Иногда они возвращаются

Культура
Москва, 14.02.2005
«Эксперт» №6 (453)

В Москву в конце февраля приезжает Карлос Кастанеда - чтобы поучаствовать в презентации своей новой книги "Отшельник", выходящей в издательстве "АСТ-Пресс". Приезжает и приезжает - ничего особенного в таком поступке нет. Побывал же на позапрошлой Московской книжной ярмарке Пауло Коэльо - и ничего, обошлось без народных волнений, разве что отечественные поклонники несколько помяли раздающего автографы писателя. Кастанеда, конечно же, не Коэльо. Мексиканский визионер-беллетрист, наследник древней (по другим сведениям, им самим изобретенной) мудрости мексиканских индейцев, сильно повлиял на культуру всего XX века, с помощью своих сказаний об эзотерическом доне Хуане-шамане став основателем движения New Age. Между Кастанедой и Коэльо есть и другое, более важное отличие. Дело в том, что Кастанеда, собственно, умер. Шесть лет назад, в весьма преклонном возрасте, от рака печени.

Нынешний Кастанеда, магическим образом восставший из небытия, появился на свет Божий с помощью бывшего собкора "Литературной газеты" в Мексике Владимира Весенского, причем буквально только что - и сразу с готовой книгой. История эта чрезвычайно смутная - вроде как Весенский с ним познакомился через деловых партнеров, а Кастанеда то ли вовсе не умирал, то ли специально вернулся в мир живых для напечатания новой книжки. Имеются будто бы даже справки от министерства культуры Мексики, удостоверяющие аутентичность писателя (интересно представить себе чиновника, выдающего такие бумажки). Сам новоявленный Кастанеда заявляет, что его личность удостоверит талант, сквозящий в каждой строчке. Надо сказать, что "Отшельник" - чрезвычайно странная книга, куда страннее предыдущего, прижизненного кастанедовского творчества. Здесь с автором общается не только дон Хуан, но и еще более эзотерические (с учетом обстоятельств) фигуры: Жан-Поль Сартр, Айзек Азимов и Октавио Пас. Все они - личности уважаемые, но давно уже, к сожалению, не очень живые. Есть ли у них соответствующие справки из минкульта, неизвестно, понятно лишь, что оживление писателей приобрело в Мексике массовый характер.

Вся эта трагикомическая история сильно напоминала бы пародию на Стивена Кинга с его любовью к ожившим мертвецам-писателям, если бы не ее доведенное до абсурда соответствие нынешним общекультурным тенденциям. Писатель как таковой все более теряет личные, человеческие качества, превращаясь в бренд, в чистую эманацию литературной популярности. Не имеющий плоти бренд вполне можно оживить, отряхнуть от многолетней пыли, почистить ему перышки и вновь выпустить в свет. Индивидуальность автора стирается, неважно даже, жив он или мертв. Интересно, что как раз к полному расчленению и уничтожению собственного "я" и призывал нью-эйджевский гуру Карлос Кастанеда, пострадавший теперь за гробовой чертой от собственных идейных наследников.

У партнеров

    «Эксперт»
    №6 (453) 14 февраля 2005
    Украина
    Содержание:
    А теперь - как в Европе

    России не стоит обращать внимания на евроатлантическую риторику нового украинского руководства. Это блеф. Сейчас самое время занять максимально жесткую позицию отстаивания своих национальных интересов в отношениях с Украиной

    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Реклама