закрытие Федерального собрания на каникулы?

О том, что владельцы миноритарных пакетов акций обязаны продать свои доли собственнику, консолидировавшему более 90% акций общества, если тот обратится к ним с таким требованием. Цену такой сделки определит независимый оценщик, оплату работы которого произведет мажоритарный акционер. В случае отказа или неосведомленности миноритариев крупнейший владелец сможет переписать ценные бумаги на себя уже через 45 дней, перечислив деньги на депозит нотариуса. По сути для миноритариев это будет таким предложением, от которого невозможно отказаться. В общем, похоже, те мажоритарии, что склонялись к мысли о создании на базе консолидированных ими активов частной структуры, решили пойти в последний крестовый поход на назойливых миноритариев и всех тех, кто хоть как-то может посягнуть на их собственность или финансовые потоки контролируемых ими структур.

Однако назойливые "сарацины" в лице западных инвестиционных фондов не могут примириться с такой несправедливостью. Они не только не согласны с такими поправками, но и считают их неправомерными. Представители инвестиционной компании Prosperity Capital Management эту законодательную инициативу назвали даже "насильственным лишением собственности". Казалось бы, в чем же насилие? Ведь подобная практика существует и на Западе. Так называемый механизм squeeze out low, когда из публичной компании можно создать непубличную (частную), есть во многих странах мира.

Вот что говорит представитель "потенциально потерпевшей" стороны - директор по корпоративным исследованиям инвестиционной компании Hermitage Capital Management Вадим Клейнер: "Справедливость существования такого рода механизма в остальных странах никто не ставит под сомнение, поскольку там существуют условия, на которых мажоритарии 'справедливо' платят за выживание миноритариев. Но вот в российской версии squeeze out low ни миноритарные акционеры, ни вообще какая-либо третья сторона в процедуре оценки, согласно новому закону, не смогут поучаствовать". Действительно, как только будет оглашена назначенная оценщиком цена, сделка практически и завершается. При этом у миноритариев, сколь бы мала ни была эта цена, нет никакой возможности остановить сделку. Единственное, что они смогут сделать, - обратиться в суд и оспорить эту самую "справедливую" цену, и то лишь после завершения сделки. Но даже не это самое страшное. "Оценщики, труд которых оплачивается мажоритарным акционером, всегда будут оценивать в одну сторону, - говорит Вадим Клейнер. - Даже в силу объективных обстоятельств у них будут основания для 'нужной' оценки".

Дело в том, что мажоритарные акционеры в России практиковали различные способы уменьшения стоимости компаний. Например, за счет трансфертного ценообразования из многих компаний прибыль выводилась в течение десятилетий. Поэтому, даже когда оценщик действует непредвзято, оценка будет максимально низкой. Вообще-то в таком случае должна быть введена материальная ответственность оценщиков за те убытки, что они наносят своей оценкой. Но пока этого законом не предусмотрено. "Много чего российским законом не предусмотрено, из-за чего принятие этих поправок носит вредительский характер", - восклицает г-н Клейнер.

Кнут сейчас, пряники потом

Инициаторы поправок говорят: законопроект нужен, чтобы исключить вероятность корпоративного шантажа и предоставить контролирующему акционеру возможность сделать свою компанию частной. Кроме того, чтобы задобрить миноритариев, Минэкономразвития, Минфин и комитет по собственности Госдумы, обещают свои "пряники". К примеру, со стороны комитета по собственности есть предложения резко поднять уровень требований к публичным компаниям: по составлению отчетности, по обязательности выплаты дивидендов, по раскрытию информации (см. "Мажор-дозор"). Но, по словам фондовиков, ни одного другого документа пока не было представлено общественности, в то время как обсуждаемые поправки о squeeze out low уже приняты в первом чтении.

В случае принятия поправок под их действие, по оценкам Hermitage Capital Management, подпадет собственность 188 тыс. акционеров на сумму более 3 млрд долларов. Последствия этого как для фондового рынка, так и для российской экономики в целом могут быть весьма печальными. "По сути новый закон как дамоклов меч будет висеть над каждой компанией. Ведь если сегодня в компании, акциями которой вы владеете, нет акционера с девяностопроцентной долей, то завтра он может появиться. Трем-четырем крупным акционерам легко договориться и сыграть в игру 'Слабое звено', - говорит Вадим Клейнер. - Новыми законодательными инициативами просто-напросто стимулируется дальнейшее разрушение стоимости российских компаний. У мажоритария появляется стимул усилить свое движение в части трансфертного ценообразования, вывода активов и так далее, чтобы, когда он захочет уже окончательно выкупить компанию и пригласит для этого оценщика, там не осталось камня на камне".

В общем, похоже, что суждено погибнуть надеждам западных инвесторов на то, что публичные компании в России повернутся лицом к своим акционерам. Некоторые из этих компаний, впрочем, действительно начали отказываться от сделок с аффилированными лицами, заговорив об IPO. Это привело многих инвесторов в такой восторг, что на российский фондовый рынок влился солидный поток западных инвестиций. Еще бы, ведь многолетняя практика ущемления прав миноритарных акционеров в России привела к тому, что российские акции стали торговаться со значительным дисконтом, даже в сравнении с другими развивающимися рынками. Если бы эта практика прекратилась, фондовики могли бы рассчитывать на четырехсот-пятисотпроцентную отдачу своих инвестиций. Но теперь инвесторы будут, судя по всему, мечтать о том, как бы повыгоднее избавиться от недооцененных неликвидов, акций второго эшелона и т. п. Поток инвестиций Запада на наш фондовый рынок тоже начнет иссякать.